Украина приступит к формированию демилитаризированной буферной зоны на территории России – анализ Александра Коваленко

Украина приступит к формированию демилитаризированной буферной зоны на территории России - анализ Александра Коваленко

В 2022 году, когда Россия развернула полномасштабное вторжение в Украину, Киев, после получения первых пакетов помощи от западных союзников, обратился с довольно недвусмысленным запросом о возможности применения западного оружия по военным объектам на территории РФ. Но тогда ответом было категорическое “Нет!”

Киев на неофициальном уровне делал такие запросы на протяжении 2022 и 2023 годов, но только в 2024-м ситуация изменилась, и среди стран Запада в открытую стали поддерживать данную идею, что ещё два с половиной года назад было просто непозволительным. Многие настолько изменившуюся позицию союзников Украины по этому вопросу связывают с попыткой России открыть в Харьковской области новый фронт. Но на самом деле это лишь один из факторов, повлиявших на смену позиции западного политикума.

Долгий путь

На самом деле путь к получению такого разрешения был слишком долгий. Более двух лет ожиданий на право нанесения ударов по территории России кардинально влияли на реализацию многих планов Генштаба ВСУ. В свою очередь, военное сообщество стран Запада прекрасно понимало необходимость и важность воздействия на военные объекты на территории противника, но политическое сообщество демонстрировало нерешительность и страх перед возможными ответными действиями России.

Таким образом, для получения права нанесения ударов западным оружием по территории России Украине необходимо было продемонстрировать своим партнёрам и то, что российские угрозы в виде “красных линий” – это не более чем мем уровня “последнее китайское предупреждение”.

Поступательно был начат процесс демонстрации слабости России в вопросах отстаивания своих заявленных позиций, в который вошли такие операции, как нанесение ударов по Керченскому мосту, системные удары по временно оккупированному полуострову Крым, налёты дронов-камикадзе на Москву, удары по российским аэродромам и уничтожение тактической и стратегической авиации, выдворение российского флота из Севастополя, системные удары по российским НПЗ и т.д.

Пожалуй, самым убедительным стал удар дроном-камикадзе по уникальной российской загоризонтной РЛС “Воронеж-ДМ”, что подорвало систему ядерной безопасности РФ и на что Россия ответила… молчанием.

В то время, как Россия пыталась убедить весь мир в том, что её армия ещё имеет потенциал, буксуя в приграничной зоне Харьковской области, Украина всему миру демонстрировала, что 1 800 километров от украинской границы вглубь российской территории – это уже не глубокий тыл.

В комплексе с дипломатической работой и рейдовыми действиями российской армии в Харьковской области, с сопутствующим им террором самого Харькова посредством ракетных и бомбовых ударов россиян, это возымело должный эффект.

Удары по территории России

На самом деле подробностей относительно снятия запрета ударов по территории России западным оружием не так много, а те, что есть, даже разнятся в разрешённой глубине ударов, по одним источникам – 40 км, по другим – до 50 км.

В любом случае следует понимать, что это только первый этап в подобном разрешении. Ведь в распоряжении Украины сейчас имеются такие средства поражения, как М142 HIMARS и M270, реактивные снаряды которых преодолевают 70-80 км, GLSDB с дальностью до 160 км, ATACMS, Storm Shadow и Scalp EG с дальностью до 300 км.

Но сосредоточимся на 50-километровой зоне. Даже это ограничение позволяет СОУ в значительной степени повлиять на систему управления и систему обеспечению россиян в ближней тыловой зоне, которой фактически по территории России от границы с Украиной можно считать, что уже нет.

На вооружении СОУ стоят ствольные артиллерийские системы, которые отличаются от российских, а сейчас у русских на вооружении преимущественно снятые с хранения советские с дальностью и точностью поражения целей. В то время, как средний показатель дальности выстрела у них составляет 15-20 км, у СОУ это 30-35 км. В случае применения активно-реактивных снарядов типа Excalibur эта дальность увеличивается до 40-50 км.

Ранее в ближней тыловой зоне, вдоль границы с Украиной, российские войска размещали до 36 тысяч личного состава в Брянской, Белгородской и Курской областях. Накануне харьковской операции это количество возросло до 53 тысяч и российские подразделения себя чувствовали там в относительной безопасности. Теперь эта зона не будет безопасной и, заявляя с международной площадки в Китае и трибуны в Кремле про санитарную зону, Путин создал все условия для того, чтобы эта санитарная зона возникла в самой России.

28 июня 2022 года в интервью украинскому изданию УКРИНФОРМ я озвучил мнение о необходимости создания на границе с Россией буферной демилитаризированной зоны глубиной 50 км. Зоны, в которой присутствие любого войскового формирования и техники пресекалось бы его уничтожением на расстоянии с использованием имеющихся инструментариев эшелонированного порядка.

Эшелонированные рубежи огневого поражения представляли бы собой сосредоточение ствольных и реактивных арт-систем, таких как М777, широкая номенклатура САУ 155-мм, а так же М270 и М142.

Фактически зона до Белгорода, с охватом самого областного центра, и аналогично в Брянской и Курской областях, становится для российских войск экстремально опасной. И это прекрасно понимают в Кремле.

Александр Коваленко, военно-политический обозреватель, специально для Minval.az