В редакцию Minval.Az поступил сенсационный материал об антиазербайджанской кампании, управляемой из офиса главы российского МИДа Сергея Лаврова. Автор материала – карьерный российский дипломат, пожелавший остаться инкогнито­ –  рассказывает, что засилье армянского лобби в МИДе, в Госдуме и в других структурах власти России вынудило его написать данную статью.

Ниже приводим статью без изменений и сокращений:

«Второе дно» российского посла в Тегеране

Отношения со странами Востока требуют от дипломатов особого мастерства. Как нигде там важно учитывать сложившееся мнение, привычки, традиции, пристрастия, словом, все, что называется «местной спецификой». Нельзя отправить этнического еврея послом в Саудовскую Аравию и наоборот, этнического араба в Израиль.  С учетом этих особенностей – назначение в октябре 2011 года послом России в Исламскую республику Иран уроженца Армении Левана Джагаряна выглядело более чем странно и даже скандально, поскольку почти одну треть населения Ирана составляют этнические азербайджанцы. Это практически тоже самое, если Россия отправить в Армению своим послом этнического азербайджанца.

Не лишним будет напомнить, что в период армяно-азербайджанского конфликта Тегеран поступил более чем мудро, не дал волю эмоциям и отклонил требования серьезных местных политических элит немедленно оказать помощь Азербайджану. Тем самым Иран и его Верховный лидер фактически спасли Армению, более того – спасли Южный Кавказ от тотальной войны и дестабилизации. С учетом этого, Тегеран ожидал от Москвы более взвешенного решения, чем назначение российским послом выходца из Армении.

В 1996 году, к 40 годам Леван Джагарян дорос всего лишь до первого секретаря посольства России в Иране. Это считается очень медленно. Затем был направлен советником-посланником в Таджикистан, государство, имеющее особое значение для безопасности постсоветской Средней Азии. И вновь та же картина – инициативы не проявлял, тяги к продвижению российских интересов в этой стране не испытывал, к решению оперативных и важных вопросов подходил формально. И в Тегеране, и в Душанбе кроме суеты и нездорового самомнения ничем не запомнился.

Словом, типичный бюрократ от дипломатии, умеющий выполнить только представительские функции и поручения. Посты, требующие самостоятельности и государственного мышления таким людям противопоказаны, поэтому после Душанбе засел в центральном аппарате МИДа России. Там, возможно, он спокойно проработал бы до самой пенсии, ничем не запомнившись, если бы в Москве и в России не случился «армянский ренессанс».  Одним из пиков этого «ренессанса» стало назначение в марте 2004 года чистокровного армянина Сергея Лаврова (Калантаров – его основная фамилия, Лавров — фамилия отчима), министром иностранных дел России.  Именно с 2004 года число армян на руководящих постах в российском МИДе резко возросло, достаточно посмотреть на соотношение числа армян и русских, которые получили должности в МИД за последние 11 лет, в течение которых Сергей Лавров занимает должность главы ведомства.

Правда, до этого был еще «грузинский ренессанс».  При Эдуарде Шеварднадзе в разных звеньях его ведомства влилось сотни этнических грузин и в процентном соотношении они к концу 1990 года составили уже более 20% от всего численного состава МИД СССР. После двух чеченских войн и ослабления позиций столичных диаспор из «мусульманских» регионов России, произошел резкий рост влияния армянской диаспоры и их активного проникновения в московский бизнес и политику.

Видимо, учитывая этот факт из биографии нового министра Замир Кабулов, директор Второго департамента Азии МИД, кстати, один из инициаторов создания транзитного маршрута НАТО через Россию в Афганистан – предложил его кандидатуру Левана Джагаряна на пост посла в одной из ключевых стран Ближнего Востока (о Замире Кабулове, черном функционере МИД России см. специальную статью на следующей неделе).

