Кто в реальности несет ответственность за продолжение оккупации азербайджанских земель?

Слово «приватизация» вошло в наш лексикон в «лихие девяностые». В частные руки уходили не только ларьки и палатки, но и заводы. В России можно было приватизировать, или, как тут же уточнили термин острословы, «прихватизировать» нефтяные месторождения или угольные разрезы.

А теперь выясняется, что «прихватизировать» можно целую страну. Что недавно и обозначил глава МИД РФ Сергей Викторович Лавров. Отвечая на вопросы журналистов и читателей «Комсомольской правды», он, в числе прочего, анонсировал новое соглашение о сотрудничестве, которое готовят Армения и Россия. Говорил Сергей Викторович о деятельности биолабораторий в странах постсоветского пространства, и журналистка Дарья Асламова спросила у министра иностранных дел, как Россия собирается решать проблему существования и активной деятельности иностранных лабораторий в Армении и Грузии. На что Сергей Лавров и заявил: «Москва и Ереван скоро подпишут документ, гарантирующий отсутствие в Армении иностранных военных». После чего выразил уверенность, что это поможет сделать работу подобных биолабораторий транспарентной.

Намеренно не будем вдаваться в подробности деятельности этих самых биолабораторий и напоминать, что они — объект сугубо гражданский и появились в рамках американской помощи в то время, когда существовавшая в СССР система санитарно-эпидемиологических и «противочумных» станций с его распадом рухнула, на их деятельность у новых независимых государств банально не было денег, а природные очаги чумы, туляремии и других особо опасных болезней жили своей жизнью и в любой момент могли «сработать», как мина замедленного действия (кстати, недавно в Армении были зарегистрированы случаи туляремии). Важно другое.

Прежде всего, вопрос, вопрос, размещать или нет на своей территории иностранные военные базы, и если да, то кого именно, любая страна решает вообще-то сама. Вариантов (и прецедентов) здесь множество. Есть страны, на территории которых иностранных военных баз нет — к их числу относится Азербайджан. Есть государства, где такие базы есть. Причем это не только страны «третьего мира», но и, к примеру, бесспорный экономический и политический лидер Европы — ФРГ, Италия, Турция…А вот Норвегия и Дания, к примеру, входят в НАТО, но даже в худшие времена первой «холодной войны» на их территории не было постоянных американских военных баз. Сегодня есть даже такой пример, как Киргизия, где уже была американская база «Манас», потом ее преобразовали в логистический центр, а затем открыли российскую базу — «Кант». Но в любом случае окончательное решение остается за самим государством.

Но вот соглашение, которое анонсирует Лавров — это уже новое слово в мировой дипломатии. Потому как заключают его Армения и Россия, в ситуации, когда российская база на территории Армении уже есть. Но при этом Ереван берет на себя обязательства перед Москвой (!!!), что военных других государств, кроме России, на территории Армении не появится. В переводе это означает, что даже если завтра в Армении всерьез вознамерятся «вернуть себе правосубъектность» и разместить на своей территории еще чью-нибудь военную базу, например, французскую или британскую, то решения властей Армении на этот счет уже недостаточно — надо еще покорно испросить дозволения у Кремля.

Более того, если Лавров упомянул об этом готовящемся соглашении в связи с биолабораториями, которые, напомним еще раз, объект сугубо гражданский, то уже понятно, что Москва это самое соглашение намерена толковать весьма и весьма «расширенно». Одного только отсутствия баз и, скажем, радарных станций ей уже недостаточно. Кремль в Армении намерен контролировать и американские гражданские объекты по принципу «а вдруг?» Можно ли в этом случае говорить о суверенной внешней политике в Армении — вопрос из разряда «не сыпьте соль на раны».

А если уже взглянуть на «общий план», то уже нетрудно заметить: Россия в Армении сегодня контролирует железные дороги, газораспределительные сети, сотовую связь…РАО ЕЭС России уже успело «сбросить» такой актив, как армянские электросети, но принадлежат они сегодня российскому же олигарху армянского происхождения. Так что и здесь «рубильник» — в руках у Москвы. Более того, после создания совместных группировок сил ПВО и сухопутных сил Ереван весьма условно контролирует даже собственную армию. И вот теперь настал черед внешней политики, которую вполне официально отдают в концессионное управление МИД РФ. Можно, правда, отмахнуться, что соглашение это еще не подписано, а только готовится, но будем реалистами — если соглашение готовится, значит, политические решения уже приняты. И это не тот случай, когда Ереван может в последнюю секунду передумать — такой «финт ушами» мог изобразить Серж Саргсян перед Евросоюзом, но не Никол Пашинян — перед Москвой.

А тогда уже дело не в том, куда девать многочисленные прогнозы и выкладки, что Пашинян — это «прозападный политик», и с его приходом к власти Армения начнет потихоньку выходить из-под влияния Москвы. Важно другое: как после подобной передачи внешней политики Армении в российское концессионное управление Москва будет доказывать, что она всей душой за урегулирование конфликта в Карабахе, но вот Армения ну никак не соглашается сделать здесь решающие шаги? И сама Россия, которая управляет в Армении всем по прямому проводу, не несет за это ну никакой ответственности?

Нурани, политический обозреватель

Minval.az