Власти РФ могут обвинить в теракте активистов «поморского движения»

Как бы ни сопротивлялось сознание попыткам соединить бесстрастную арифметику и человеческие трагедии, «цифровое измерение» у смерти все же есть. И взрыв в здании ФСБ в Архангельске по совершенно понятным причинам не вызвал такого же острого общественного внимания, как расстрел студентов в Керчи. В самом деле, в отличие от керченской трагедии, погибший в Архангельске всего один — сам «взрывник». Судя по просочившимся в прессу сведениям, 17-летний местный юноша 31 октября вошел в здание ФСБ в Архангельске и уже на входе, в рамке металлодетектора, привел в действие взрывное устройство. В результате погиб сам Панов, еще три человека получили ранения. Следственный комитет России возбудил уголовное дело по статьям о теракте (ст. 205 УК) и незаконном ношении боеприпасов (ст. 222 УК). Уже после инцидента выяснилось, что человек под ником «Валерьян Панов» написал в одном из анархистских чатов, что собирается устроить теракт и берет за него ответственность на себя. «ФСБ фабрикует дела и пытает людей, я решился пойти на это. Скорее всего я подохну из-за взрыва, ведь ВУ инициируется непосредственно мною через нажатие кнопки, закрепленной на крышке бомбы», — цитировали его запись информагентства.

Сказать, что события в Архангельске внушают серьезную тревогу — ничего не сказать. И не толко в традиционном стиле «раз «рвануло», значит, недоглядели». Специалисты в области антитеррора знают: выявить и установить «одиночку», который что-то такое замыслил и мастерит «адскую машину» на тетином чердаке, всегда труднее, чем организацию или ячейку разветвленной сети. Важно другое: российские оппозиционные эксперты видят в архангельском взрыве опасность возвращения в России к тем методам, которые практиковала «Народная воля» и подобные ей организации — то есть к политическому террору, который в условиях самодержавия те же «народовольцы» считали единственным доступным методом борьбы. Здесь уже мало одних усилий спецслужб и арестов — нужны политические меры, и прежде всего коренные политические реформы. Но к ним российская власть, похоже, не готова. И на взрыв в ФСБ, скорее всего, ответят не реформами, а арестами. Как передает «Новая газета», губернатор Архангельской области Игорь Орлов уже связал взрыв в здании ФСБ  с вовлечением молодых людей в протестные акции, которые, по его словам, «деформируют сознание и наносят удар по неокрепшему разуму». Словом, назначает «удобных подозреваемых», пусть даже российская либеральная оппозиция здесь ни при чем.

Однако в Архангельской области есть своя специфика.

Казалось бы, «Русский Север» — это явно не Северный Кавказ. Это «Русь изначальная», заповедники деревянного зодчества, такие, как Малые Корелы, патриархальная провинция, где нет и не может быть масштабных политических рисков. Только вот тот же Север — это еще и известный российский «заповедник вольнодумства». На что непосредственным образом указывают даже «географические корни» фамилий героев классических произведений русской литературы — тех самых «лишних людей»: Онегин, Печорин и т.д. И самое главное, здесь, на «Русском Севере», есть и такой фактор, как «европейское», а вернее сказать, скандинавское влияние. Торговые, а значит, и культурные связи между местными поморами и викингами развивались и «сплетались» не одну сотню лет. Российская официальная история этого вроде бы и не отрицала, но старательно задвигала на второй план. А то пришлось бы признать, что название крупнейшего российского арктического незамерзающего порта — Мурманск — происходит от названия «Мурманский край», а «мурманами» именовали как раз викингов.

Но в начале девяностых, после распада СССР и падения «железного занавеса», многое изменилось. Прежние цензурные «рогатки» уже не действовали. И самое главное, был дан старт проекту сотрудничества в рамках Баренц-региона. Первым этот термин ввел в политический лексикон 24 апреля 1992 года в Тромсе министр иностранных дел Норвегии Торвальд Столтенберг. 11 января 1993 года в норвежском Киркенесе уже была подписана Киркенесская декларация, положившая начало проекту регионального сотрудничества с участием России, Норвегии, Дании, Исландии, Швеции и Финляндии.

Проект этот был и остается абсолютно мирным и гуманитарным. Он предусматривает культурные фестивали, программы сотрудничества вузов и т.д. В России участниками Баренц-проекта оказались Мурманская и Архангельская области, Карелия, Республика Коми и Ненецкий автономный округ. И, по совершенно понятным причинам, в его рамках большое внимание уделялось изучению тех самых многовековых связей русских поморов и Скандинавии. Торвальд Столтенберг неоднократно бывал в Архангельске, ему был вручен диплом почетного профессора Северо-Арктического федерального университета (САФУ).

