В чем корни особого интереса Армении к африканским участникам саммита Франкофонии?

Как то или иное государство выбирает, с какими международными организациями или форматами ему сотрудничать? Интерес Армении к Международной организации франкофонии, саммит которой в порядке ротации в этом году принимает Ереван, вроде бы тоже понятен. Во главе ее стоит Франция, с ее многочисленной и организованной армянской общиной и, как следствие, некими особыми отношениями с Арменией. В состав этой организации входит еще и Ливан, где тоже наличествует многочисленная и влиятельная армянская община. Армении, которую открыто называют «форпостом России», остро необходима такая «калитка на Запад», использование которой не будет приводить к слишком уж большому раздражению Кремля. Ну и еще множество аргументов.

Только вот в состав Международной организации Франкофонии входят не только Франция и Ливан с многочисленными армянскими общинами, не только Канада, Бельгия или Монако, при помощи которых Армения может надеяться навести мосты с Западом и не привлекать к этому слишком пристальное внимание России, а еще и множество бывших колоний Франции, в том числе африканских. А Черный континент — это не только бедность и региональные конфликты. Это еще и огромные природные богатства. В том числе и алмазы. И не только легальные, но и так называемые «черные», или, чаще, «кровавые», которые добываются в зонах многочисленных африканских локальных конфликтов и поставляются на рынок участвующими в этих конфликтах вооруженными группировками — для финансирования своих военных расходов. Крупнейшими поставщиками «кровавых алмазов» считаются семь стран. Три из них — Демократическая Республика Конго, или Конго-Заир, Республика Конго, или Конго-Браззавиль, и Кот-д’Ивуар — входят в Международную организацию франкофонии. А в «отмывании» алмазов сомнительного происхождения, поставляемых на рынок из охваченных локальными конфликтами стран Африки, далеко не последнюю роль играла и играет Армения. И вот эта «алмазная грань» армянского интереса к Африке заслуживает внимания.

Еще недавно в Армении с гордостью и оптимизмом рассуждали о том, что в алмазном бизнесе немало представителей зарубежной армянской диаспоры, и они очень скоро превратят Армению во «второй Амстердам». В девяностые годы в швейцарском Базеле даже прошел учредительный съезд «Союза армянских ювелиров». В Армении приняли концепцию развития ювелирной отрасли. И вроде бы даже чего-то добились. В 2004 году, согласно данным Национальной стратегической службой Республики Армения, алмазы оказались на первом месте в раскладе по товарным группам и в экспорте, и в импорте Армении. А начальник отдела драгоценных камней и ювелирного дела Министерства торговли и экономического развития Армении Гагик Мкртчян не без самолюбования заявлял журналистам: «Наиболее бурно развивается отрасль обработки ювелирных камней, в основном алмазов. Факт этот обусловлен принятием в 1998 году соответствующей концепции, в которой, если говорить просто, отмечается, что не использовать бриллиантовую и ювелирную отрасль в условиях фактической блокады — просто глупо, по той простой причине, что эти направления не требуют больших затрат на энергоносители и транспорт». В Ереване кое-кто даже отводил местной «ювелирке» роль «локомотива», который должен был вытащить всю экономику Армении.

Но внезапно все рухнуло. Инвесторы, в том числе такие крупные, как Лев Леваев, начали покидать Армению — вместе с деньгами. Армянские гранильные предприятия стали стремительно закрываться.

Ларчик открывался просто. Ювелирные изделия с бриллиантами — товар особый, здесь в почете устоявшиеся бренды, а не продукция фирм-однодневок, и в результате приоритет отдается проверенным производителям. В переводе, никто не ждал армянских гранильщиков и их продукцию с распростертыми объятиями. Занять серьезные позиции на мировом алмазном рынке не удалось. Зато сработало другое. В армянском сегменте мирового алмазного бизнеса, кроме легальной, есть еще и нелегальная составляющая. И до того впечатляющая, что даже в вышедшей на экраны в 1965 году искрометной комедии «Разиня» шайку контрабандистов, пытающихся похитить и переправить за границу один из крупнейших в мире алмазов, возглавляет мсье Сароян, а «армяшка Стан» руководит бандой уголовников в Париже даже в одном из рассказов современных писателей Мадагаскара. И в результате армянская «ювелирка» предсказуемо подпала под контроль «алмазного криминала». И переключилась на операции с так называемыми «черными», или «кровавыми» алмазами. Даже «Голос Армении» и тот вынужден был признать: большинство армянских гранильных предприятий существовали только  на бумаге и занимались не огранкой, а «отмыванием» камней сомнительного происхождения.

