historical-amnesia-of-armenian-leaders-and-its-cost-to-the-nation-part-one-1460615854

История помнит много трагических, эпохальных событий в истории разных народов. Если перечислять трагедии народов, начиная с древних времен, и по сей день, на это уйдет тонны бумаги и столько же чернил.

В ряде случаев в трагедиях того или иного народа, были повинны его лидеры, лишенные стратегического видения, ведомые бредовыми идеями, которые в большинстве случаев были вложены в их сознание иноземцами.

В ряду этих народов армяне, наверное, рекордсмены. Этот народ за два века по вине своих лидеров умудрился пережить несколько катастроф, но устремления армянской элиты от этого не изменились, не были извлечены уроки.

Но обо всем по порядку. Начнем с самого начала. И так XIX век. Османская империя. Армянская община процветает, занимаясь торговлей и финансами. На государственной службе много армян, среди них министры, визири, дипломаты и так далее. Армяне имеют свой Католикосат в Стамбуле, султанские власти не вмешиваются в религиозные, а порой и в мирские дела общины. Это продолжается ровно до того момента когда привычный межобщинный уклад в империи начали разрушать западные миссионеры — англичане, французы, немцы, американцы. Каждая из западных стран, создавая, укрепляя и расширяя свою миссионерскую деятельно, конечно же в первую очередь преследовала свои экономические и политические цели. В первое время миссионеры делали ставку на греков и евреев, но потом сфокусировали свое внимание на армянах. Благодаря миссионерским школам за каких-то лет 20 миссионеры получили большое количество лояльных им армян, готовых на все ради своих новых покровителей. Таким образом, западные страны, понимая, что старую армянскую элиту в большинстве своем они переманить не смогут, сформировали свою новую армянскую элиту и формировали лидеров среди армян, которые прошли через процесс промывания мозгов в миссионерских школах.

Со временем миссионеры подстрекают армян на восстание против османских властей. Западные страны, используя подготовленных миссионерами армян, пытаются посеять хаос в дряхлой империи. Естественно, армяне снабжаются оружием, боеприпасами, деньгами и всем необходимым. Миссионерские школы и армянские храмы используются как склады для оружия. Массовые армянские восстания во второй половине XIX века не сокрушают империю, однако создают пропасть между османскими властями и армянской общиной. Британский историк и писатель, специализирующийся на истории Османской империи Джейсон Гудвин, так описывает эти события; «Появление среди дотоле мирных армян протестантских проповедников, распевающих: «Вперед, воины Христа!», перепугало турок, решивших, что их ждет повторение того, что уже было в Болгарии, Греции и Сербии».1 Империя более не рассматривает армян как своих верных подданных, власти с опаской относятся к армянам. Миссионеры вбивают в умы армян идею о независимой Армении и ненависть к туркам. Миссионеров не смущало, что армяне составляют меньшинство населения в тех провинциях, в которых планируется создание Армении (самый большой процент — 38% от общего населения в одной провинции).

Во время армянских восстаний в конце XIX века и их подавления погибает большое количество армян и не меньшее количество турок и курдов. Армянские лидеры которые вели свой народ в бой против армии султана, были, по сути, марионетками в руках западных хозяев. В результате, как мы знаем из истории, никакой Армении создано не было. Османские власти, видя результаты деятельности западных миссионеров, несколько ограничивают поле их деятельности.  Обратите внимание, что в этих вопросах не упоминается Российская империя. Это неспроста, царская Россия никогда (впрочем как и современная Россия) не могла действовать так методично и тонко, как это могли делать западные державы посредствам своих миссионеров (используя их как мягкую силу). Россия в основном полагалась на грубую силу, и иногда, когда это было возможно, цари пользовались теми трудами и результатами трудов, которые были созданы до них другими.

Мятежи, подстрекаемые миссионерами и западными державами, были первым сигналом как для султана, так и для армянской элиты, которая должна была понять, куда может привести ее слепое следование приказам новых покровителей.

Первая мировая война, уроки не извлечены

С приближением первой мировой войны некоторые армянские лидеры, движимые своими западными покровителями, начали готовиться к «историческому событию» — созданию «великой Армении». На сей раз в дела вмешалась и царская Россия. Армянам в очередной раз были даны обещания, деньги, оружие.

