9 марта в СМИ были опубликованы  данные финансово-консультационного портала GOBankingRates, обнародовавшего  очередной топ-50 стран, в которых расходы на жизнь самые низкие и куда стоит переехать, чтобы тратить меньше. Азербайджан в рейтинге занял 35-ю позицию. В отчете говорилось так же и о том, что Азербайджане, богатом природными ресурсами, в том числе нефтью, нефтепродуктами и природным газом цены на продукты питания и потребительские товары очень низкие, что делает его одним из самых дешевых мест для проживания. И стоимость жизни здесь на 70% ниже, чем в Нью-Йорке.

Сотрудник издания Minval.az обратился за комментарием к экономисту Натигу Джафарлы, который объяснил, что в отчете говорится о стоимости жизни, а не о ценах на продукты. И так как в отчете говорится о том, что стоимость жизни у нас по сравнению с Нью-Йорком на 70% ниже, то из этого можно сделать только один вывод — у простых американцев шанс выжить на 70% выше, чем у нас. А если же перевести тему на сравнение цен на продукты, то это вообще ни в какие ворота не влезет, потому что наш прожиточный минимум меньше 2.5 доллара в день, и его элементарно не хватит даже на постную еду:

— Приезжающие в Азербайджан после девальвации туристы меняют доллары и евро на манаты, а потому для них цены кажутся намного ниже, чем в Европе. Давайте вспомним, что когда мы едем в Турцию и меняем доллары на лиры, то видим тот же эффект, и потому нам кажется, что все стоит дешевле, особенно одежда. Такое же отношение у иностранцев к Азербайджану. Для местного населения с их зарплатами и пенсиями цены намного выше, чем в других странах, да и вообще цены по соотношению к зарплатам и пенсиям намного выше. Три года назад, еще до девальвации, турист, который приезжал в Азербайджан, менял доллары на манаты и получал за 100 долларов 78 манатов. Сегодня турист меняет 100 долларов на 170 манатов. И потому туристам кажется, что цены намного ниже, чем были раньше. Потому что цены не выросли в три раза, а манат упал почти что в 2,5 раза. С евро вообще другая ситуация: 4 года назад евро стоил ниже чем манат (95-97 гяпиков за 1 евро). Сейчас ситуация изменилась: евро вырос больше чем в 2 раза (2.10 за 1 евро).

— Всем понятно, что исследования в этих отчетах чисто поверхностные и некомпетентные, но люди, тем не менее, делают определенные выводы, хотя зачастую отчеты эти не отражают истинной сути экономической ситуации в той или иной стране. Зачем тогда они вообще нужны?  

— Честно говоря, таких фондов и исследовательских центров в мире десятки, может даже сотни. И наше правительство очень хорошо наладили работу с ними. И потому такие отчеты зачастую не отражают истины. Обратите внимание, насколько увеличился поток арабских туристов в нашу страну. Для них Азербайджан с курсом маната намного приемлемее, чем другие страны. Хотя существует экономическая теория: если какая-то страна хочет развить туризм в своей стране, руководство этой страны должно девальвировать свою национальную валюту. В Турции с начала 2010-2011 гг. доллар стоит 1 лиру 70 гурушей. Сейчас доллар стоит почти 4 лиры. Почти в 4 раза Турция сознательно уменьшила свою валюту, создала таким образом привлекательность. У нас же правительство в дальнейшем если решит еще больше увеличить поток туристов в страну, если экспорт не нефтяного сектора будет увеличиваться, то оно будет вынуждено опустить манат, потому что дешевая национальная валюта – стимул для туризма и не нефтяного сектора.

— Не будет ли этот шаг способствовать началу инфляции?

— Естественно. Но есть одно НО. На примере Турции отчетливо видно: не смотря на то что лира упала больше чем в три раза, цены на столько же выросли, потому что есть внутреннее производство. У нас, к сожалению, нет внутреннего производства, и потому когда манат падает, это действует на все потребительские цены, потому что Азербайджан очень сильно зависит от импорта. Есть много сфер, где зависимость от импорта почти 100%-я.

— А вам не кажется, что правительству просто не выгодно создавать рынок внутреннего производства? Ведь гораздо прибыльнее закупать товары за границей и привозить их в Азербайджан, чем, скажем, построить фабрику или завод?

