Филипп Экозьянц – «Минвалу»: Пусть Пашинян историю учит получше

Филипп Экозьянц - "Минвалу": Пусть Пашинян историю учит получше

Стремление Армении доказать свою древность и создавать большое количество видео-контента на тему событий, очень глубоко погруженных в прошлое, носит нездоровый характер. Об этом в эксклюзивном интервью Minval.az заявил известный ученый – историк Филипп Экозьянц. 

– Филипп, спасибо, что согласились дать нам интервью. Я не стану просить Вас рассказать о том, как и где впервые появились армяне, есть немало источников, которые указывают на этот факт.

– Верно. Но в разные времена разные сообщества называли армянами: современные армяне не имеют к ним никакого отношения.

– Ясно, что у каждого народа есть своя история и никто с Марса не свалился. Словом, существование у армян своей истории никем под сомнение не ставится. Проблема только в том, что сами армяне в стремлении доказать всему миру свою исключительность говорят абсурдные вещи, в которых прослеживаются претензии на те или иные достижения человечества, которые, в свою очередь,  никак не вяжутся с их историей.

– К сожалению, это вид психического расстройства. По-другому объяснить это сложно. Гордыня все-таки работает иначе, мне кажется, гордыня больше питается победами актуальными, даже если эти победы являются выдумкой.

– Никоим образом это не означает, что армяне не способны на какие-либо научные и другие открытия, отнюдь. Ну, Вы понимаете, о чем я. Мне кажется, что если бы они направили свою энергию на созидание и развитие, то заставили бы весь мир говорить о себе, не прилагая к последнему аспекту особых усилий, как это делают, к примеру, китайцы, корейцы или японцы. Просто работают и совершенствуются, чем обогащают все человечество.

– Подписываюсь под вашими словами. Есть много свидетельств тому, что уже к XIX веку армяне стали понимать выгоду от хорошего образования и многие стремились получить его. Но повторюсь, не потому что в нас спрятан некий волшебный «армянский ген», а потому что мы всегда стремимся к тому, что нам приносит пользу и выгоду.

– А поскольку Вы историк, то любопытно было бы узнать Ваше мнение относительно некоторых утверждений. В Армении приступают к съемкам фильма о том, как Армения (речь идет о современной) в 301 году приняла христианство указом царя Тиридата III. То есть некоторые армянские ученые утверждают, что Армения первая в мире приняла христианство, как государственную религию. Однако мы знаем, что, помимо Армении, на звание первой страны, сделавшей христианство государственной религией, претендует Эфиопия и даже Индия, а также Осроенское царство. Что известно на этот счет и из каких источников?  

– Во-первых, я считаю нездоровым то, что в Армении как на уровне официальных средств массовой информации, так и на уровне блогерского сообщества создается такое количество видео-контента на тему событий, очень глубоко погруженных в прошлое. Этот контент, по большей части, не имеет научного фундамента и является пропагандистским. Современных армян он скорее унижает, чем воодушевляет. Подсознательно каждый армянин, который в тысячный раз смотрит, как его великие предки приняли христианство почти 2 тысячи лет назад, задается вопросом: почему сегодня я не могу создать даже маленькое мирное, стабильное и процветающее государство? Что сломалось в нашем народе, почему мы сегодня такие беспомощные? На самом деле, ничего не сломалось, мы абсолютно нормальные – такие, как и все, развиваемся понемногу, не так быстро, как хотелось бы. А великое прошлое – это просто легенда, которую кто-то один раз сочинил, а мы всё рассказываем и рассказываем её себе, то ли чтобы хоть таким образом хотя бы где-то побыть великими, пусть и в далёком прошлом, то ли чтобы утешить себя хоть немного в той духовной и социальной разрухе, в которой сегодня живём.