По призыву своих лидеров, подстрекаемых, главным образом, Францией и Россией, армяне восточных областей Анатолии подняли восстание против Османской империи. Армянские вооруженные отряды действовали в тылу турецкой армии, и наряду с военными целями нападали также на гражданские цели, осуществляли террор против местного мусульманского населения. Видя все бесчинства, творимые армянами в восточных провинциях, и не имея на тот момент достаточно сил и времени, чтобы подавить армянское восстание, с подачи своих немецких союзников османские власти принимают решение депортировать армянское население восточных областей в арабские провинции. Депортация оборачивается катастрофой для армянского населения восточной Анатолии. Тысячелетнему присутствию армян на этих территориях приходит конец. Продажность и стратегическая слепота армянских лидеров привела их народ к катастрофе, главные армянские партии «Гнчак» и «Дашнакццтюн» можно считать главными виновниками этой трагедии. Армянский историк Луиза Налбандян, в своей книге «Армянское революционное движение» пишет следующее: «Армяне под влиянием националистических движений создали такие национальные организации, как Гнчак и Дашнакцутюн. Цели и методы этих организаций сводились к тому, чтобы натравить друг на друга армянский и турецкий народ, спровоцировать восстание, побудив европейские государства на военное вмешательство. И при их помощи и участии создать армянское государство в Восточной Анатолии».2 Как мы знаем, это была плохая затея, которая привела к катастрофе.

В 1918 году после известных событий в России рушится Кавказский фронт, русские военные покидают эту зону. Большое количество оружия и боеприпасов достается армянам, также армянские добровольческие отряды контролируют огромную территорию в восточной Анатолии и на Кавказе. Некоторые на тот момент считали, что, наконец после катастрофы, настанет долгожданный мир, и армяне обретут свою страну и заживут мирно. Однако аппетиты и амбиции армянских лидеров не имели обозримых границ. Опьяненные «победой», они посчитали, что могут покончить с Османской империей, которая, как им казалось, находится на последнем издыхании, и захватить еще больше земель, параллельно освободив их от мусульман. После ухода русской армии армяне вместо того, чтобы закрепиться на тех территориях, которые им отвоевали русские солдаты, предпринимают попытки захватить дополнительные территории, эти попытки сопровождаются жесточайшими массовыми убийствами мусульманских крестьян, населявших эти территории. В ответ на это, османское командование из нескольких потрепанных армий создает  «rpyппу армий Кавказа». В начале 1918 года турки начали наступательные операции, целью которых было освободить занятые территории и уничтожить армянские банды, терроризировавшие остатки мусульманского населения. Привыкшие «воевать до последнего русского солдата» армянские отряды стремительно отступают, отступление сопровождается резней остатков мусульманского населения и глумлением над телами убитых… К концу апреля османская армия стояла на подступах к Эривани. Армяне потерпели сокрушительное поражение. Начавшиеся 30 мая в Батуми мирные переговоры между турками и армянской стороной закончились 4 июня подписанием мирного договора. Согласно этому договору, Османская империя признавала республику Армению в границах тех территорий, которые на тот момент были под контролем армян, а это около 12000 квадратных километров. После отступления турецких войск, вслед за Мудросским перемирием, армянские отряды заняли ряд областей покинутых турками. После повторного занятия территорий армяне попытались решить вопрос границ на Парижской мирной конференции. Однако неуемные амбиции и отсутствие солидарности в кругах армянских лидеров привели к тому, что на Парижской мирной конференции армян представляли сразу несколько делегаций. У каждой из делегаций, естественно, были превосходящие других требования. Зимой 1918 года новообразованная Армянская республика также успела повоевать с Грузией, оккупировав некоторые приграничные районы. На протяжении всего существования республики Армения происходили бои разной интенсивности с Азербайджаном.

