Фазиль Мустафа: Агрессия Ирана против Армении вполне возможна

Фазиль Мустафа: Агрессия Ирана против Армении вполне возможна

Анонсированная на 5 апреля встреча в Брюсселе в формате ЕС-Армения-США в очередной раз демонстрирует повышенный интерес европейских государств и Америки к происходящему на Южном Кавказе. Только в чем он выражается? До сих пор ни Евросоюз, ни США не сделали ничего такого, что могло бы как-то разрядить напряженность между Азербайджаном и Арменией, а тем более ускорить мирный процесс. Пассивная организация встреч руководства Азербайджана и Армении, как говорится, не в счет, поскольку и без стороннего вмешательства стороны уже наладили контакты на высшем уровне и активизировали переговорный процесс. Так чего же ожидать от брюссельской встречи?

Прокомментировать этот вопрос Minval.az попросил депутата Милли Меджлиса Фазиля Мустафу.

– Несет ли встреча в Брюсселе угрозу для Азербайджана, Армении или всему региону в целом?

– Конечно, встреча в формате Европейский Союз-Армения-США носит также антироссийский характер, как то воспринимается Россией. Несмотря на все попытки Армении проявить осторожность, параллельно она допускает серьезные ошибки. И это очень выгодно для нас, поскольку Азербайджан воспримет в качестве очень даже положительного явления факт конфронтации между Арменией с ее бывшими союзниками. При этом мы заинтересованы в подписании Арменией мирного договора и потому оцениваем любой предпринимаемый в данном направлении шаг исключительно в этом контексте. В любом случае эта встреча не таит в себе опасности для Азербайджана. Да, возможно там будут приняты какие-то решения, направленные против нашей страны, но мы к этому привыкли и знаем, что названные центры ждут любого удобного случая для того, чтобы ущемить интересы Азербайджана. Но Азербайджан ведет самостоятельную политику и не зависим ни от Америки, ни от России. К происходящим процессам мы подходим более прагматично: если хотите мира, то давайте думать о его восстановлении, ну а в противном случае исходите из того, что никто не сможет диктовать Азербайджану свои условия.

– Есть ли связь между недавним визитом Столтенберга в южнокавказский регион и последующею за ней встречей в Брюсселе или это всего лишь совпадение?

– Поездка генсека НАТО Йенса Столтенберга на Южный Кавказ планировалась изначально. И, конечно, это как-то может повлиять на встречу в Брюсселе. Мысли, озвученные руководителем НАТО в ходе его поездки, в той или иной степени могут быть вынесены на повестку дня для решения проблем Армении. Но здесь важна инициатива самой Армении, поскольку на фоне ухудшения отношений с Россией эта страна ищет новых покровителей в своей внешней политике. И в Брюсселе Армения, конечно же, будет пытаться выяснить, насколько сможет рассчитывать на Евросоюз и США в случае необходимости. Это поможет ей просчитать степень опасности в противостоянии с Россией. В любом случае Азербайджан должен продолжить внимательно отслеживать ситуацию, и если в Брюсселе кто-то решит предпринять против нас недружественные шаги, надо будет принять превентивные меры.

– Когда можно будет утверждать, что Армения прошла красную линию в отношениях с Россией? Есть ли такая линия вообще, если учитывать, что Путин лично ни разу не упрекнул Армению и Пашиняна ни в сближении с НАТО, ни в сближении с ЕС или США? 

– Думаю, Россия станет открыто обвинять Армению и будет стремиться помешать ей наладить еще более тесные отношения с Западом. Пока мы не слышим какие-то серьезные заявления. Однако в выступлении спикера МИД России Захаровой уже можно уловить определённые намеки на то, что ожидает Армению в случае дальнейшего сближения с Европой и США. При этом неправильно было бы говорить о какой-то красной линии, которую Армения могла бы перейти в своих отношениях с Россией. Ведь Армения никогда не была суверенным независимым государством – Россия полностью контролировала все, что с связано с ней, начиная от охраны границ и до экономики и всей инфраструктуры. Только сейчас Армения пытается стать действительно независимой, но неправильно определила время для этого действия. Ведь никак нельзя говорить о том, что прогноз Армении верен, когда встречи наподобие брюссельских проходят в момент пика противостояния между Россией и Западом. Наоборот, добиться этого сейчас будет еще сложнее.

Да, любое государство хотело бы вести свою внешнюю политику в независимом ключе, однако Армения лишена этой независимости, которую сможет добиться только через конфликт с Россией. Армения должна настоять на том, чтобы Россия ликвидировала на ее территории свою военную базу и убрала пограничников с армянских границ. А это приведет к серьезному конфликту, пережить последствия которого будет очень сложно для Еревана. Поэтому сейчас по действиям Запада можно говорить лишь о попытке провести некий анализ возможности уменьшения зависимости Армении от России. Не более. То есть речь может идти лишь об анализе и прогнозах. Но в любом случае прогнозы для Армении вряд ли будут радужными.

– Иран выступает против внерегиональных игроков на Южном Кавказе. Что может сделать Армения такого, чтобы Иран, к примеру, подтянул войска к границе с этой страной под видом военных учений? Или это в принципе невозможно?

– Мы должны понимать, что у Армении на деле серьезные проблемы со всеми государствами. Ведь, пустив других на свою территорию, она должна была знать, что обязательно найдутся силы или страны, которым это не понравится. А как в будущем решать возникающие проблемы? Когда армяне разрешали Ирану открывать в Кафане свое консульство, давали добро европейцам на отправку своих военных, а еще раньше соглашались с Россией на контроль своих границ и размещение военных баз, они должны были думать и о том, что наступит день, когда придется расхлебывать эту кашу, решать возникшие проблемы.

Что касается непосредственно Ирана, то он слишком уж вовлечен в армянский вопрос. К тому же, иранский фактор следует расценивать как проблемный в вопросе укрепления отношений между Армений и США. Но Армения достаточно использовала Иран для своего экономического укрепления, а Иран, в свою очередь, может чувствовать себя спокойно в регионе лишь при наличии армянского фактора. Дело в том, что провокации и действия Ирана, не вписывающиеся в принципы добрососедства с Азербайджаном, сформировали в нашей стране по отношению к Ирану имидж ненадежного соседа. Азербайджан при этом идет на определенные уступки с тем, чтобы уменьшить напряжённость между странами. И тем самым мы повышаем и региональную безопасность. Учитывая сказанное, можно резюмировать, что единственный выход у Армении – это мир с Азербайджаном, что позволит, если не освободиться, то хотя бы уменьшить все те нагрузки, под которыми находится эта страна.

Но все равно Иран в любой момент может наказать Армению как страну, находящуюся под ее контролем. И если политика кнута со стороны Ирана совпадет с недовольством России действиями Армении, то к линчеванию армян присоединится и северный сосед. Иран не станет совершать ошибок, потому что, если он накажет армян без хотя бы молчаливого согласия России, Армения еще больше сблизится с Москвой.

А Азербайджан все это неизбежно затронет. Вот почему мы заинтересованы, прежде всего, в независимой Армении. Если эта страна станет действительно независимой, то она откажется от притязаний к территориям Азербайджана, что называется, не станет пытаться прыгнуть выше головы в противоборстве с Азербайджаном. Сегодня Армения действует по указке США, Франции, Евросоюза, России, Ирана, и лишь проигрывает. Это очевидно, возьмите события последних трех лет. Учитывая сказанное, считаю, что, да, агрессия Ирана против Армении вполне возможна, и чтобы хоть как-то обезопасить себя от нее, Армении следует сближаться с Азербайджаном и подписать мирный договор.

Рауф Насиров