Россия устами Лаврова «выстрелила себе в ногу» на азербайджанском треке

Россия устами Лаврова «выстрелила себе в ногу» на азербайджанском треке

Нашумевшее интервью Сергея Лаврова газете «Известия», судя по всему, должно было сыграть роль этакого «жёсткого предупреждения» для Никола Пашиняна и его «команды».  Сергей Викторович сыпал обвинениями в адрес официальных властей Армении, что там «извращают историю» последних трёх лет, обвинял Пашиняна в в том, что уже в 2021-м году миротворческая миссия ОДКБ была готова прибыть в Армению, но он вместо этого пригласил наблюдателей Евросоюза, а сегодня в состав этой миссии направляются военнослужащие из США и Канады, и это уже превращает её в миссию НАТО… И между делом высказал весьма и весьма скандальное откровение:

«Но когда в 2022 году в Праге на так называемом саммите Европейского политического сообщества — тоже придумка Макрона — они подписали документ с президентом [Азербайджана Ильхамом] Алиевым, в присутствии [председателя Европейского совета Шарля] Мишеля о том, что Карабах — это Азербайджан, нас никто не поставил в известность. Путин потом сказал Пашиняну на очередной встрече: «Мы были удивлены, что вы так решили»». Более того, по словам Лаврова, «нас всегда просил Пашинян не забывать, что нужно параллельно с усилиями последних трех лет как-то урегулировать вопрос со статусом Нагорного Карабаха, и мы этим занимались. Но когда он сам подписался, что эта территория — часть Азербайджана, вопрос о статусе отпал».

Можно предположить, что Сергей Лавров просто отвечал на упрёки Еревана и перекладывал ответственность: дескать, это не Россия, а премьер-министр Армении собственной персоной подписался под тем, что Карабах – территории Азербайджана. И, в точном соответствии со словами теперь уже отставного своего заместителя Карасина, что «никого, в широком смысле, более проармянского, чем Россия, Еревану не найти», напоминал, как много Россия сделала для Армении. Но при этом, похоже, не учел, что эти его откровения прочитают и в Баку.

В трехстороннем заявление от 10 ноября, под которым стоят подписи президентов Азербайджана и России и премьер-министра Армении, нет никаких намёков на будущий статус Карабаха и необходимость его «определения». Более того, уже через несколько минут после подписания этого заявления президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем обращении к народу отметил: «Вы, наверное, обратили внимание на то, что в данном заявлении нет ни единого слова о статусе Нагорного Карабаха!» Как подчеркнул глава государства, «статус ушел к черту, провалился, разлетелся в пух и прах, нет его и не будет».

Но теперь министр иностранных дел России подтверждает: Москва пыталась переиначить трёхстороннее заявление и реанимировать вопрос статуса. В каком именно виде — Лавров как бы не конкретизирует, но при этом признает: точку в разговорах о статусе поставили переговоры в Праге, где Пашинин подписался под тем, что Карабах – территория Азербайджана. И как это понимать? «Статус», которым «занимались» российские дипломаты, предусматривал что-то другое? Что именно? Ещё одно армянское «независимое государство» на азербайджанских землях? Присоединение к России? «Цхинвальский вариант»?

Можно призывать не заниматься спекуляциями, можно не перекидывать «мостик» к утечкам с переговоров в Сочи, где Москва пыталась протащить тезис об «отложенном статусе», можно не притягивать к теме нынешнюю антиазербайджанскую кампанию в российском информационном пространстве с попытками «навесить» на азербайджанскую общину Москвы ответственность за теракт в «Крокус Сити», но слова Лаврова как минимум требуют пояснений: так чего же хотела и добивалась Москва по крайней мере до переговоров в Праге? И почему признание территориальной целостности Азербайджана со стороны Армении так не устроило Первопрестольную?

Более того, откровения Лаврова придают уже новое прочтение и многому из того, о чем сообщали СМИ, в том числе Minval, до антитеррористических рейдов 19-20 сентября 2023 года — и о том, что в находившимся под контролем росмиротворцев Карабахе продолжают действовать структуры марионеточного сепаратистского режима, и о провозе туда мин и прочего оружия, и о нахождении в Карабахе 15-тысячной группировки ВС Армении, и даже о том, что в местных школах появились отделения российской «Юнармии».

Вынуждены напомнить: территориальная целостность и государственный суверенитет – это для Азербайджана «красная линия». Да, молниеносная антитеррористическая операция Азербайджана подвела черту под планами сепаратистов и их покровителей, но это ещё не значит, что о планах «рестарта миацума» можно вообще забыть. Особенно когда об этом рассказывает министр иностранных дел России. В результате, пытаясь поговорить с металлом в голосе с Ереваном, МИД России устами своего главы уже на азербайджанском треке «выстрелил себе в ногу». И не только «в ногу», судя по всему. И далеко не все здесь получится «приладить обратно». Такова уж особенность дипломатии, когда речь идёт о границах и суверенитете. Особенно после дам тридцатилетней оккупации и недавней войны.

Нурани, обозреватель