«Баграт напрямую контролируется Кочаряном и католикосом Гарегином, которых уже курирует Кремль»

«Баграт напрямую контролируется Кочаряном и католикосом Гарегином, которых уже курирует Кремль»

Баграт Србазан, известный также, как архиепископ армянской апостольской церкви Баграт Галстанян, продолжает накалять обстановку в политической жизни Армении. Сегодня он собрал армянские СМИ и рассказал об инициированном процессе импичмента премьер-министра Никола Пашиняна и признался, что «встречается с разными силами политического поля». При этом он напрочь отверг то, что за ним стоят какие-либо внешние или внутренние силы, хотя и признал, что «мы открыто встретились с некоторыми людьми, с другими – проконсультировались». С кем именно консультируется Баграт Србазан и с какими людьми встречается, пытаясь свергнуть власть в Армении?

С этим вопросом Minval.az обратился к директору Центра истории Кавказа Ризвану Гусейнову.

«Баграт напрямую контролируется Кочаряном и католикосом Гарегином, которых уже курирует Кремль»

– Какие силы заинтересованы в том, чтобы поднять армянский народ против премьер-министра Пашиняна и действующей власти? Имеется в виду силы внешние и внутренние.

– Если мы посмотрим на динамику развития отношений власти, самого Пашиняна – к оппозиции, а это, в первую очередь, экс-президент Роберт Кочарян, окружающий его карабахский клан и армянская церковь, то увидим, что изначально, то есть с приходом к власти Пашиняна, у карабахского клана, Роберта Кочаряна и армянской церкви возникли вопросы, или, скажем так, ощущался вполне логичный антагонизм как к самому Пашиняну, так и к его окружению. Изначально оппозиционная пресса или близкие к ним СМИ обвиняли Пашиняна в том, что он обманет армянский народ, уйдет на Запад, «кинет» Россию и ввергнет людей в пучину трагедии.

До 2020 года, точнее до 44-дневной войны, эти выпады звучали слабо. То есть с 2018-го по 2020 год претензии к Пашиняну сводились к его политическому выбору прозападного курса. И указанные силы – церковь, дашнаки, карабахский клан, Роберт Кочарян, который в основном и финансировал все это дело, и еще несколько пророссийских олигархов, акцентировали внимание на том, что Пашинян уводит страну на Запад и в этом заключается трагедия. А по итогам 44-дневной войны у них появился дополнительный аргумент, что, мол, Пашинян проиграл и сдал Карабах, а они, молодцы, в свое время победили и захватили земли и т.д.

На все это Пашинян отвечал, что ситуация создана не им, что он был еще школьником, когда возник карабахский конфликт, и Кочарян, Серж Саргсян, армянская церковь – все они и заложили основы той трагедии, которая как раз и пришлась на период, когда он пришел к власти. Не он является причиной конфликта, а та идеология и политика, которую до него проводили президенты и поддерживали оппозиция, церковь и зарубежная армянская диаспора. Кстати, вся диаспора – и западная, и российская. И она до сих пор поддерживает сепаратистские и реваншистские настроения в этой стране.

Я неоднократно публиковал исследования о том, что существует некая триада, состоящая из армянской церкви, зарубежной армянской диаспоры и политических полутеррористических организаций. Эта триада осуществляет контроль над армянским народом. Церковь поддерживает идеологию, которую для нее формируют внешние кураторы, диаспора оплачивает реализацию политической или иной идеологии, а политические или террористические организации воплощают эти функции в жизнь. Такая нехитрая триада сейчас активно работает против Пашиняна. Но мы также видим, что эту триаду также активно поддерживает Россия. Прослеживаются и определенные французские элементы во всей этой истории. Даже во время ареста сторонников этого Баграта Србазана, который возглавил протестное шествие, были задержаны лица, некоторые из которых говорили на французском. Это, конечно, не говорит о том, что они принадлежат к французским спецслужбам, но явно какой-то французский след при этом виден. Но основной сторонний игрок – это, конечно, Россия, которая, давя на Пашиняна, пытается взять под контроль внешний политический курс Армении и купировать прозападный выбор. Это и есть то оппозиционное болото с лягушками, которое тянет Армению назад и которому противостоит Пашинян.

– Что можно сказать по тому, как развивается процесс в Армении, с точки зрения использования политтехнологий? Это массовый и стихийный процесс или все же за ним стоят силы с четко разработанными технологиями свержения власти? Соответствуют ли политическая игра там сценариям, которые применялись в других странах для подъема масс?

– Однозначно, политтехнологии, применяемые Багратом Србазаном, в мире прекрасно знакомы. При изучении истории человечества, особенно на протяжении последних 100-150 лет, мы неоднократно становимся свидетелями того, что подобные технологии используются для влияния на внутреннюю политику. И в этом контексте, учитывая то, что Армения является христианским государством, и здесь нередко используются религиозные нарративы. А в этот раз вперед выдвинули этого архиепископа Баграта Сарбазяна. Дело в том, что оппозиция в лице Роберта Кочаряна и его клана не имеет доверия перед людьми. И значительная часть армянского общества их просто презирает и боится возвращения. Поэтому оппозиционные силы выдвинули вперед этакого попа Гапона в лице архиепископа, чтобы через него поднять волну недовольства и попытаться свергнуть политический режим в Армении.

