В Иреване в очередной раз обозначают свои притязания на Нахчыван. Пока, правда, на неофициальном уровне — устами близких к команде Пашиняна изданий, тех, которые явно претендуют на ту роль, которую играла газета «Правда» в СССР. Сначала, комментируя отказ Эстонии от ратификации пограничного договора с Россией (о чем уже рассказывал Minval.az) и упомянув, что российские чиновники уверены, что Тартусский договор, заключенный между Россией и Эстонией в 1920 году, уже утерял силу, изрекают: «В соответствии с той же логикой утеряли правовую силу и Московский и Карсский русско-турецкие договоры. Но тогда почему Карс, Ардаган, Нахиджеван и священная гора Арарат все еще под российско-турецкой оккупацией?» Почему контроль законных властей над своей исторической территорией именуется «оккупацией», непонятно. При чем здесь Россия, непонятно тоже. Тем более что в Азербайджане российских войск нет, а Турция входит в НАТО. Тем более неясно, почему бы тем же изданиям не заинтересоваться российской базой в Мегри, российским контролем над границами Армении и даже КПП в аэропорту Иревана и тотальной зависимостью Армении от России во всем. Но все эти щекотливые темы эксперты оставляют без внимания. Затем, комментируя уже запуск газопровода «Турецкий поток» с участием Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана и рассуждая о том, как развиваются отношения между Москвой и Анкарой, высказывают новое предположение: дескать, «Турция может потребовать стратегических уступок, скажем, в виде Нахиджевана, заставив Москву признать право Турции в этом регионе. А Иран в новой ситуации непременно направит свои взгляды на Нахиджеван».

Можно, конечно, просто отмахнуться. Но претензии на Нахчыван, причем в явной «увязке» с Ираном, упоминают в Армении со все возрастающей частотой. Причем внутриполитические «перетряски» на это особо не влияют.

Одним из первых еще в феврале 2016 года тему обозначил руководитель центра «Модус вивенди» Ара Папян. Он взялся рассуждать о проекте строительства железной дороги между Арменией и Ираном через Мегри, который сам же признал «нереальным», напомнив, сколько мостов и тоннелей придется возвести и во сколько все это обойдется, напомнил, что строительство железной дороги Иран-Азербайджан «практически завершено», и предупредил, что Армения очень скоро «будет изолирована». После чего изрек:«Остается, чтобы Армения выступила с предложением задействовать совместно с тем же Ираном существующую железную дорогу Иран – Нахчыван – Армения ради регионального развития, стабильности и мира. Если нет, то Азербайджан предстанет в негативном свете. А Армения заявит, что это единственный ее выход для того, чтобы выйти из блокады и взять под контроль железную дорогу с согласия мирового сообщества». Теперь же эти планы обсуждаются в Армении куда более активно, с открытыми призывами к пересмотру границ и притязаниями на Нахчыван, Карс и т.д.

Здесь, конечно, уместно поинтересоваться, зачем Армении так срочно понадобилась железная дорога в Иран и что по ней собираются возить, если между двумя странами нет ощутимого экономического сотрудничества и по-настоящему масштабных совместных проектов. Тем более небезынтересно узнать, какова реальная степень близости между армянской агрессивной верхушкой и иранской муллократией, особенно в политике. Во всяком случае, иреванские эксперты с удовлетворением отмечают, что «практически ни в одном заявлении представителей власти Ирана не говорилось о территориальной целостности Азербайджана». Сотрудничество спецслужб Ирана и Армении, в том числе, по версии Тегерана, за американской агентурой, совместное производство оружия, планы строительства в Армении крупного НПЗ для того, чтобы помочь иранской «нефтянке» обойти санкции, соучастие Армении в снабжении оружием проиранских вооруженных группировок в том же Ираке — все это далеко не полный список.

Но куда важнее другое. И столь тесная кооперация Армении с иранской «муллократией» и патронируемыми ею террористическими группировками, причем именно в самых деликатных, точнее, противозаконных сферах, и тем более ее территориальные притязания к соседям показывают: Армения остается серьезной угрозой для всех. Причем политическая атмосфера в этой стране отравлена настолько, что на степень этой угрозы внутренние перетряски кардинального влияния не оказывают. Наконец, увещевания и призывы на армянские власти действуют не особенно. А это значит, что на нынешнем фоне  и нейтрализация исходящих из Армении угроз, и ее физическое «разобщение» с иранской «муллократией» становится насущным вопросом, причем не только и не столько для Азербайджана, сколько для тех самых «третьих стран», включая и США, и Турцию, и Израиль. И одним из самых логичных способов решения этой проблемы становится восстановление в регионе исторических границ. То есть возвращение суверенитета Азербайджана не только над Карабахом, но и над Зангезуром, а возможно, и над Иреваном. Просто потому, что армянская верхушка явно не справилась с такой задачей, как построение собственного цивилизованного государства.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az