— Это было четко пятно после прихода больших нефтяных денег. В 2005 году бывший министр экономики Фархад Алиев говорил о том, что нужно обязательно заняться производством местной продукции, потому что та валюта, которая уходит на закупку товаров за рубеж, осталась внутри страны. Но когда нефтяные деньги рекой потекли в страну, правительство подумало, что намного легче закупать, чем производить, заниматься созданием инфраструктуры. Потому что на самом деле любое производство требует своеобразных правил игры, в первую очередь, конкуренции, которая является первейшим врагом системы. А потому мысль была такая: лучше контролировать товаропоток и сферу услуг в стране, чем разрешить производство. Это привело к тому, что после 2014 года, когда цены на нефть упали и случилась девальвация, товары и услуги в манатном выражении намного выросли, а в долларе и в евро они упали. Поэтому для иностранцев Азербайджан кажется столь привлекательным. Даже элементарно на движимость и недвижимость в 2012-2013 гг. в Азербайджане были в центре города хорошие 3-4 комнатные квартиры, которые стоили дороже, чем вилла в Барселоне. Сейчас цена на них упала — в долларовом выражении, но это стало более привлекательным опять же для иностранцев, чем для местного населения.

— Что касается недвижимости, то очень хочется задать волнующий вопрос: не кажется ли Вам, что государство должно контролировать рынок недвижимости и как-то регулировать цены? Понятно, что эта сфера отпущена в зону свободного плавания, но насколько это правильно?

— Во всех странах есть такое понятие, как социальное жилье. Наше правительство в прошлом году тоже приняло определенное решение, но к сожалению это решение больше носит декларативный характер. Да, в 2017-м году с высоких трибун очень много говорили о том, что 200 миллионов манатов будет выделено под строительство социального жилья, но пока что заложен фундамент только для 4-х зданий. А потребность в социальном жилье, тем не менее, огромная. Десятки тысяч людей готовы стоять в очереди, чтобы купить социальное жилье. В Турции эту проблему решили: была создана госкомпания Токи, которая строит дома, а потом на 30 лет дает их в аренду населению. Руководители компании заранее считают процент на цену и разделяют эту сумму на месяцы. В пересчете на манат человек должен выплачивать в месяц 150-200 манатов. И через определенное время эта квартира становится уже его собственностью. А в Азербайджане процесс только-только становится на рельсы, и я думаю, что государство имеет достаточно средств и возможностей, чтобы эту программу намного усилить, причем, не только в Баку. Баку не резиновый. Правительство страны должно думать о создании второго миллионного города, такого как Гянджа, Ленкорань, Шяки. Эти города имеют потенциал быть миллионным городом.

— Вы предлагали эту программу правительству, озвучивали его где-нибудь в соответствующих кругах?

— У нас есть 70 страниц программы, подготовленной в 2013-м году, где мы говорим о том, что нужно полностью менять управление, особенно в регионах. Потому что для Азербайджана, маленькой страны, 80 районов –это реальный абсурд. В каждом районе своя ИВ, свой прокурор, свой начальник полиции – одним словом местячковые царьки, создающие невыносимые условия для населения. Мы же предлагали перейти на систему регионального управления: 15 экономически мощных регионов, в каждом из которых был свой административный центр, куда люди могли бы переезжать. Мы все говорим о «резиновом Баку», но мало кто знает истинные причины такой ситуации. А я скажу – почему. Градостроение и урбанизация в стране даже не завершилась. В развитых странах всего 8-10% населения живут в сельской местности. Возьмем к примеру Голландию, Бельгию, Германию. И все эти 8-10% сельского населения дают огромный объем сельскохозяйственной    продукции, потому что высокие технологии, участие науки и так далее. У нас же в стране согласно официальным данным, 46% населения до сих пор проживают в сельской местности. А значит нашу страну еще только ожидает урбанизация. Процесс, конечно же, идет, но очень неудобно и хаотично. Чтобы процесс не превратился в неуправляемый, нам обязательно нужны большие милионные города, способные вместить в себя такое количество народа.   Кстати, о Шеки: вокруг города пустует громадная территория, и по нашим расчетам, на ней спокойно можно поселить 600-700 тысяч человек. Инфраструктура позволяет, нет проблем с водой, с канализацией.

— А как же насчет работы? Ведь такое количество народу должно быть трудоустроено? 

— С работой тоже проблем не будет, если в Шеки построят университеты, производственные предприятия. А не делают этого всего, потому что – опять же – все упирается в управление. Логика правительства такая: мелкими районными администрациями легче управлять, а когда они расширяются, то контролировать и управлять становится сложнее. Вот именно из-за боязни потерять контроль власти не хотят идти по предложенному нами пути. Но все я считаю, что в ближайшие годы правительство все же пойдет по правильному курсу, потому что сейчас уже есть определенные предпосылки: создаются региональные отделы образования, региональные управления здравоохранения, то есть постепенный переход происходит.

