Военное руководство России принимает соболезнования — на Северном флоте в результате аварии глубоководного аппарата с легкомысленным неофициальным названием «Лошарик» погибли 14 российских моряков. Траур, правда, решили не объявлять, но президент уже изменил свой график. Министр обороны Сергей Шойгу уже отправился в Североморск, где провел заседание комиссии по расследованию причин катастрофы. Но в Москве уже официально дали понять: большая часть информации относительно пожара на глубоководном аппарате Минобороны является гостайной. Об этом официально заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. По его словам, «не должно быть никаких сомнений, что Путин как главнокомандующий обладает всей полнотой информации о ЧП с военными подводниками». Но вот широкой публике знать подробности, уверены в Кремле, незачем.

Конечно, подводный флот — тема, скажем так, специфичная и деликатная. Но…уже по горячим следам новой трагедии на Северном флоте многие эксперты вспомнили гибель подводной лодки «Курск» — там же, на Северном флоте, в самом начале президентства Путина. Тогда власти непозволительно долго скрывали сам факт аварии, и есть как минимум серьезные сомнения, что были приняты все меры для спасения моряков. Именно о той катастрофе Юрий Шевчук и написал свою знаменитую песню «Письмо капитана Колесникова», про то, что «позже о случившемся долго будут врать. Расскажет ли комиссия, как страшно умирать?»

По жестокой иронии судьбы, как раз накануне гибели моряков на «Лошарике» ушел из жизни Сергей Доренко, автор блестящего — иначе не скажешь — репортажа о моряках погибшей лодки и членах их семей…И уже не получится гордо игнорировать вопросы, которые озвучивают в российских либерально-оппозиционных кругах: а позволяет ли, пардон, «матчасть» российских вооруженных сил ввязываться в противостояние с НАТО? Тем более что раскручивается это противостояние с российской стороны? Не слишком ли дорогую цену приходится платить за «вставание с колен», «войну нервов в воздухе», то есть возобновление полетов стратегических бомбардировщиков у натовских границ? Тем более что на фоне соотношения ресурсов, уровня развития технологий, наконец, финансов шансов выиграть не просматривается?

«Курск» и «Лошарик», с большим количеством жертв, вызвали понятный резонанс, но речь не только о них. В том же Мурманске в октябре прошлого года затонул плавучий док, в котором ремонтировали многострадальный российский авианесущий крейсер «Адмирал Кузнецов» — по счастью, тогда все обошлось без жертв. В январе 2019 в Оленегорске, где расположена база стратегической авиации, разбивается дальний бомбардировщик Ту-22. И вот теперь — «Лошарик». И новые вопросы, от которых уже не получится отмахнуться и которые, быть может, на фоне общей трагедии звучат неуместно: следует ли этой самой широкой публике, которой, по мнению Пескова, незачем знать, что произошло на «Лошарике», подождать, пока в США снимут об этом сериал — так же, как об аварии на Чернобыльской АЭС? Тогда, напомним, советское партийное руководство до последнего скрывало и сам факт аварии, и степень радиационного заражения, и то, как преступно долго власти медлили с эвакуацией граждан, а уж технические подробности аварии, ставшие результатом, пардон, советского образа мышления, если уж кому-то режет слух термин «совковый менталитет», не торопились раскрывать тем более. Тогда «Комсомольская правда», еще не таблоид, а популярная и смелая газета, в одном из своих репортажей рассказала: жили ее корреспонденты в сельской гостинице с «удобствами» во дворе. И теперь газета едко интересовалась: может, пока у нас удобства во дворе, со строительством АЭС повременить? Словно в насмешку, как раз накануне катастрофы «Лошарика» экс-мэр Лондона Борис Джонсон, комментируя фразу Путина о «конце либеральной идеи», напомнил, что в России у 12% населения туалет во дворе…

Только вот Кремлю, по всей видимости, есть что скрывать и не только в области реального  состояния «матчасти» своих вооруженных сил. Вспомним: первоначально утверждалось, что глубоководный аппарат вел исследования морского дна в российских территориальных водах. Вроде бы невинное и вполне законное дело, но Арктика перенасыщена территориальными спорами. То же Баренцево море долгое время было зоной пусть мирного и вялого, но все же территориального спора между СССР, позже Россией, и Норвегией. В 2010 году, когда пост президента России занимал Дмитрий Медведев, а премьер-министра Норвегии — нынешний генсек НАТО Йенс Столтенберг, стороны договорились, но вот насколько скрупулезно РФ этот раздел соблюдает? Особенно если речь идет о небольших диверсионных подлодках?

Теперь же выясняется, что среди погибших — семь капитанов первого ранга и два Героя России. Трудно представить себе, что эти люди занимались подводной картографией. Затем — новая подробность: «Лошарик» был приписан к секретной военной части в Петергофе, которая занималась испытаниями секретной подводной техники. «Просочилась» и совсем уж неудобная информация: «Лошарик» был не исследовательским, а диверсионным аппаратом. В его задачи входило, кроме всего прочего, «в день М» перерезать в Атлантике подводные кабели связи между США и их союзниками в Европе, лишить «Старый Свет» Интернета, «обнулить» коммуникационные возможности НАТО. Чем «Лошарик» занимался в ночь своей гибели в Баренцевом море, по понятным причинам можно только гадать.

Только вот известно, что вблизи северного побережья Норвегии начинаются ежегодные военно-морские учения кораблей стран-членов НАТО Dynamic Mangoose («Стремительный мангуст») по борьбе с подводными лодками, о чем официально уведомил  Североатлантический альянс. По имеющимся данным, в учениях, которые продлятся до 14 июля, будет задействовано девять боевых кораблей, четыре подводные лодки и пять патрульных противолодочных самолетов из Великобритании, Германии, Испании, Канады, Норвегии Польши, США, Турции и Франции. По традиции, РФ направляет к месту проведения таких учений своих разведчиков и наблюдателей. Но не только. Есть множество вполне достоверных свидетельств, что «электронная война» в кремлевском «прочтении» — это не только планы на будущее. О сбоях в этой системе заговорили в главном международном аэропорту Израиля — «Бен-Гурион», и вновь прямо увязали происходящее с деятельностью российских средств радиоэлектронной борьбы в Сирии. А еще раньше,  осенью 2018 года власти Норвегии заявили, что Россия во время учений НАТО «Единый трезубец» целенаправленно глушила сигнал GPS по крайней мере на севере королевства. Именно в результате этих сбоев норвежский фрегат Helge Ingstad столкнулся с танкером Sola TS и затонул. РосСМИ по поводу этой аварии на море отпускали едкие комментарии, только вот Норвегия — не та страна, которая молча «проглотит» реальную угрозу своим кораблям и самолетам, причем и военным, и гражданским — сигналом GPS пользуются все. И не только Норвегия, кстати говоря. Так что настоящую цену за свое понимание «электронной войны» в незабвенном стиле «отключим газ и GPS» Кремлю, по всей видимости, еще предстоит заплатить.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az