Первый заместитель начальника Службы спасения особого риска Министерства по чрезвычайным ситуациям, генерал-майор Магеррам Гасанов раскрыл подробности операции по поиску МиГ-29 ВВС Азербайджана, который потерпел крушение в июле текущего года.

По его словам, «результат поиска является настоящей самоотверженностью».

«Да. Это было очень тяжелое событие. Крушение военного самолета государства, находящегося в состоянии войны, судьба пилота – обоим факторам государство уделяло особое внимание.

Мы собрались на предполагаемой территории, как только получили информацию о происшествии. Поисковые работы на море имеют свои особенности. Мы привлекли к этому важному государственному заданию самых умелых, подготовленных дайверов. Все шесть дайверов являются профессионалами. Каждый имеет сертификат международного класса и прошел международный курс дайвинга в центре подводной подготовки в Турции.

Сложность операции была связана с двумя факторами. Точно неизвестно, где самолет потерпел крушение. В определении его места должна быть отмечена большая заслуга ВВС. В момент, когда самолет исчез с радаров, его направление, скорость и высота полета были важны для прогнозирования местности, где самолет рухнул в море», – цитирует его АПА.

По его словам, поиски проводились на большой территории. К этой работе были привлечены и корабли ВМС и ГНКАР.

«Несмотря на это, было решено обратиться за помощью к братской Турции. Погодные условия не позволяли нормально проводить поиски. Иногда высота волны доходила до двух метров, что в буквальном смысле означало довольно серьезный риск для дайвера, работающего на глубине 20-23 метров. Водолазную группу возглавил лейтенант Эльмар Агасиев. Были также использованы технические средства турецкой поисковой группы, и я бы отметил, что это сыграло большую роль в успешном завершении операции.

Первые признаки на ориентировочной территории обнаружил состав судна. После этого водолазы были сведены к этой координате. Первые найденные части подтвердили, что территория для поиска была определена правильно. Дайверы также проверяли мелкие предметы, которые кажутся подозрительными, на первый взгляд незначительными. Знали, что в таких поисках ничего случайного не бывает. Сначала дайверы подняли небольшую часть самолета из воды. Это было частью крыла и стало стимулом для успешного продолжения поиска.

Отмечу, что в таких поисках водолаз может задержаться в среднем 20-25 минут под водой. А это создает трудности с точностью поиска на глубине около 25 метров, тщательным наблюдением за территорией. Наши дайверы-старший лейтенант Джаваншир Насруллаев, лейтенант Эльмар Агасиев, прапорщик Саид Ширалиев, прапорщик Эльхан Искендеров, прапорщик Джафар Джафаров и прапорщик Орхан Аллахвердиев продемонстрировали настоящую самоотверженность», – заявил он.

«В таких погодных условиях была вероятность, что водолазы могут пострадать. Высокий профессионализм, исключительные качества, преданность государству и государственности превзошли эти вероятности…

Погруженные в воду роботы, управляясь, могут работать под водой более 2-х часов.

Мы получили информацию об идентифицированном роботом объекте. Эксперты пришли к выводу, что этот объект является именно «черным ящиком».

В это время на море были большие волны. Нельзя было ждать, пока море успокоится. Подводное течение могло отдалить «черный ящик» от того места, где он был обнаружен.

Руководитель группы водолазов лейтенант Эльмар Агасиев поручил это важное задание прапорщику Эльхану Искандерову. В такие моменты недостаточно одного профессионализма. Требуется также стойкость, патриотизм.

Выбор лейтенанта меня тоже устраивал. В крайне опасных условиях прапорщик Эльхан Искандеров был погружен в воду. Время как будто остановилось, нам так казалось, что оно медленно идет.

Мы не нашли возможность осознать, сколько прошло времени, как получили информацию, что Эльхан нашел «черный ящик». Это был большой успех. На территории, место, которого точно не было неизвестно, на таком уровне поиски и такая ценная находка – конечно, это был большой результат.

Кстати, потом у Эльхана спросили, какие чувства он испытал, когда увидел, что предмет, к   координату которого он плыл, был «черным ящиком». «Я испытал те же чувства, какие испытывает солдат, который с точностью  исполняет приказ. Я бы вытащил «черный ящик» оттуда любой ценой», — ответил он.

Поиски продолжились в направлении обнаружения пилота. На самом деле, в таких поисках последовательность не определяется, находка принимается как ориентир и поиски продолжаются…

Я знал, что полковник-лейтенант Рашад Атакишиев был профессиональным, примерным, офицером-патриотом. Я с большой гордостью наблюдал полеты Рашада как в тактико-летных учениях ВВС Азербайджана и Турции под девизом «TurAz Qartalı», так и в парадах по случаям Образования Азербайджанской армии и 100-летия освобождению Баку от оккупации.

Его гибель сильно потрясла меня, как и всех. Это была ужасная трагедия, но мы должны были найти тело нашего пилота, как небольшое утешение в обмен на его службу во имя Родины…», – рассказал Гасанов.

Minval.az