Наконец был подписан Севрский договор, согласно которому немало турецких земель отходили армянам. Согласно договору, на Востоке Анатолии предполагалось создание Армении, 95000 квадратных километров территории были отведены для этого. Турция по договору обязалась признать Армению и подчинится американскому президенту Вудро Вильсону по вопросу арбитража границ между Турцией и Арменией, но в пределах вилайетов Ван, Трабзон, Эрзурум и Битлис. Определение границ в пределах перечисленных вилайетов также вызвало  недовольство  в  кругах  части армянской элиты. Армения не стала дожидаться окончательного арбитража и определения границ, армянская армия начала занимать территории, которые, как они считали, отошли к ним. Этот процесс также сопровождался резней мирного населения. Султанская власть в Стамбуле была парализована и не могла предпринять какие-либо действенные шаги против армянской экспансии. 20 сентября 1920 года армянская сторона решила воплотить в жизнь Севрский договор своими силами, армянские вооруженные формирования вошли в Олту, а также заняли угольные шахты вблизи города. Армянская сторона, пребывавшая в иллюзиях о «Великой Армении», не извлекла урока из турецкого наступления в 1918 году. Эта операция стала последней каплей, переполнившей терпение Анкары. Великое Национальное Собрание в Анкаре назначило Кязыма Карабекир пашу командующим восточным фронтом и предоставило ему широкие полномочия. Под командованием Кязыма Карабекира турецкое наступление началось в сентябре, почти по всему фронту. К концу сентября турецкая армия освободила Сарыкамыш, Кагызман и ряд других городов. В начале октября армянское правительство обратилось к союзникам за помощью. Однако союзники ограничились оказанием незначительной помощи в виде оружия и финансов. Причина такой вялой реакции союзников с одной стороны заключалась в том, что они уже оказывали большую материально-техническую поддержку Греции. Также не стоит сбрасывать со счета общую тенденцию потери интереса к армянскому вопросу. Причиной этого были как безграничные амбиции армян, которые, к тому же, за неполных 3 года успели повоевать со всеми своими соседями (Грузия, Турция, Азербайджан), так и исчезнувшая вместе с Османской империей надобность в наличии 5-й колонны.  После взятия Александрополя (Гюмри) продвижение турецких войск остановилось на несколько дней и заново возобновилось 11 числа, когда турецкая армия развернула наступление на Эривань. Через несколько дней, осознавая свое катастрофическое положение, отошедшее от иллюзий и пустых надежд армянское руководство попросило мира. Армянская делегация прибыла в Александрополь для переговоров, была достигнута договоренность о прекращении огня на 10 дней, которая потом была продлена. 25 ноября Армения официально отказалась от Севрского мирного договора. В ночь с 2 на 3 декабря армянская делегация в Александрополе подписала мирный договор с Турцией. Согласно этому договору Армения становилась де-факто турецким протекторатом. Однако, как и Севрский договор, Александропольский договор также был мертворожденным ребенком. Армянская делегация, подписавшая ночью договор, представляла правительство, которое на тот момент было лишено власти, соответственно, договор не мог быть легитимным. Незадолго до этого события большевики, при поддержке и участии Советской России, устроили «революцию» в Армении, дашнакское правительство 2 декабря подписало соглашения с большевиками о передаче власти. Вскоре независимая Армения прекратила свое существование. Вот так бесславно закончилась история армянской государственности в начале XX века.

Бывший премьер-министр независимой Армении Ованес Kaчазнуни, выступая на одной из международных конференций, касаясь вопроса трагедии армянского населения Восточной Анатолии, сказал следующее; «Мысль наша была окутана туманом. Свои собственные желания мы навязывали другим, бессодержательным словам безответственных лиц мы придавали большое значение, под влиянием самогипноза мы перестали понимать действительность и предались мечтам».3 После поражения лидеры Дашнакцутюн в эмиграции нашли «виновных» в бедах армянского народа. Это были русские цари, турки, азербайджанские мусаватисты и большевики. Виноваты все, кроме их самих. Ованес Качазнуни критиковал дашнаков за их поиски врагов, вот что он отмечал в своей речи; «Горько жаловаться на злую судьбу и находить вне нас причину нашего несчастья — это одна из характерных черт нашей национальной психологии, которой не избегла и партия  Дашнакцутюн».3

В этой статье я коснулся событий которые происходили в XIX веке и в начале XX века. Безусловно невозможно все поместить в одну или две статьи, но я постарался как можно емко изложить события, которые предшествовали появлению мифа о «геноциде армян» 1915 года, Советской Армении, международного армянского терроризма, карабахского движения, Сумгаитских событий, геноцида в Ходжалы, оккупации Карабаха, обнищанию Армении и наконец 4-дневной войне в апреле 2016 года между Арменией и Азербайджаном. Во второй половине статьи я коснусь вопросов, которые имели место в конце XX века в начале XXI. Эти события показали краткую историческую память армянской элиты и доверчивость армянских масс, готовых пойти за демагогами, которые способны наобещать больше других.

Продолжение следует…

Али Гаджизаде, политолог, руководитель проекта The Great Middle East.

[1] Джейсон Гудвин, «Величие и крах Османской империи. Властители бескрайних горизонтов», стр. 471.

[2] Луиза   Налбандян, «Armenian  Revolutionary   Movement»,  California University Press, 1963 год ISBN 0-520-00914-2.

[3] Ованес Качазуни «Дашнакцутюн больше нечего делать» Тбилиси 1927 год.