Такие политические явления всегда имеют стандартные схемы, когда на почве какого-либо недовольства собирают людей, озвучивают какие-то лозунги с целью создания противостояния между народом и властью. Но основная цель – пролить кровь, чтобы противостояние прошло точку невозврата, и дальше уже можно призывать более широкие массы с тем, чтобы они поддержали протесты. А власть ответит репрессиями против людей. В этом контексте ничего нового или особо хитрого мы не видим, кроме неудачной попытки этого Баграта на армяно-азербайджанской границе в Газахском направлении, а с армянской стороны мы его называем Товузгалинским направлением, в местах, где проходит делимитация и демаркация границы, поднять местных жителей. Но эта попытка провалилась, поскольку выяснилось, что население соседних с теми местами сел и сел, которые передаются Азербайджану, в принципе довольны процессом.

Но существует план Б, – это Србазан Баграт, который напрямую контролируется Робертом Кочаряном и католикосом Гарегином, которых уже курирует Кремль. План Б состоит в том, чтобы начать пешее шествие от границы, где идет делимитация и демаркация, в Ереван. И время для шествия было выбрано не случайно, поскольку к моменту, когда оно дошло до столицы Армении, в Москве проходила встреча Пашиняна с Путиным. Это и есть дополнительный рычаг давления Москвы на Пашиняна, который очень активно добивается вывода российских военных, ФСБ, пограничников, в первую очередь, с приграничных регионов Армении. И мы видим, что Пашинян частично добился своего. Насколько я понимаю, он вообще стремился к тому, чтобы из Армении полностью ушли российские спецслужбы и служащие в российской военной базе в Гюмри. Он выступает за то, чтобы русских военных не было не только на армяно-азербайджанской, но и на армяно-иранской границе. Но мне кажется, что в Москве Путин и Пашинян пришли к временному консенсусу по основным вопросам, поскольку сразу после этого несколько выдохлось и само шествие этого Србазана Баграта.

Его ультиматум о том, чтобы Пашинян ушел со своего поста в течение часа, сменился требованием импичмента в парламенте. Но это нереально, поскольку оппозиционная фракция не имеет в парламенте столько голосов, чтобы даже поставить вопрос об импичменте, а не то, чтобы за него успешно проголосовать. То есть все недовольство ушло в песок, и мы явно видим, что за этим сценарием стояли конкретные внешние силы и применялись известные сценарии и стандартные технологии.

Я вообще с иронией отношусь к тому, что стихийные процессы бывают стихийными. Это управляемый хаос. Любой массовый процесс кем-то управляется. В истории человечества не было случая, чтоб такие процессы происходили сами по себе. Всегда есть заказчики, которые, как правило, находятся в политической элите, в силовых структурах и имеются внешние кураторы. Эти три элемента должны быть, чтобы массовое политическое шоу стало серьезной проблемой. Но на это надо тратить деньги. И если вы помните, то каждый день митинга в центре Еревана, Роберт Кочарян только за аренду аппаратуры и самого места платил по 25 тысяч долларов.

– Если реваншистам все же удастся скинуть Пашиняна, то каким будет сценарий развития отношений Армении с Азербайджаном? Можно ли ожидать подписания мирного договора?

– Не вижу у оппозиционных сил возможности скинуть Пашиняна. Тем более что он выждал, дал им возможность всем собраться на площади… Оппозиция собрала всех недовольных карабахских беженцев – это и был весь их электорат, а также недовольных студентов Ереванского госуниверситета, учреждения, который еще с советских времен представлял собой этакое лежбище дашнакского армянского националистического видения и идеологии, – а затем их всех посчитали и взяли на заметку. Здесь отвлекусь и напомню, что в основном все оппозиционные и националистические лидеры Армении – выходцы Ереванского госуниверситета. Так вот, Пашинян дал возможность оппозиции собраться вместе, и тогда стало ясно, кто за ними стоит и кто все это оплачивает. Вся схема стала ясна как день. И после этого Пашинян приступил к разгрому демонстрации.

Я думаю, что на этом этапе оппозиция не сможет навредить переговорному процессу с Азербайджаном и он продолжится. Но лишь ближайшие месяцы покажут, насколько близок срок подписания мирного договора. Создается впечатление, что на этом этапе Россия не сможет продавить через оппозицию все то, что хочет. Теперь Россия сосредоточилась на Грузии, и мы видим, что там происходит. Если Россия еще больше будет вовлечена в грузинские процессы, то значит, в Армении внутриполитическая ситуация станет более или менее стабильной. Но она может обостриться, если станет ясно, что мирный договор к осени будет подписан. К этой дате в Армении снова могут начаться попытки беспорядков и тогда мы увидим, насколько Пашинян будет способен справиться с этими проблемами. Я не вижу, чтобы его устранение привело к изменению политического курса в Армении. Он не один. У него есть серьезная и большая команда единомышленников и простых армян, которые поддерживают прозападный курс Армении. И если сюрпризов не будет, то мы надеемся, что к осени нынешнего года можно будет говорить о выходе к финишной прямой в подписании мирного договора между Арменией и Азербайджаном.

Рауф Насиров 

Из этой рубрики