«Мы готовы рассмотреть модели вроде калининградской». Хикмет Гаджиев в интервью Berliner Zeitung

«Мы готовы рассмотреть модели вроде калининградской». Хикмет Гаджиев в интервью Berliner Zeitung

Азербайджан ждал почти три года, пока Армения выполнит свои обязательства по обеспечению транспортного сообщения с Нахчываном. Азербайджан ожидал облегченного прохода, и мы готовы рассмотреть модели вроде калининградской. Об этом заявил помощник президента по вопросам внешней политики Хикмет Гаджиев дал интервью немецкой газете Berliner Zeitung.

«Минвал» со ссылкой на АзерТадж публикует перевод интервью ниже:

– Господин Гаджиев, агентство «Рейтер» сообщает, что 19 декабря вы заявили о завершении конфликта между Арменией и Азербайджаном спустя 35 лет. Сейчас Азербайджан следует стратегии «завоевания мира». Они также заявили, что заключение мирного договора не требует особых усилий. Когда реально можно будет заключить мирный договор с Арменией?

– После окончания Второй Карабахской войны в 2020 году именно Азербайджан инициировал мирные переговоры с Арменией, представив пять основных принципов в соответствии с известными нормами международного права, которые, в частности, включают в себя взаимное уважение суверенитета и территориальной целостности, взаимное подтверждение отсутствия каких-либо территориальных претензий друг к другу и установление дипломатических отношений.

Азербайджан добросовестно ведет переговоры с Арменией на различных площадках для достижения долгожданного мира в регионе. Мы действительно верим, что существует исторический шанс заключить мирный договор, и мы не должны упустить эту возможность. Достигнут значительный прогресс по тексту мирного договора, однако остается еще несколько нерешенных вопросов.

Недавно обе страны поразили мир позитивной повесткой. Я имею в виду знаковое совместное заявление администраций президента Азербайджана и премьер-министра Армении от 7 декабря, итогом которого в рамках сделки по взаимному обмену стало освобождение 34 солдат. Вдобавок Азербайджан поддержал кандидатуру Армении на членство в Бюро конференции по климату Восточно-Европейской группы, а Армения — кандидатуру Азербайджана на проведение 29-й конференции ООН по климату (COP). Это показывает, что Азербайджан и Армения способны вести прямые двусторонние переговоры без посредников.

– Если повестка дня настолько позитивна, то когда, по-вашему, можно реально ожидать подписания мирного договора?

– После антитеррористической операции 19–20 сентября и полного восстановления суверенитета Азербайджана основной источник напряженности между Азербайджаном и Арменией — карабахский вопрос — полностью снят с повестки дня. На данный момент мы не видим серьезных препятствий для заключения мирного договора. Сейчас мы наблюдаем самые спокойные дни за последние тридцать лет в отношениях между двумя странами. С возвращением обеих армий в казармы не зафиксировано даже случаев стычек. А недавняя неформальная встреча президента Азербайджана и премьер-министра Армении в Санкт-Петербурге также прошла в позитивном ключе. Но пока сложно говорить о конкретных сроках, так как для завершения процесса необходимо проведение дальнейших переговоров между Арменией и Азербайджаном. Честно говоря, я не думаю, что целесообразно сковывать себя жесткими сроками, тем самым работая под давлением времени.

– Готовы ли обе страны заключить мирный договор без окончательного урегулирования вопроса о демаркации границы и так называемого Зангезурского коридора?

– Делимитация границ — это технический и длительный процесс, в то время как заключение мирного договора не требует особых усилий и основано на взаимном принятии норм и принципов международного права в межгосударственных отношениях. На наш взгляд, мирный договор не должен быть заложником делимитации границ.

Хотя переговоры по мирному соглашению и делимитации и демаркации границы идут параллельно, они ведутся в двух разных форматах. До сих пор комиссии по делимитации границы обеих стран встречались пять раз, чтобы обсудить основы процесса. Последняя встреча состоялась в ноябре этого года на азербайджано-армянской границе. В ходе этой встречи стороны договорились начать работу по согласованию проекта положения о совместной деятельности комиссии по демаркации государственной границы и вопросам пограничной безопасности между Арменией и Азербайджаном и активизировать встречи между комиссиями. Мы также рассматриваем это соглашение как позитивный знак, не в последнюю очередь потому, что оно было достигнуто в двустороннем формате.