Кстати, общеизвестно, что Замир Кабулов крайне негативно относится к Ирану и иранцам вообще.  Он является автором выражения «иранцы хуже афганцев!» и гордиться этим. Десятки важнейших встреч, инициированных иранской стороной в свое время были им заблокированы под сухими бюрократическими формулировками «ваше пожелание будет доведено до руководства», «мы изучим ваше предложение» или «российская сторона считает в такой встрече нет никакой необходимости». Это делалось и делается им, во-первых, из-за ярко выраженной прозападной ориентации. И во-вторых, на его позицию по отношению к иранцам наложил отпечаток тот факт, что в начале его дипломатической карьеры, в апреле 1983 года он в числе 18 советских дипломатов был объявлен персоной нон-грата и выслан из Тегерана, приобретя так называемый «иранский синдром». Будучи крайне слабым дипломатом, беспрецедентно грубым и высокомерным человеком, политическое мышление которого напрочь отсутствует, он, вместе   с тем, великолепно умеет уловить настроения начальства. В истории с назначением посла в Иран он сразу понял, что кандидатура Левана Джагаряна очень понравиться Сергею Лаврову, так как они оба армяне и оба родились в Тбилиси. К тому же, это назначение отвечает растущим интересам международного армянского лобби, которое, с горящими от алчности глазами, смотрит все эти годы на иранский рынок

Возможно, при назначении были и другие мотивы, но именно эта версия хоть как-то логично объясняет, почему обычный, совершенно неприметный чиновник попал на один из важнейших для внешней политики России пост.  Характерно, что все в том же 1996 году в Тегеране вместе с Джагаряном работал советником-посланником, то есть заместителем посла, российского посольства этнический азербайджанец Али Мустафабейли. И когда Джагарян через 15 лет возвращается в Иран послом, то Мустафабейли так и не вырос ни на ступень, оказался генеральным консулом в Исфагане. Причем до этого он уже проработал там один раз. А генеральный консул – это несколько ниже чем советник-посланник, который замещает посла в его отсутствие. Причина понятна, Али Мустафабейли – азербайджанец и ему карьера в МИД России была закрыта.

Итоги работы Джагаряна, которого сотрудники посольства из-за его детской капризности, нездорового высокомерия и диктаторских замашек вскоре начинают называть местным «шахиншахом», не имеют ничего общего с целями и интересами России в Иране. За период его пребывания в должности товарооборот между двумя странами опускается до исторического минимума. В отношениях между Тегераном и Москвой постоянно происходят серьезные недопонимания. У наблюдателей, оценивающих российскую политику в отношении Ирана постоянно возникает ощущение, что МИД России попросту не ориентируется в том, что происходит в стране и какие взгляды на те или иные вопросы существуют в иранском обществе и у иранского руководства.

Москва действует, что называется «вслепую», иранцы откровенно недоумевают, а Джагарян ограничивает свою деятельность посольской территорией, избегая работы с местными СМИ, политиками, представителями общественности. Не имея и не стремясь к созданию серьезных связей в политических, деловых и культурных кругах Ирана — он попросту не знает обстановки и раскладов местных сил, настроения элит. Ему не доверяют и практически не принимают ни на каком уровне.

Джагарян долгое время прикрывал свою некомпетентность тем, что Россия во в главе с прозападным президентом Дмитрием Медведевым, проводит политику «перезагрузки» с Западом и к Тегерану выстраивает отношения с учетом позиции Вашингтона и Израиля. Именно в это время Россия поддержала ряд антииранских резолюции СБ ООН, почти приостановила строительство Бушерской АЭС, отказалась поставлять в Иран ЗРК С-300, не взаимодействовала с Ираном по Ближнему Востоку и на мировой арене. Но в 2012 году ситуация в Москве самым решительным образом меняется, к власти вновь возвращается Владимир Путин, провозгласивший партнерство с Тегераном одним из внешнеполитических приоритетов. Как ответил на это посол России? Да никак. В его деятельности ровным счетом ничего не изменилось. Но это безделье в новых условиях уже откровенно начало напоминать саботаж.