Более того, судя по многим косвенным данным, Армения со своими обширными связями и в подпольном алмазном бизнесе, и в мире международного терроризма сыграла не последнюю роль в нашумевшей операции по переводу в бриллианты активов международных террористических группировок после терактов в США 11 сентября 2001 года: спецслужбы отслеживали финансовые операции террористов с утроенным вниманием, а бриллианты занимают мало места, не «звенят» на металлодетекторах и не оставляют цифровых следов в банковских архивах…Как уверены многие, именно из-за этих «национальных особенностей оборота алмазов» Армению покинул Лев Леваев. Наконец, набирал обороны Кимберлийский процесс, призванный перекрыть доступ на рынок «кровавым алмазам» и усилить контроль за их оборотом. Подписать соответствующие обязательства пришлось и Армении. В результате местная «ювелирка» просто и банально «схлопнулась».

Но вот интерес армянских воротил к «черному сектору» мирового бриллиантового бизнеса никуда не исчез. Красноречивым доказательством здесь служит один из самых громких коррупционных скандалов в Армении, получивший название «офшорного». «Запалил» его армянский предприниматель Пайлак Арутюнян. В 2009 году, когда армянская «ювелирка» уже находилась в глубочайшем кризисе, тогдашний премьер-министр Армении Тигран Саркисян созвал у себя совещание, куда пригласили и Арутюняна — как участника развития в Армении алмазного и ювелирного дела. Присутствовали здесь еще один крупный предприниматель Ашот Сукиасян, архиепископ Навасард Кчоян и еще пара десятков предпринимателей, тоже занимающихся алмазной коммерцией. Тигран Саркисян обрисовывал радужные надежды на возрождение армянской «ювелирки» за счет поставок из России алмазного сырья «в счет кредита», а затем передал слово Ашоту Сукиасяну. Который профессионально заинтриговал аудиторию: дескать, «в африканском государстве Сьерра-Леоне у него есть золотые и алмазные прииски и что он готов поставлять высококачественное сырье, стоимость которого будет на 15% ниже предлагаемой Россией цены».

В бизнесе есть такое неафишируемое правило: остерегайся слишком выгодных предложений — скорее всего, за ними кроется ловушка. Но чтобы столь откровенную «разводку» предлагали прямо в кабинете главы правительства — это было слишком даже по армянским меркам. А Сукиасян тем временем развивал мысль: для старта проекта  нужны всего 12 миллионов долларов инвестиций — на приобретение необходимой техники. Пайлак Арутюнян предсказуемо «заглотил наживку», заложил в банк имущество, получил под него кредит, передал деньги Сукиасяну, тот зарегистрировал офшорную кампанию с VIP-персонами в качестве учредителей, а потом… взял и исчез. Вместе с деньгами, разумеется. Архиепископ Навасард Кчоян всю историю отрицает, Тигран Саркисян, возглавляющий ныне Евразийскую комиссию, тоже, и даже Сукиасян, которого изловили и арестовали в Грузии, клянется, что имена столь заметных персон внес в число учредителей без их ведома, только вот вопросы, честно говоря, остаются. «Информация к размышлению» об уровне интереса Армении к контрабанде алмазов — тем более. А уж вовлеченность Армении в африканские страсти дошла до той черты, что в начале марта 2004 года в Хараре, столицы Зимбабве, задержали самолет армянской частной авиакомпании «Двин» — с наемниками и военным снаряжением на борту. Как оказалось, «псы войны» намеревались совершить переворот в Экваториальной Гвинее. Тоже, кстати, входящей в Международную организацию Франкофонии. Вот такие получаются у Армении «африканские ночи с французским акцентом» и с «небом в алмазах» впридачу. Только вот вряд ли это стоит считать таким уж большим успехом армянской дипломатии и коммерции.

Нурани, политический обозреватель Minval.az

Minval.az