– 6 декабря президент Алиев призвал к обеспечению «легкого доступа» из Азербайджана в эксклав Нахчыван. Там не должно быть никаких «проверок и вмешательств». Это законное право Азербайджана. Означает ли это транспортное сообщение без таможенного и пограничного контроля? К какому положению применимого международного права относится утверждение о том, что это требование является законным правом Азербайджана?

– Нахчыванский регион Азербайджана находится в блокаде уже 30 лет. В трехстороннем Заявлении от 10 ноября 2020 года Армения взяла на себя обязательство гарантировать безопасность транспортных связей между западными районами Азербайджанской Республики и ее Нахчыванской Автономной Республикой с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и товаров в обоих направлениях. Президент Ильхам Алиев ссылался на это обязательство.

Азербайджан заинтересован в создании надлежащего сообщения с Нахчываном. Однако, несмотря на свои обязательства, Армения препятствует этому процессу уже три года. Поэтому Азербайджан уже достиг соглашения с Ираном об альтернативном маршруте через иранскую территорию. Мы не намерены и дальше ждать, когда армянская сторона будет готова реализовать свои обязательства, и используем любую возможность для диверсификации наших путей сообщения.

– Вы имеете в виду статью 9 армяно-азербайджано-российского соглашения о прекращении огня: «Республика Армения гарантирует безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджанской Республики и Нахчыванской Автономной Республикой с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях». Означает ли для Азербайджана эта статья, что Армения откажется от таможенного и пограничного контроля?

– Короткий ответ на ваш вопрос — да. Именно поэтому в документ включена фраза о «беспрепятственном» перемещении пассажиров и грузов. Армения подписалась под этим обязательством. Однако следует уточнить, что мы ожидаем отмены таможенного и пограничного контроля только при транспортировке товаров с материковой части Азербайджана в Нахчыванскую Автономную Республику. Но когда товары перевозятся из Азербайджана в третью страну, конечно же, Армения будет обеспечивать соответствующий таможенный и пограничный контроль.

– Процитированная статья 9 также гласит: «транспортный контроль осуществляется органами пограничной службы ФСБ России». Тем временем российско-армянские отношения значительно охладились. С точки зрения Азербайджана, остается ли положение от 2020 года все еще актуальным?

– Я не хочу комментировать российско-армянские отношения. Хочу лишь подчеркнуть, что существуют неоспоримые физические факты. Во-первых, Армения является членом ОДКБ и ЕАЭС. Во-вторых, граница Армении охраняется пограничными войсками ФСБ России. В трехстороннем Заявлении конкретно упоминаются и силы ФСБ. Но моя роль тут состоит не в том, чтобы выступать в качестве защитника тех или иных пограничных войск на местах. Мы озабочены тем, что не можем оставить азербайджанские грузы и пассажиров на произвол армянских правоохранительных органов. И наши опасения вполне обоснованы. В этом году на соревнованиях по тяжелой атлетике, проходивших в Ереване в присутствии премьер-министра Армении, был сожжен азербайджанский флаг. Интернет пестрит кадрами того, как в Армении жестоко избивают азербайджанского солдата, заблудившегося в туманную погоду.

Но важно то, действительно ли Армения заинтересована в этом проекте или нет. Как только появится желание, творческое мышление поможет найти и технические возможности. Нет необходимости изобретать велосипед. Маршрут через Армению — это обязательство Еревана, которое они должны выполнять. Другими словами, Pacta sunt servanda.

Международная практика, гуманитарные принципы также требуют от Армении прекратить блокировать Нахчыван со стороны материковой части Азербайджана. Пока что мы не видим со стороны Армении никакого участия. Напротив, Армения, инициируя проект «Перекресток мира», пытается отойти от своих обязательств, вытекающих из трехстороннего Заявления, и ложно представить себя в качестве стороны, горячо поддерживающей разблокирование региона. Но в действительности именно Армения по-прежнему препятствует открытию коммуникаций в регионе.

– Когда вы говорите «транспортное сообщение через крайний юг Армении», вы имеете в виду старый советский маршрут вдоль армяно-иранской границы или коридор дальше на север?