— Мы переживаем очередной виток строительного бума. И в связи с этим на рынке недвижимости снова произошел резкий скачок цен. Это вызывает очень большое недовольство среди населения, и причины тому есть. Ведь государство платит по 1500 манатов за квадрат, и согласитесь, что за такую жалкую сумму ничего приличного уже не купишь. Почему бы государству не контролировать цены на рынке недвижимости? Ведь если бы был хоть какой-то контроль, то наверняка госкомпенсации, которую граждане получают на руки за свои квадраты, могло бы хватить на покупку приличной квартиры, не так ли? Я имею ввиду контроль над рынком недвижимости только во время осуществления госпроекта по застройке Баку.

— В этом есть глобальная проблема. Строительный сектор превратился в основной локомотив не нефтяного сектора. Схема была простая: нефть продавали, валюта поступали в нефтяной фонд, оттуда – в бюджет, и в строительные компании. Ежегодно в стране был рост строительства 30-40%. И вдруг в 2015-м году это прекратилось. Сейчас цена нефти повысилась, и заново идет процесс превращения строительного сектора в локомотив не нефтяного сектора. Это понятно, потому что строительный сектор – единственный сектор в мире, который набирает много рабочей силы. И для того, чтобы хоть как-то решить проблему безработицы, эту сферу власти хотят поднять. Это понятно. Но теперь давайте рассмотрим другую сторону медали: в этом году по сравнению с 2017-м годом, на 4 миллиарда манат повысились ремонтно-строительные работы в бюджете. Если прозрачность бюджета будет на хорошем уровне, если бюджетная коррупция (а она огромная в этой сфере) будут ликвидированы,  эти 4 миллиарда помогут создать десятки тысяч рабочих мест и существенно снизится себестоимость квартир. Потому что реально строительство 1 квадратного метра жилья в Баку обходится приблизительно в 200 манатов, а продается минимум за 500-600, да и то это окраина как минимум 2 часа езды от центра. А ближе к центру – 1500-2000 манатов. Государство не должно решать этот вопрос административно, лично я против госдиктовки цен строительным компаниям. Но государство может создать конкуренцию, создать две-три строительные компании, которые будут строить социальное жилье. В этом случае земля на которой строят такие здания, будет дешевой, инфраструктура (свет, газ, водопровод, канализация) будет проводиться за счет государства (то есть бесплатно). И вот тогда будет реально хорошая конкуренция, и коммерческие строительные компании, которые сегодня заправляют на рынке недвижимости, сто раз подумают, прежде чем озвучивать такие абсурдные цены. Сегодня же конкурентная среда отсутствует полностью. В конце концов, государство все же решит создать конкуренцию частникам и тем самым нормализовать цены на жилье. Потому что за последние 15-20 лет доминантой на рынке недвижимости были российские деньги. Наши соотечественники, живущие и работающие в РФ, часть заработанных денег вкладывали в Азербайджан. Сейчас этого уже нет, потому что в России сейчас уже не такие большие заработки, какими они были несколько лет назад, и поэтому на рынке недвижимости, особенно в секторе, где цены на жилье выше 150-200 тысяч манатов, полная стагнация. Продажи конкретно заморозились. 1-2-комнатные квартиры пользуются большим спросом, цены на них сильно растут, а на элитную недвижимость цены напротив падают. И этот дисбаланс создает на самом деле огромный дискомфорт для строительных компаний. Но проблема в том, что большие строительные компании, к сожалению, принадлежат в основном чиновникам. А чиновник не заинтересован в коммерческом подходе. Для него строительная компания – это хобби + дополнительный заработок, и потому они не думают о том, чтобы сразу продать и вложить деньги в другой бизнес. Если не продается, они машут на этот факт рукой,  ждут, когда цена поднимется. В других нормальных странах все происходит иначе: любая строительная компания заинтересована в том чтобы качественно построить и быстро все распродать, потому что на компаниях этих кредиты, банковские обязательства. У нас же в стране нет такой системы. У нас большие строительные компании принадлежат государственным чиновникам.

Частные компании формально  зарегистрированы и работают как коммерческие предприятия, но реально они принадлежат госчиновникам, которые используют свои связи, влияние, выбивают для этих компаний хорошие проекты особенно из госбюджета. Но если государство создаст конкурентные компании, такие как Токи в Турции, если госкомпании будут строить качественно и быстро, то ситуация нормализуется. И чиновник поймет, что держать эти квартиры годами, не опускать цены просто невыгодно. Стоит отметить, что именно не заинтересованные в конкуренции госчиновники тормозят процесс развития проекта, аналогичного Токи.

А все потому, что чиновники эти сами хотят получить госзаказы. А это дополнительно повышает цену себестоимости.

Яна Мадатова

Minval.az

Minval.az