Франция обзавелась новой колонией

Франция обзавелась новой колонией

Армения подтвердила свой незыблемый статус французской колонии.

Как говорится, сколько волка ни корми, а он смотрит… в общем, куда-то не туда. Ну да ладно, смотрит, значит, так ему хочется. Только вот вопрос: а если хочется, обязательно ли будет так, как желаемо?

Армения так и не поняла, что есть для неё протянутая рука помощи страны-победительницы. Армения так и не поняла, что есть протянутая рука помощи народа-победителя. Армения так и не поняла, что кулак мира в любой момент может принять форму металла. Да, это будет тот же кулак мира, но уже в железной окантовке, противостоять которой невозможно, вне зависимости от того, нашпигуется ли он индийским или французским оружием.

Опять-таки, дело хозяйское, так сказать. Может, нашим географическим соседям просто-напросто нравится звук металла. Не того, однако, за который люди гибнут (вспоминаем арию Мефистофеля), а того, от которого вообще не отмахнуться. И который всесилен, что уже неоднократно доказывал.

Без сомнений, у Иревана может быть свой взгляд на всё это. Но в любом случае, исходит он, как бы кто с этим ни соглашался, из однозначно подтвержденного в последние дни колониального статуса Армении. Тут даже и без приставки «нео» можно обойтись. Только лишь колония. Со всеми вытекающими отсюда производными.

Что интересно, в последнее время мир часто сталкивается с темой заморских территорий Франции, как элегантно именуются тринадцать образований, считающихся принадлежащими этому государству, хотя и значительно удалённых от европейского континента. Одни из них очерчиваются заморскими департаментами и регионами, другие — заморским сообществом, третьи — административно-территориальным образованием с особым статусом. Но какими бы политико-географическими прилагательными эти образования ни именовались, для всех, включая самих французов, очевидно и без лупы, что речь идет о рудименте мировой геополитики — колониальной системе. Потому данные территории нередко называются «французскими владениями».

Правда, в последнее время ряд из этих территорий открыто стали выступать против французского колониального засилья, что вызвало, мягко говоря, непонимание со стороны Парижа, вплоть до поиска «руки Баку». И данная тенденция, безусловно, будет набирать обороты. Благо, против исторической справедливости не пойдешь, и она в обязательной форме восстановится. Пример чему — Азербайджан, блестяще восстановивший территориальную целостность и суверенитет на своих исконных землях. Причем несмотря на любые инсинуации и антиазербайджанские шаги той же Франции.

Следовательно, разрушение колониальной системы Франции не то что не за горами, а в зоне ближайшей видимости. Что и выводит вопрос: неужели этого не видят в соседней Армении, всеми частями тела вторгающейся в колониальный ошейник Парижа?

Вопрос тут не в распространившейся в последние дни информации о контракте на поставки французского оружия в Армению, как кто может подумать, а в том, что осуществляется данный шаг по инициативе Франции, преследующей в нашем регионе исключительно собственные интересы, а далеко не интересы своей младшей сестры.

Уже сколько времени Париж пытается всеми правдами и неправдами оказать давление на Азербайджан. Тут резолюции недавно распущенного парламента Франции, всякого рода заявления МВД этой страны, а из последних шагов в данном ряду — открытое письмо небезызвестной Анн Идальго и сотоварищей в адрес Макрона с призывом к размещению на территории вроде суверенной Армении некоего «миротворческого контингента». В каких целях — вполне очевидно.

Правда, здесь уже могут заартачиться представители давно окопавшихся в Армении биноклевых наблюдателей из т. н. европейской гражданской миссии, но это — не наши проблемы.

Возможно, на фоне закручивания колониальных гаек вокруг Армении читатель удивится определению «суверенная» по отношению к данному географическому образованию. И будет прав. Однако, как бы парадоксально это ни звучало, но именно в данном ключе премьер-министр Армении Никол Пашинян преподнёс ситуацию пару дней назад, когда в ходе проводившегося в Капане заседания инициативной группы партии «Гражданский договор» он назвал «независимость, суверенитет, государственность нашей страны и граждан» высшим инструментом для обеспечения безопасности, благополучия, свободы, справедливости и счастья Армении.

И как на это реагировать, в особенности с точки зрения актуализации Пашиняном сосредоточения «всем народом Армении, государственными институтами» на «нуждах реальной Армении»? Действительно, как?

О каких реальных (терминология Пашиняна) путях независимости, суверенитете и государственности Армении говорит армянский премьер, если в самой стране государству практически ничего не принадлежит, как с точки зрения инфраструктуры и объектов жизнеобеспечения (вплоть до охраны внешних границ), так и в контексте свободного пребывания на территории образования различных внешних сил, да ещё с предложениями о новом контингенте «миссионеров», но уже под личиной эдаких бравых «миротворцев»?

Неужели в Армении на самом деле считают, что исполнение ею воли Парижа во всех направлениях не делает Иреван официальным колониальным форпостом Франции? А разве жизнь целого государства и его народонаселения под диктовку зарубежного государства, пусть и называющего себя французским старшим братом армянской сестрёнки, не является проявлением реального колониального режима? Наверняка трезвомыслящие армяне прекрасно понимают, о чём идёт речь, хотя в основной массе загипнотизированные (или, скорее, зомбированные) жители Армении не захотят признать своё колониальное настоящее с единственной политико-географической поправкой, что Париж не именует Иреван «заморской территорией».

А Пашинян о независимости и суверенитете Армении…

Теймур Атаев