Пока сопредседатели Минской группы ОБСЕ проводили переговоры в Баку, заявляя, что надеются организовать встречу лидеров Азербайджана и Армении, в Ереване проходила выездная сессия международного дискуссионного клуба «Валдай», тема которой — «Время перемен: мир в эпоху глобальной непредсказуемости».

Прозвучало множество заявлений. В Баку, к примеру, американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Ричард Хогланд заявил, что «карабахский конфликт отличается от других конфликтов». Кроме того, три страны — сопредседателя убеждены, что конфликт не имеет военного решения.

В Ереване же, на сессии дискуссионного клуба «Валдай» министр обороны Армении Виген Саркисян заявил, что «народ Карабаха самоопределился». А глава МИД Армении Эдвард Налбандян в ходе брифинга с министром иностранных дел Греции Никосом Кодзиасом решил подчеркнуть, что переговоры по карабахскому урегулированию срываются «из-за отказа Азербайджана выполнять достигнутые ранее договоренности».

Так чем же отличается карабахский конфликт от прочих, о чем сказал американский сопредседатель? И почему обвиняют Азербайджан в невыполнении достигнутых договоренностей, если азербайджанская сторона ранее четко заявила, что «размещение на линии соприкосновения войск наблюдателей ОБСЕ до вывода армянских вооруженных сил с оккупированных земель может привести к укреплению статус-кво и затягиванию конфликта. И Баку не может пойти на этот шаг, который в целом противоречит целям Минского процесса».

Отвечая на эти вопросы minval.az ведущий аналитик российского Агентства политических и экономических коммуникаций Михаил Нейжмаков отметил, что заявление Ричарда Хогланда о том, что «карабахский конфликт отличается от других» — просто еще один способ показать: США готовы уделять больше внимание карабахской проблеме.

«Барака Обаму под занавес его президентства, как мы помним, в самих США упрекали за слишком пассивную политику на Южном Кавказе, в том числе в карабахском вопросе. Вспомним, как весной 2016 года с подобной критикой выступал Мэтью Брайза. Команда Трампа может здесь сыграть на контрасте, тем более, что от новой администрации всегда много ожиданий, в том числе со стороны ее зарубежных партнеров», — отметил Нейжмаков.

Но вопрос, насколько Вашингтон действительно готов погружаться в карабахскую проблему. Скорее, ему пока выгоднее не перехватывать инициативу у той же России, а играть роль стороннего наблюдателя, отдельными намеками создавая завышенные ожидания и у Баку, и у Еревана в данном вопросе.

«Учитывая предвыборную кампанию в Армении, официальные лица в Ереване сейчас будут высказываться по карабахской проблеме более жестко, чем обычно. Подобная риторика армянских руководителей, скорее всего, будет определяющей и в первые месяцы после парламентских выборов.

В этот период оппозиция наверняка будет ставить официальные итоги кампании под сомнение – в подобных случаях действующие власти почти в любой стране стараются переключить внимание общественности на внешнюю политику», — подчеркивает аналитик.

В.Абасова

Minval.az