Ослабление напряженности вокруг Ирана вызвала огромное оживление в европейских бизнес-кругах. Гостиницы в Тегеране были забиты западными бизнесменами, послы западных стран в Иране начали организовать тематические и общие бизнес-семинары, читали в своих странах лекции по новому инвестиционному климату и экономике этой страны. Практически все зарубежные посольства срочно готовили и рассылали на родину справочные материалы по проблемам законодательства, особенности ведения бизнеса с этой страной и создания совместных предприятий. И только у русских царила тишина и покой. Ничем подобным господин Джагарян себя не утруждал.

Но, будем справедливы – не всегда. Когда кому-то из местных бизнесменов или российских предпринимателей требовалась помощь в установлении двухсторонних деловых контактов, лоббировании интересов или в чем-то еще – господин Джагарян всегда шел им на встречу, делая все возможное. При одном маленьком условии – если эти люди имели армянское происхождение или были представителями капиталов армянских диаспор в Иране или России.

Подобная ситуация вполне объяснима. Армянские диаспоры хотят монопольного контроля над экономическим сотрудничеством России и Ирана. Крупными государственными проектами они, естественно, не занимаются, поскольку требуются инвестиции, но все остальное – от банковских операций до торговли сельхоз продукции хотели бы подмять под себя, вытеснив российских и азербайджанских бизнесменов.

Доходит до смешного – иранцы жалуются на бюрократические проблемы в получении российских виз. Им не стоит этого делать – достаточно обратиться в принадлежащую тегеранским армянам весьма сомнительную контору, расположенную невдалеке от российского посольства – и все их проблемы за соответствующее вознаграждение будут решены. Более того, для «решения проблем» малого и среднего бизнеса подключается возникшая при после Москвы в Тегеране неформальная «группа быстрого реагирования» в количестве четырех выходцев из местной армянской диаспоры.

Как утверждают иранские (да и российские источники) в последние два-три месяца Леван Джагарян активно навязывает российской и иранской стороне в качестве важных посредников некоторых лиц армянской национальности на высоких переговорах по ЗРК С-300 и по созданию на территории Ирана специализированного сервисного Центра по обслуживанию бронетанковой техники. Российские специальные структуры, обычно дистанцировавшиеся от посла, намекали что он, мягко говоря, не прав, превышает свои полномочия. Но, всесильный Джагарян, никак не реагирует, делает вид, что все нормально. Дело дошло до того, что в последнее время при обсуждении специальных вопросов и по линии ВТС иранская сторона вынуждена попросит, чтобы переговоры в Тегеране прошли в отсутствие российского посла. И российские переговорщики, боясь утечки информации в Армению, затем в США и Израиль, при ведении переговоров не заезжают в посольства и не извещают посла.

Джагарян из-за своего самодурства так и не смог найти общий язык с своим персоналом и российскими официальными структурами в Иране. Его моральный облик также не высок, из-за его не адекватного поведения часть персонала вынуждена была досрочно покинуть посольства и вернуться в Россию. Он не разговаривает и не поддерживает никаких отношений с торгпредом России в Иране, практически не общается с генеральными консулами России в Реште и Исфагане, которые по сути, оставлены на произвол судьбы, находятся в свободном плавании. Оставшийся персонал молчит, терпеть поскольку знает мстительность Джагаряна, его болезненную реакцию на любую критику, а главное – уровень его покровителей в российском МИДе.

Ведь, действительно, значительное количество этнических азербайджанцев занимают высокие посты в системе официальной власти Ирана. Для них посол России армянской национальности является неприемлемым партнером ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ. Поэтому официальный Тегеран при обсуждения серьезных вопросов стремится выходить на Москву «напрямую». Но, в российском МИДе этот намек почему-то не понимают и возвращают иранские предложения тому же послу, с которым не хочет работать иранская сторона.  Если быть более точным, то нужно сказать больше – полноценное российское сотрудничество с Ираном невозможно без привлечения к нему азербайджанской диаспоры Ирана. Для армянского лобби это является совершенно неприемлемым, и тот же Джагарян делает все на своем посту, чтобы этого не произошло.