Ну а во-вторых, в истории с «принятием христианства на государственном уровне» совершается подмена понятий (я сейчас буду говорить, будто бы это не миф, будто бы некоторое событие, которое сегодня квалифицируют как «принятие христианства на государственном уровне», действительно произошло). Итак. Предположим, царь Тиридат действительно принял христианство вместе со своей семьёй и придворными. Почему это должно считаться принятием христианства Арменией на государственном уровне? (Не буду останавливаться на том, что Армения была естественным географическим регионом, царями которого становились многие цари и полководцы. Например, российские цари были царями Армении. То есть, они завоевывали Армению и добавляли в свое титулование слова «царь Армении», и это не значило, что они имели отношение к армянам. И Александр Македонский был царем Армении. Давайте тогда и его запишем в армяне. Так было и с Тиграном, и с Тиридатом, но это другая тема, можем как-нибудь поговорить об этом). Итак, предположим, что царь Тиридат и его ближайшее окружение приняли христианство. Можно ли считать это принятием Арменией христианства на государственном уровне? Очевидно, что нет. Почему я ограничил круг тех, кто принял – точнее, мог принять – христианство после того, как царь Тиридат решил это сделать? Потому что физически распространить христианство в IV веке нашей эры на большой территории среди неграмотного населения было невозможно. Нужны были миллионы книг, сотни тысяч проповедников, а главное – школы, в которых простой народ мог бы научиться хотя бы писать и читать; я уже не говорю о том, чтобы этот простой народ смог вникнуть в тонкости христианского мироздания. Я очень люблю историю о том, как крестился Мангу-хан. Он сказал христианскому посланнику: «Мы примем крещение и доверимся христианской религии, покрестим всех домочадцев и будем придерживаться веры христианской. А всем остальным посоветуем сделать то же самое, но силы применять не станем, поскольку вера не признает никакой силы». Это написано в Книге Историй Хэтона Армянского. И это ещё один ответ на вопрос, почему все население Армении не могло принять христианство даже по приказу Тиридата: потому что насильно нельзя стать христианином.

– Я слышала, Вы дописываете вторую часть своей книги «Исраэл Ори. Ларец Пандоры». В первой Вы писали о Персии. А о чем вторая часть книги? Расскажите.

– Вторая книга будет, собственно, об армянах. Я хочу рассказать читателю о том, какими они были во времена Исраэла Ори, то есть во времена первой попытки создания государства/королевства под названием Армения. И какими были отношения тех армян с мусульманскими народами. Я хочу, чтобы читатель смог понять, разглядеть тех армян, которых Исраэл Ори со своими подельниками взялся «освобождать». Во второй книге большое количество документальных свидетельств, и выход её затягивается в связи с большим объемом переводов с других языков на русский. А уже в третьей книге будет продолжение событий, описанных в книге первой: что было дальше с планами Исраэла Ори и тех, кто за ним стоял.

– 24 апреля этого года премьер-министр Армении Никол Пашинян в своей речи о событиях, произошедших в Османской империи в 1915 году, ни разу не использовал термин «геноцид», употребив взамен определения «великая катастрофа» и «резня», чем вызвал политический скандал в Армении. По словам Пашиняна, «тему заявлений о геноциде армян обострила Россия, точнее, СССР, когда, начиная с 1946 года, резко ухудшились отношения между Москвой и Анкарой, и было создано НАТО». А как считаете Вы, каково самое верное определение, с точки зрения истории, тому, что произошло в Османской империи в те годы? Кстати, Институт Лемкина раскритиковал заявление Пашиняна, отметив, что он должен настоять на признании вины за Турцией, а не ставить под сомнение правовую основу, которую так долго строили.

