espch-pic4_zoom-1000x-78038Европейский Суд по Правам Человека (ЕСПЧ) недавно опубликовал постановления по двум однотипным группам жалоб, представленных в Страсбург в связи с парламентскими выборами 7 ноября 2010 г.
Одно из этих постановлений, «Гая Алиев и другие против Азербайджана» (жалобы №№ 29781/11, 29808/11, 30372/11, 30473/11, 30478/11, 30487/11) касается группы из 6 заявителей: Гая Алиев, Шакир Мамедов, Халыг Гаджиев, Фуад Алиев, Зияфат Гусейнли, Акиф Джавадов.
В другом деле, «Солтанов и другие против Азербайджана» (жалобы №№ 30362/11, 30581/11, 30728/11, 30799/11 and 66684/12), заявителями выступили 5 бывших кандидатов на тех же выборах, включая самого Интигама Алиева, и представленных им в ЕСПЧ Сахавата Солтанова, Амируллу Дадашзаде, Эльнура Меджидли и Арзумана Меджидова. Сам И.Алиев был представлен французским адвокатом. Всех этих заявителей избирательные комиссии отказались зарегистрировать в качестве кандидатов в члены Милли Меджлиса на этапе сбора подписей в поддержку.
Как известно, для этого необходимо собрать подписи не менее 450 жителей соответствующего избирательного округа, которые затем проходят проверку со стороны специальной рабочей группы при Окружной Избирательной Комиссии (ОИК). При этом считаются недействительными следующие виды подписей: фальшивые или повторные; с неправильной личной информацией; подписи лиц с просроченным удостоверением личности; подписи лиц, живущих вне округа; незаверенные исправления в списке; подписи, полученные обманом; подписи, недействительные «по иным причинам». По вышеперечисленным причинам в указанных делах было забраковано столько подписей, что остатка не хватило для регистрации.
При этом на заседания ОИК, где решался вопрос об отказе в регистрации, не пригласили никого, кроме Шакира Мамедова. Вопреки требованиям закона, до заседания никому из кандидатов не были представлены документов рабочих групп. Их или не представили вообще, или же копии были получены лишь в ходе рассмотрения апелляций в суде.
Процедура обжалования решений ОИК предусматривает обращение в Центральную Избирательную Комиссию (ЦИК), и лишь затем – в суд. Жалобы, которые были поданы заявителями, включали такие претензии, как неправильность решений рабочих групп (несоответствие фактам, необоснованность, произвольность), в которые к тому же не были включены специалисты-почерковеды; произвольность решений ОИК (в случае ненамеренных и исправимых ошибок на это отводится 24 часа); нарушение процедуры, в частности, требования заблаговременного приглашения кандидатов на заседание ОИК и выдачи им копии повестки дня заседания за сутки; некоторые из подписей были признаны недействительными «на иных основаниях», не указанных в законе; в некоторых случаях, местные чиновники и сотрудники полиции незаконно оказывали давление на избирателей или сборщиков подписей в связи с тем, что подписи якобы «были получены обманом».
ЦИК перепроверила подписи с помощью своей собственной рабочей группы, но опять без участия заявителей. В результате, ЦИК пришла к выводу, что подписей все равно не хватает. В каждом случае, число действительных подписей, определенных ЦИК, различалось от числа, ранее установленного ОИК, причем часто значительно. Отличались и цифры подписей, забракованных по тем или иным основаниям. Значительное число подписей посчитали недействительными, так как они «выглядели фальшивыми» или же «предположительно, были выполнены одним и тем же лицом». Хотя некоторые из заявителей представили заявления множества избирателей, подтверждавших подлинность их подписей, эти заявления не были приняты ЦИК во внимание.