Что удивительно, ни бездействие посла — в защите и продвижения российских интересов, ни его активность в лоббировании интересов армянских диаспор не вызывают недовольства его начальства в Москве. Больше того, любая попытка хоть слегка покритиковать посла вызывает дикий гнев и жуткое раздражение МИДа. Все бояться, так как сложилось мнение, что за Леваном Джагаряном стоит лично Сергей Лавров, а затем армянское лобби в России и в Америке. В грядущем октябре будет 4 года его пребыванию на самом высоком дипломатическом посту и на вопрос сколько еще поработает в Тегеране, Джагарян высокомерно заявляет, что останется послом столько сколько сам захочет ну и пока министром работает Сергей Лавров.

Не от того ли, что Джагаряну покровительствует не только директор Второго департамента Азии Замир Кабулов, но и заместитель министра иностранных дел Игорь Моргулов?  Не от того ли, что о деятельности Джагаряна на благо экономических интересов армянской диаспоры в Иране и России весьма одобрительно отзывались люди из окружения Левона Айрапетяна, влиятельнейшего бизнесмена, арестованного недавно в России в рамках расследования Следственного комитета России деятельности «кингисеппской преступной группировки, на счету которой множество заказных убийств и финансовые махинации в особо крупном размере.  Пикантность ситуации заключается в том, что Левон Айрапетян является близким другом Сергея Лаврова и совсем недавно получил из его рук, глупее не придумаешь, высшую награду МИДа «за колоссальный вклад в международное сотрудничество и укрепления внутреннего межнационального единства в стране». Левон Айрапетян является одним из влиятельнейших лоббистов интересов Армении на международном уровне, имеющим тесные связи с армянским лобби США. Именно ему принадлежит фраза: «Каждый армянин, живущий за пределами родины, независимо от того, чем он занимается, обязан выплачивать дань армянскому народу». Не правда ли, напоминает принципы криминального мира?

Итак, что же дало России назначение послом Левана Джагаряна?

— Десятки миллионов этнических азербайджанцев Ирана были в душе оскорблены этим назначением. Они восприняли это назначение как победу проамериканского по сути армянского лобби в российских коридорах власти.

—Значительное количество этнических азербайджанцев занимают высокие посты в системе официальной власти Ирана, в том числе почти половина иранского правительства – этнические азербайджанцы. Это означает, что иранское правительство и государственные структуры Ирана не могут эффективно работать с послом армянином из-за психологической несовместимости.

—Бизнес-структуры российских этнических азербайджанцев, по сути изолированы от контактов с посольством и официальными структурами России в Иране, а все их инициативы неизменно блокируются как самим послом, так и его окружением.

—Это назначение с   самых первых дней стало серьезным раздражителем для Республики Азербайджан так как фигура российского посла — армянина по национальности, станет связующим звеном в треугольнике Россия-Армения-Иран, более того, в Азербайджане с самого начало восприняли это назначение как победу армянского лобби в России по главе с Сергеем Лавровым.

— Очевидно, что Азербайджан при таком раскладе к любым инициативам Ирана на международном и региональном уровне будет относится крайне подозрительно. Соответственно, пока Леван Джагарян является послом России в Тегеране ирано-азербайджанские отношения не будут иметь перспективы, т.к. азербайджанцы при всем желании не смогут освободиться от ощущения, что в позиции Ирана по любому вопросу так или иначе присутствует армянский фактор.

—Между Леваном Джагаряном и послом Армении в Иране сложились особо близкие отношения. Это весьма серьезный настораживающий фактор, так как российский посол, лицо имеющий доступ к государственным секретам и информацией стратегического характера. В любой другой стране только за одну такую «привязанность» посла отозвали бы незамедлительно.

Посол Джагарян, получая зарплату и высокий статус из Москвы, за счет российских налогоплательщиков, обязан действовать в полном соответствии с российскими интересами.  Но, его деятельность в Иране никакого отношения к интересам России не имеет. Вопрос только в том, как долго будет продолжаться эта абсурдная ситуация, издевательство над здравым смыслом. Как долго высокие покровители Левана Джагаряна будут скрывать от российской и иранской общественности тот факт, что представитель России в Иране занимается чем угодно, но только не своими прямыми обязанностями – развитием и укреплением российско-иранских отношений?

Minval.Az