Генсек СНГ Лебедев – «Минвалу»: «Другие государства исходят из следующего: с какой стати я стану думать за Украину и Россию?»

Генсек СНГ Лебедев - «Минвалу»: «Другие государства исходят из следующего: с какой стати я стану думать за Украину и Россию?»

В Азербайджан генеральный секретарь СНГ Сергей Лебедев, который возглавлял миссию наблюдателей от Содружества в ходе внеочередных выборов президента, приехал как раз для участия в этом процессе. На эксклюзивное интервью Minval.az руководитель международной организации согласился сразу после того, как общественности страны были оглашены результаты наблюдательской деятельности миссии СНГ. И поскольку все относительно самих выборов уже было оглашено, то, естественно, мы попросили его осветить некоторые подробности и перспективы деятельности самого СНГ. 

– СНГ в качестве международной организации появилось более 30 лет назад. Можно ли сегодня, спустя столь долгий срок, сказать, что Содружество выполнило поставленные перед ним первоначальные задачи или все еще пытается достичь каких-то целей?

– Первоначальные задачи, которые ставились в период создания СНГ, конечно, отличались от тех, что мы сегодня решаем. Часть задач была выполнена. Но самая главная удача этого периода в том, что мы не допустили крупных военных столкновений и конфликтов, которые сопровождали, например, раздел Югославии. Да, при распаде Советского Союза были отдельные региональные конфликты, но большого столкновения не было, и этого нам удалось избежать благодаря усилиям глав государств и правительств, и постепенно привести отношения в новое русло, формат. Работа была непростая, были разные подходы. Никто не представлял, как должно выглядеть будущее Содружества, вернее представления были, но больше иллюзорные. Например, первоначально предполагалось, что мы сохраним единую валюту, общую внешнюю политику, и даже была такая мысль, что сохраним общие Вооруженные силы, но постепенно центробежные силы взяли вверх и мы разошлись. Но спустя некоторое время поняли, что сделали это слишком быстро, потому что надежды на то, что нас примут в объятия за рубежом, окажут помощь и мы вскоре заживем как в Европе или в США, – эти надежды, к сожалению, не оправдались…

– Когда пришло понимание, что эти надежды не оправдались?

– Довольно быстро. Лет через 4-5 наши попытки установить и развить разносторонние и широкие отношения с Западом не получили там широкого отклика, мы увидели, что обещания и посулы, которые давались нашим странам, оказались ложными. Но настоящее прозрение пришло сейчас, и мы видим, что и тогда, и сейчас, а сегодня это очевидно, они не строили серьезных планов по развитию отношений с Российской Федерацией, другими странами СНГ. Обещания были, да. Были обещания не продвигать НАТО на Восток, и они были нарушены. Были обещания установить партнерское взаимодействие в рамках Совета Россия-НАТО, Россия-Евросоюз…

– Простите, что перебиваю. Был документ, согласно которому НАТО брало на себя обязательство не продвигаться на Восток?.. Обязательство перед СНГ или перед Россией? Мы сейчас говорим об СНГ?

– Перед Советским Союзом. Эти обещания давались и Горбачёву, и Ельцину и в период Советского Союза, и время захватывает и СНГ. Сейчас вы можете посмотреть объективные документы, на эту тему есть множество документальных телефильмов, где западные политики утверждали: «да, действительно, мы говорили о том, что продвижения не будет, но мало ли что мы говорили, письменных обещаний никто не давал». И сегодня мы видим, что это был обман.

– СНГ отказалось от идеи единой валюты или она до сих пор существует на пространстве Содружества?

– Эта идея не снята с повестки. Она существует…

– Создание единой банковской системы… Это все было проработано.

– Эти идеи не похоронены. Они есть, они на повестке дня, но сроки их реализации не определены. Да, может быть, при санкциях, которые введены в отношении стран Содружества, сделать это сложно, над этим надо думать. А в отношении единой валюты – пока это в далекой перспективе, даже не в ближайшей. Я реалист. Но вопрос произведения расчетов в национальных валютах, он актуален, и даже реализован. Причем не только в отношениях между странами СНГ. Сейчас многие страны осуществляют расчеты в национальных валютах. Это уже не секрет, что, например, с Китайской народной Республикой Россия рассчитывается в нацвалютах. С Турцией тоже самое.

– А как с этим обстоит дело в рамках СНГ? Государства используют при взаиморасчетах национальные валюты?

– Активнейшим образом. Но это тема отдельного разговора. Что касается сохранения и дальнейшего развития СНГ, то я считаю, что в этом заинтересованы все государства Содружества. За 16 лет моей работы на посту руководителя исполкома СНГ ни разу не слышал от руководителей стран, от глав правительств, мыслей и идей о том, что нам надо разойтись. Совершенствовать нашу деятельность? Да, обязательно. Особенно в 2016 году эту идею активно продвигал бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, и по его предложению была создана специальная комиссия по совершенствованию деятельности Содружества. Были внесены некоторые изменения в структуру и деятельность Содружества. И мы тогда однозначно признали, что если СНГ не будет идти в ногу со временем, то оно обречено на исчезновение.

– Об этом и хотелось поговорить. Сегодня в мире геополитика сильно поменялась и появляются новые центры сил. Есть такое понятие, как внешняя политика СНГ? Если да, то будет ли оно это учитывать? Мир становится многополярным и может СНГ самому как-то надо начать преобразовываться?