Но в десятые годы XXI века отношение к Баренц-проекту стало меняться. Эта программа регионального сотрудничества не несет в себе никакой угрозы, но в Москве думали иначе. После мюнхенской речи Путина, «вставания с колен» и агрессии против Грузии сама по себе дружба с входящими в НАТО странами уже была чем-то крамольным. Да еще к тому же если Исландия и Дания были где-то за горизонтом, то Норвегия начиналась прямо за полуостровом Рыбачий в окрестностях Мурманска. До гонений на «иностранных агентов» было еще далеко, но тренды уже вырисовывались. Но самое главное, Москва весьма бойко использовала культурную составляющую концепции «Русского мира» в качестве подготовки почвы для сепаратистских мятежей. И о Баренц-проекте тоже судила, пардон, «в меру своей испорченности».

Журналисты НТВ и агентства «Регнум» старательно стращали слабонервных: зловредные эмиссары из Осло убеждают архангельских поморов, что они не русские, а норвежцы! Поморские активисты вообще поднимают вопрос о том, чтобы признать поморов самостоятельным народом, и чем это все закончится? Норвежцы наверняка готовятся отобрать у России Мурманск и Архангельск! «Поморское движение» — угроза целостности России! И вообще граждане Норвегии, входящей в НАТО, слишком уж уверенно чувствуют себя на российском Севере! Не сегодня, так завтра здесь устроят «майдан»! Все эти страшилки не имели под собой реальных оснований, но тиражировали их всерьез. И не только тиражировали. Вскоре после и многих чиновников в регионах, участвовавших в Баренц-проекте, и руководства САФУ начали расследования по обвинению в коррупции. Ректору САФУ Елене Кудряшовой удалось «выпутаться», но какой ценой — можно догадаться.

Особый акцент происходящему добавляет еще и развернувшаяся в РФ «борьба за Арктику». Российским интересам в Арктике, по совести говоря, никто не угрожал, но Кремль открыто накачивал в высоких широтах «военные мускулы», строил военные базы и проводил учения. На традиционных парадах 9 мая на Красной площади демонстрировали «арктическую» бронетехнику. И впервые в торжественном марше принимала участие Киркенесская бригада морской пехоты, получившая свое название после участия в освобождении севера Норвегии от гитлеровцев в 1944 году. И все это — на фоне популярного в РФ лозунга «Можем повторить».

Но теперь взрыв в здании ФСБ в Архангельске прогремел как раз в то время, когда на севере Норвегии в непосредственной близости от российских границ проходят самые масштабные с 1991 года учения НАТО «Единый трезубец», где отрабатывают как раз отражение агрессии против Норвегии, причем захватчики, согласно плану учений, наступают именно с севера. Вместо того, чтобы испугаться российской демонстрации силы в высоких широтах, НАТО делает свои выводы из российских милитари-шоу под лозунгом «можем повторить» и готовится к военному ответу. И да, еще один штрих — пост генсека НАТО занимает сегодня Йенс Столтенберг, сын Торвальда Столтенберга, основателя Баренц-проекта.

И как теперь вести себя России? Принимать вызов и втягиваться в «милитаристскую гонку» в Арктике? На полноценное «соревнование» с НАТО у нее нет ни сил, ни ресурсов. Сделать вид, что ничего не произошло? Шанс упущен. У России уже была возможность просто не раскручивать противостояние и ничего не менять в Арктике, но ввязавшись в «холодное противостояние», выйти из него и вернуться к «нулевому километру» без политических потерь будет уже ой как непросто.

И вот на этом фоне взрыв в офисе ФСБ в Архангельске дает российским властям желанный повод устраивать новые аресты, в том числе среди активистов все того же «поморского движения» (пусть даже в реале они занимались изучением истории и фольклора, а не подготовкой «майдана»), раскрывать «заговоры», стращать публику новыми «происками из-за рубежа» и, самое главное, старательно отвлекать внимание от своего оглушительного провала в арктическом противостоянии. Только вот при этом настоящие, а не придуманные, причины взрыва в Архангельске никуда не исчезнут. И, к сожалению, могут «сработать» еще раз. В том числе с куда более страшной «арифметикой смерти».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az