– Во-первых, тот факт, что Институт Лемкина «включился» в этот процесс сразу после слов Пашиняна, говорит как раз о том, что не СССР занимался вживлением «геноцида» в наши мозги. СССР ни в каком виде не признавал того, что трагедия в Османской империи является актом геноцида армянского народа. Пусть Пашинян историю учит получше. Геноцид и вообще вся история ненависти между христианами и мусульманами в нашей части Передней Азии берет начало в европейских канцеляриях, конкретно, во французских, австро-венгерских и германских, и конечно, римских. То, что произошло в начале XX века, следует называть гражданской войной. А если брать намного шире, то это было традиционное истребление высокородными семьями простого люда разных национальностей и вероисповеданий. Делалось это ради власти и ради богатств. В 1915-1922 годах на востоке Османской империи от войны, мародеров, междоусобиц, жары, голода и бесприютности гибли представители всех народов. Но некоторые европейские деятели решили выделить из всех пострадавших только армян, сделать из них сакральную жертву и в этом качестве «распиарить». И теперь эти деятели размахивают словом «геноцид» перед лицом турецких правителей, чтобы те не расслаблялись. Армяне же, я говорю исключительно о простом народе сейчас, как были жертвой, так и остались: только теперь они являются жертвой манипуляций, но эти манипуляции, в конечном итоге, снова ведут к войнам и смертям. Этот механизм отработан как раз в первой половине XX века. Посмотрите, как голод на западе СССР, который уничтожил представителей многих народов, проживавших там, и большей частью русских, превратился вдруг в «голодомор украинцев». Это в точности такая же фальсификация, как и «геноцид армян». И раздували это историю из тех же пропагандистских центров.

– Расскажите о Ваших последних исследованиях, поставивших под сомнения прежние гипотезы и утверждения.

– Главное, что нужно понять современным армянам – это то, что между ними и теми, кого в прежние века называли армянами, нет прямой и очевидной связи, кроме названия. Даже язык армянский не только изменялся до неузнаваемости, но и в своё время являлся одним из названий турецкого и татарского языков. Надо каждому человеку, который считает себя армянином, признать то, что ему известна его родословная не далее, чем на несколько поколений в прошлое. И точка. Сведения о родственных связях с обитателями прошлого на этом обрываются. Это реальность, от неё нужно двигаться дальше. И ещё. Мы до сих пор не можем ответить на простой вопрос: что означает понятие «армянин», и как отличить армянина от не армянина. Это сегодня-то! Что уж говорить о временах далёких. Если мои собратья поймут это, то они с гораздо большим энтузиазмом станут смотреть в сторону мира и дружбы со своим географическим окружением: с турками и азербайджанцами, в первую очередь.

– В своем видеоблоге Вы говорили о пользе владения несколькими языками и о том, что в Армении фактически отсутствуют русские школы, точнее образование дается только на армянском языке. Как, по-вашему, что ждет Армению, обращенную на Запад, в ближайшие 20-30 лет, учитывая, что ближайшими соседями армян являются тюрки, иранцы, грузины ну и, скажем, русские, с которыми армян так многое связывает.

– Все знания, которые получали армяне за последние сто лет, они получали на русском зыке. Это естественно. Во-первых, русский язык появился там со времен царя Николая I, и это был единственный язык, известный армянам, который на то время давал доступ к большому объёму информации, точнее говоря, к багажу, накопленному цивилизацией. Может ли английский заменить русский? Конечно, может. Но для этого должно пройти время, должны смениться два-три поколения, пока английский обретет статус второго родного, каким для армян был русский. И вот вопрос: зачем вытеснять или заменять? Разве не логично просто добавить? Чем больше языков знают дети, тем они богаче! Зачем лишать их какого-то языка только потому, что он не нравится очередному временному правителю Армении? Это же абсурдно! Что касается русских. Я думаю, они слишком долго терпят выходки некоторых представителей нашего народа. И, боюсь, могут сорваться. Русские – это народ, который, по сути, выкормил армян, сберег их, дал им образование, открыл возможности, построил для них государство, а теперь русские выслушивают от армян, что армяне, оказывается, «всё дали русским»: от христианства до военного искусства. Здесь кто угодно может сорваться. Но у северного медведя терпение в отношении армян какое-то исключительное. Надеюсь, оно не иссякнет, а армяне со своей стороны сумеют заткнуть своих «городских сумасшедших».

– Стоит ли верить Википедии, особенно ее историческому разделу, который, на наш взгляд, вдоль и поперек переписан фальсификаторами?

– Я ничего не вычеркиваю из работы, в том числе и Википедию. Если у вас есть время и возможность проверять информацию, то Википедия может быть очень полезной.

Рамелла Ибрагимхалилова