– СНГ нужно постоянно совершенствоваться. Это правда. Но я бы не употреблял слова «преобразовываться». Какая в этом необходимость? Да, нужно улучшать эффективность деятельности СНГ. На этом все настаивают и этого никто не отрицает. И это делается. Мы постоянно совершенствуем документы, которые регламентируют нашу общую деятельность. Но что касается каких-то там центров сил, то это естественно, и, кстати, Содружество Независимых государств активно участвует в этих преобразованиях в мире. Девять стран СНГ сейчас в той или иной форме активной участвуют в деятельности Шанхайской организации Сотрудничества. Кто бы мог подумать? Некоторые из них в скором времени станут постоянными членами ШОС. Беларусь уже в стадии завершения процесса ее принятия в ШОС.

– То же, наверное, можно сказать и об Организации тюркских государств. То есть половина СНГ фактически представлена в этой организации.

– Совершенно верно. Это новая структура и мы контактируем с этой организацией. Действительно пять государств Содружества являются одновременно членами Организации тюркских государств. Генеральный секретарь ОТГ – представитель Кыргызстана Омуралиев Кубанычбек Касымович раньше работал постпредом при уставных органах СНГ. Он хорошо знает структуру СНГ и потому мы сейчас с ним как раз контактируем и обсуждаем идею более тесного взаимодействия этих двух структур. У нас во многом совпадают оценки ситуации в мире, взгляды на международные отношения, которые разделяют и наши центрально-азиатские государства. Мы с удовлетворением констатируем более скоординированную тесную политику центрально-азиатских государств. Регулярно проходят встречи этих государств как между собой, так и в формате пять + один + Россия или Центрально-азиатские государства + США. В прошлом году в Нью-Йорке в рамках Генассамблеи ООН прошла такая встреча. Опять же Центрально-азиатские государства плюс Япония. То есть международное сотрудничество, и я бы это особо отметил, вне пределов западной Европы и США сейчас активизируется. Почему? Потому что хотят проводить более независимую политику, избавленную от давления извне.

– Следующий вопрос просто не могу не задать, хотя и предполагаю, что вам он может не понравиться и потому сделаю это максимально корректно. Что СНГ может сделать для того, чтобы предотвратить нахождение войск одной из стран Содружества на территории другой? Имею в виду происходящее в Украине. Что может сделать СНГ в качестве наднациональной международной структуры?

– Сложные вопросы взаимоотношений между государствами СНГ обсуждаются на всех встречах глав государств СНГ. Мы не избегаем такого открытого обсуждения и на некоторых из них я присутствовал, когда главы государств высказывали свои соображения относительно разрешения таких вот конфликтов, сложных проблем. Мы их не замалчиваем. Это логично. И Россия, и другие страны СНГ заинтересованы в мире и стабильности на всем пространстве Содружества. Не стану раскрывать детали, тем более что многого я и не знаю. Не всегда участвую в этих встречах в узком кругу. Но я отлично знаю, что руководители стран СНГ заинтересованы в сохранении мира и стабильности на всем пространстве Содружества, и вместе думают о том, как разрешить эти конфликты.

Президент России регулярно в ходе своих многочисленных выступлений предлагает начать переговоры по урегулированию ситуации в Украине. Но сегодня уже не секрет, что украинцы подписали соглашение в Стамбуле о прекращении вооруженных действий и последовательных шагах к приближению мира… Там было все это расписано. Приехал премьер-министр Великобритании Борис Джонсон в Киев и сказал, чтоб ни в коем случае документ не подписывайте. Это признание самих украинцев. Руководитель украинской делегации Давид Арахамия сказал «мы же договорились уже обо всем». Нет, Зеленский сказал «не будем подписывать, потому что наши западные партнеры говорят, что не надо. Мы вам оружие подбросим, а вы воюйте с Россией как можно дольше». Но это же деструктивно.

– Сергей Николаевич, вы сейчас говорите как гражданин России, а я максимально ухожу от страновых предпочтений и задаю вопрос генсеку СНГ. Принимался ли в рамках СНГ какой-либо документ, осуждающий этот конфликт? Ведь согласитесь, что если по данному вопросу СНГ ведет себя пассивно, то нет гарантий, что аналогичные конфликты в будущем не возникнут между другими государствами Содружества.

– Вне зависимости от того, есть такой документ или нет, такие конфликты, к сожалению, регулярно возникают…

– Имеется в виду конфликт между Кыргызстаном и Таджикистаном?

– Да, между Кыргызстаном и Таджикистаном. К тому же, для обсуждения такой темы и принятия конкретных решений должен быть побудительный момент, а именно – обращение какого-либо государства. Поскольку эти коллективные усилия предпринимаются, то необходимости в принятии какого-то документа пока нет. Пока никто не обращался. Ведь должен быть инициатор. Украина не обращалась, а другие государства исходят из следующего: с какой стати я стану думать за Украину и Россию? Поэтому, на мой взгляд, сейчас просто нет условий для того, чтоб ставить вопрос о подписании такого документа. К тому же, а это и мое мнение, и, полагаю, здравомыслящие политики думают также, необходимость в принятии документа появляется в том случае, если есть реальность, что этот документ будет действующим. Принимать его для галочки не стоит. Помимо этого, я как участник многих переговоров, скажу, что процесс выработки документа в случае, когда у многих стран есть свои позиции – это крайне сложный процесс. И если нет перспективы достижения согласия по тому или иному вопросу, то зачем тогда все это затевать?

Рауф Насиров