– Мы имеем в виду кратчайший маршрут, который должен пролегать вдоль железной дороги, действовавшей в советский период и даже в первые годы независимости наших стран — последний грузовой поезд прошел по этому маршруту в 1992 году. Хотя Армения говорит, что заинтересована в восстановлении этого железнодорожного сообщения, она выступает против строительства параллельной автомагистрали, предлагая Азербайджану вместо этого длинный, неудобный и подверженный изменениям погодных условий северный маршрут. Это еще раз демонстрирует, что Армения не желает открывать транспортные коммуникации.

– Как вы собираетесь предотвратить ограничение суверенитета Армении и армяно-иранских связей таким транспортным коридором?

– Мы не рассматриваем транспортировку через территорию Армении как угрозу суверенитету Армении и армяно-иранским связям. Поскольку транспортное сообщение между Азербайджаном и Нахчываном через крайний юг Армении не повлияет на торговый маршрут между Арменией и Ираном. Эти два маршрута пересекаются, не блокируя друг друга. Всегда можно найти приемлемые условия, если есть политическая воля к этому. Термин «коридор» не должен пугать Армению, так как он широко используется в контексте транспортных маршрутов. Это транспортное сообщение не лишит Армению границы с Ираном. Этот маршрут также не разделит Армению на две части. К сожалению, здесь мы видим широкомасштабную клеветническую кампанию против моей страны, особенно в некоторых западных СМИ.

– Премьер-министр Армении Никол Пашинян выступил с предложением создать несколько маршрутов коммуникаций с востока на запад между Азербайджаном и Нахчываном или Турцией, которые проходили бы через территорию Армении. Какова позиция Баку по этому вопросу?

– Из-за незаконной оккупации Арменией признанных международным правом азербайджанских территорий — Карабаха и Восточного Зангезура — Армения не была включена в основные энергетические и коммуникационные проекты нашего региона. На протяжении многих лет Армения самоизолировалась. В рамках процесса нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией могут быть также обсуждены различные проекты по открытию региональных коммуникаций.

Ввод в эксплуатацию транспортной ветки через территорию Армении в Нахчыван сыграет важную роль во включении Армении в проект Среднего коридора. Но Армения должна, наконец, ясно дать понять, чего она хочет.

– Не существует ли риск того, что требование создания Зангезурского коридора без таможенного и пограничного контроля приведет к задержке реализации Среднего коридора? Не рискует ли такая политика настроить заинтересованные стороны от Китая до Европы против Азербайджана?

– Азербайджан ждал почти три года, пока Армения выполнит свои обязательства по обеспечению транспортного сообщения с Нахчываном. Азербайджан ожидал облегченного прохода, и мы готовы рассмотреть модели вроде калининградской. Мы также пригласили Всемирную таможенную организацию поделиться своими наработками и стандартами. Однако поскольку Азербайджан никогда не кладет все яйца в одну корзину, мы параллельно работаем над альтернативными решениями. Мы также увеличиваем пропускную способность железной дороги Баку-Тбилиси-Карс до 5 млн т в год. Вместе с нашими иранскими партнерами мы строим альтернативный маршрут в Нахчыван через иранскую территорию. То, что Ереван в данном случае останется за пределами нового проекта регионального взаимодействия, объясняется только его собственной политикой.

Позвольте мне также уточнить, что реализация транспортного проекта через Иран не означает, что маршрут через Армению больше не будет рассматриваться. Мы готовы работать с Арменией в этом отношении. Всегда лучше иметь больше альтернатив. Транспортное сообщение с Нахчываном через Армению не повлияет на ее суверенитет. Истерия вокруг этой темы совершенно необоснованна.

– В нагорно-карабахском конфликте границы восстановлены в соответствии с международным правом, в то время как глубокие гуманитарные раны еще остаются. Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) призвала Азербайджан «создать климат доверия и материальные условия» для возвращения этнического армянского населения Нагорного Карабаха, включая активные шаги со стороны Азербайджана по поощрению и расширению их прав и возможностей. Какие шаги планирует предпринять официальный Баку в ответ на этот призыв?

– Сразу же после 23-часовой антитеррористической операции против армянских вооруженных сил в Карабахском регионе Азербайджана наша страна создала портал для реинтеграции армянских жителей Карабаха в азербайджанское государство. Об этом было заявлено в пресс-релизе Администрации президента Азербайджана, событие широко освещалось в региональных СМИ.