Жалобы в Бакинский Апелляционный Суд (БАС) на решения ЦИК и в Верховный Суд (ВС) на решения БАС были отклонены как необоснованные. Как результат, заявители подали жалобу на нарушение права на свободные выборы, гарантированного статьей 3 Протокола №1 к Европейской Конвенции по Правам Человека, прибегнув к помощи известного юриста, руководителя Общества Правового Просвещения (ОПП) Интигама Алиева, который и сам тоже был кандидатом на этих выборах (жалоба №66684/12).
8-9 августа 2014 г. офис ОПП подвергся обыску, и материалы жалоб были конфискованы. Более того, был арестован и представлявший заявителей И.Алиев. Заметим, что Насиминский районный суд санкционировал конфискацию материалов, касающихся лишь «учреждения, структуры, функционирования, регистрации членов, получения грантов и другой финансовой помощи». Однако жалоба на незаконность этого обыска и конфискации материалов жалоб в ЕСПЧ была отклонена. Однако 25 октября 2014 г. материалы жалоб в ЕСПЧ были возвращены следственными органами адвокату И.Алиева как «не имеющие отношения к существу данного уголовного дела».
ЕСПЧ счел, что обстоятельства данных жалоб по сути те же, что и в деле «Тагиров против Азербайджана» (№31953/11, 11 июня 2015). В частности, в деле Огтая Тагирова Евросуд «отметил наличие серьезной обеспокоенности, касающейся беспристрастности избирательных комиссий, отсутствие прозрачности в их действиях, различные недостатки в их процедурах; отсутствие ясной и достаточной информации о профессиональной квалификации и критериях назначения экспертов рабочих групп, ответственных за проверку списков; неудача избирательных комиссий и судов предпринять шаги по расследованию, чтобы подтвердить мнения экспертов о подлинности (или напротив) подписей; систематическая неудача избирательных комиссий следовать множеству уставных гарантий, предназначенных для защиты номинированных кандидатов от произвольных решений; неудача избирательных комиссий и судов принять во внимание уместные и содержательные доказательства, представленные кандидатом в попытке оспорить выводы экспертов рабочих групп по подлинности или ложности подписей; и неудаче национальных судов разбираться с жалобами соответствующим образом».
Таким образом, на практике кандидат не смог воспользоваться существующими гарантиями для того, чтобы предотвратить произвольное решение об отказе в его регистрации в качестве кандидата. Евросуд посчитал, что и в данном деле право каждого заявителя быть кандидатом было нарушено по тем же причинам, и соответственно, имело место нарушение ст.3 Протокола №1.
Что касается конфискации папок с жалобами в офисе адвоката, то ситуация такая же, что и в деле «Аннагы Гаджибейли против Азербайджана» (№ 2204/11), рассмотренном 22 октября 2015 г. Соответственно, Евросуд считает, что действия властей нарушили право на индивидуальную жалобу (статья 34 ЕКПЧ).
В качестве компенсации морального ущерба, Евросуд назначил каждому заявителю сумму в 10.000 евро, а их представителю – 10.100 евро (за все жалобы).
Следует отметить выросшую активность бывших кандидатов в подаче жалоб в ЕСПЧ, которые стали возможны с 15 апреля 2002 г., а также повысившуюся эффективность этих жалоб. Так, по выборам 2005 г. были рассмотрены 13 дел, касающихся 22 кандидатов, причем Евросуд отказал 55%. После выборов 2010 г., были рассмотрены уже 15 дел в отношении 33 кандидатов (и отклонены всего 15%). Характерно, что в проигранных правительством делах нарушения были столь очевидны, что участвовавший в их рассмотрении судья от Азербайджана голосовал «за» вместе с другими судьями и не высказывал особого мнения.
Постановления ЕСПЧ вступают в силу через 3 месяца, если не будут обжалованы. После этого, они переводятся на официальный язык Азербайджана и поступают на рассмотрение Пленума Верховного Суда, который отменяет судебные решения, в которых имело место нарушение Конвенции, и отправляет их на новое рассмотрение.
Эльдар Зейналов.