Азербайджан гордится тем, что во время и после молниеносной антитеррористической операции не было зафиксировано ни одного случая насилия в отношении мирных жителей, что подтвердили три миссии ООН и МККК. Азербайджан продемонстрировал всему миру, как нужно проводить военные операции, не причиняя вреда гражданскому населению.

Другими словами, были созданы все условия для того, чтобы гражданское население оставалось на своих местах. Тем не менее большинство жителей Армении решило покинуть Карабах. Они просто не хотят жить под азербайджанским флагом и с азербайджанским гражданством, что и послужило причиной их решения уехать. В основном из-за этнической ненависти к азербайджанцам. Кстати, двадцать лет назад бывший президент Армении Роберт Кочарян в своем выступлении в Парламентской Ассамблее Совета Европы, на которую (ассамблею – перев.) вы ссылались, говорил об «этнической несовместимости армян и азербайджанцев». Представители ПАСЕ заявили, что «с момента создания Совета Европы в нем никогда не слышали словосочетания «этническая несовместимость».

Большинство армянских жителей были напуганы тем, что Азербайджан может отомстить за то, что армяне совершили во время Первой Карабахской войны, но у нас не было такого намерения. Азербайджан никогда не нападает на гражданское население. Поэтому Азербайджан обеспечил безопасный проход в Армению через Лачинскую дорогу. Лишь незначительная часть армянских жителей решила остаться жить в Карабахе, и в настоящее время их потребности удовлетворяются. Портал реинтеграции продолжает работать.

В то же время вызывает тревогу тот факт, что Армения отказывает в праве на возвращение сотням тысяч азербайджанцев, которые были массово изгнаны из мест компактного проживания в Армении в результате этнической чистки. Премьер-министр Армении назвал их «угрозой национальной безопасности Армении», что совершенно неприемлемо. Нельзя, с одной стороны, провозглашать «эру мира», а с другой — называть азербайджанских беженцев, которые хотят вернуться и жить на своей исторической родине, «угрозой национальной безопасности страны».

Община Западного Азербайджана, представляющая азербайджанских беженцев, изгнанных из Армении, всегда подчеркивает, что полностью уважает суверенитет и территориальную целостность Армении. Их цель — мирное возвращение на родные земли в Армении.

Вы упомянули о гуманитарных ранах. Действительно, карабахский конфликт стал трагедией для азербайджанского народа. Более миллиона азербайджанцев стали беженцами и вынужденными переселенцами. Судьбы сотен тысяч людей были сломаны. До сих пор судьба около четырех тысяч азербайджанцев остается неизвестной. В Азербайджане есть родители, которые в качестве морального утешения завещают поместить фотографии пропавших сыновей на своих собственных надгробиях. Вы сами были в этом регионе и могли видеть, во что оккупация превратила азербайджанские города и села. Некогда процветающие города были полностью разрушены, их просто больше не существует. Вместо этого армянские оккупанты оставили нам смертоносное наследие — более миллиона мин без точных минных карт. Можете ли вы представить, что в XXI веке азербайджанцы станут жертвами подрывов на минах на своей собственной суверенной территории? Очистка территорий от мин, восстановление инфраструктуры, создание условий для жизни и работы и возвращение населения — это огромная задача, которая стоит сейчас перед азербайджанцами.

Еще одна гуманитарная рана — преднамеренное разрушение объектов нашего культурного наследия, мечетей, кладбищ. Наши мечети использовались в качестве хлевов для свиней и коров. Тем самым Армения пыталась стереть следы азербайджанского народа.

– Вы сказали, что обе страны способны вести плодотворные переговоры без посредников. По вашему опыту, какой формат является наиболее эффективным: азербайджано-армянские переговоры, формат 3+3 с соседями — Ираном, Россией и Турцией, или переговоры с участием Запада, будь то США или ЕС?

– У каждого формата есть свои преимущества, и сравнивать их эффективность было бы некорректно. На разных этапах разные форматы позволяли нам двигаться вперед, и мы благодарны всем вовлеченным в процесс посредникам. Место проведения для нас не имеет значения. Самое важное — результат. Мы выступаем за переговоры, ориентированные на результат. В принципе, мы не против честного содействия, но отдаем предпочтение прямым переговорам. Сегодня работа над текстом мирного договора ведется напрямую между Баку и Ереваном.