Бревно в глазу Германии

Бревно в глазу Германии

Среди государств условного Запада в первых рядах по уровню исламофобии, антисемитизма и гонений против иммигрантов стоит Германия. Особенно резкий всплеск праворадикальных настроений немецкое общество стало переживать в последние полтора месяца, после того как ситуация на Ближнем Востоке обострилась до крайней точки. Причем интересно в этой связи то, что многие немцы даже не удосуживаются изучить суть проблемы, прежде чем отдать свои симпатии той или иной стороне. Большое число их выражает (в той или иной форме) неприязнь к обеим сторонам, что получило в экспертных кругах интересное название «дуофобия», то есть нетерпимость к двум разным полюсам одновременно. Нередкими в последнее время среди немцев стали комбинированные исламофобия и антисемитизм.

В 85-ю годовщину нацистских погромов в Третьем Рейхе немецкие политики вступили между собой в дискуссию о том, как теперь защитить как евреев Германии, так и мусульман, которые стали подвергаться оскорблениям от одного и того же источника одновременно — среднестатистического немца. Но для этого нужно на короткое время перенестись в прошлое.

Девятое ноября является судьбоносной датой в истории Германии. В этот день в разные периоды истории страны произошли знаковые события, отразившиеся на дальнейшем ходе событий. В этот день в 1848-м году была подавлена революция; затем в 1918-м в тот же день была провозглашена первая немецкая Веймарская республика; гитлеровский «пивной путч» произошел 9 ноября в 1923-го года; в этот же день календаря, но уже в 1938-м году произошла «хрустальная ночь», которая вошла в историю немцев поистине тёмной страницей; в 1989-м же году в эту же дату пала Берлинская стена, что, в свою очередь, открыло путь к воссоединению страны. Казалось бы, последнее из перечисленных событий должно было заслонить собой неприятные события истории, такие как «пивной путч» и «хрустальная ночь». Но уже в нынешнем году 9 ноября во многих городах Германии вновь произошли столкновения праворадикальных сил на почве как антисемитизма, так и исламофобии. Были отмечены нападения на иммигрантов.

Бревно в глазу Германии

Конечно, можно возразить, мол, государство не в ответе за действия молодчиков. Но подобное рассуждение не только ошибочное, но и опасное. Именно попытки в свое время отделить государство от действий нацистов, находившихся в то время в оппозиции, дали правительству возможность искать оправдания для своей нерешительности и неприятия им мер, что в итоге привело к 1933-му году.

И вот в этом году, вновь 9 ноября на фоне происходящих на улицах немецких городов столкновений состоялось пленарное заседание германского бундестага. Выступившая на нем министр внутренних дел Германии Нэнси Фезер заняла однобокую позицию, обрушив весь свой гнев на мусульманский мир и продемонстрировав тем самым свою необъективность. Фезер объявила о своем решении распустить немецкий филиал международной пропалестинской сети «Самидун», откровенно пригрозила наложить запрет на все прочие симпатизирующие этой сети организации и пообещала начать рейды.

Александер Добриндт из консервативной оппозиции, фракции ХДС/ХСС еще меньше сдерживал себя в эмоциях. «Где ваш жесткий политический ответ на небывалый размах исламских демонстраций в Германии?» — обернулся Добриндт с парламентской трибуны к сидящей в ложе правительства Нэнси Фезер. Это заявление заставило даже многих членов фракции опешить. Прозвучало так, будто теперь быть мусульманином в Германии считается грехом, и надо делать всё, чтобы скрывать свою приверженность к этой религии.

С еще более радикальными требованиями к немецкому правительству выступили в бундестаге представители правопопулистской партии «Альтернатива для Германии». Беатрис фон Шторх, например, заявила, что немецкое «левое миграционное лобби широко открыло двери» для импорта в ФРГ мусульман из стран Ближнего Востока. Особенно опасным она считает тот факт, что на пропалестинских демонстрациях в Германии рука об руку идут мусульмане и немецкие левые. «Мечети, исламские союзы и организации, левые университеты являются очагом антисемитизма», — неожиданно заявила она. Угроза, по ее словам, простирается от ХАМАС до природоохранного движения Fridays for Future, от «Хезболлах» до Black Lives Matter. Депутат возложила большую часть ответственности на бывшего канцлера Ангелу Меркель, в результате политики открытых дверей которой Германию заполонили «сотни тысяч мужчин — молодых, агрессивных, доминантных и, что часто умалчивают, мусульман, преисполненных ненависти неверным и к Западу», выдала она.

«Лучшая защита, — добавил коллега фон Шторх по фракции Гёц Фрёмминг, — больше не пускать в страну выходцев из Ближнего Востока и вышвырнуть отсюда всех, у кого нет немецкого паспорта».

В свою очередь либерал Кристиан Дюрр заявил, что в миграционной политике правительства допущены ошибки, которые надо исправить: «Мигранты, не разделяющие наши основополагающие ценности, нежеланны в нашей стране, они рискуют своим ВНЖ и ни в коем случае не должны становиться гражданами Германии». В прошлом, по его словам, немецкие паспорта зачастую выдавали «нежелательным лицам».

На таком фоне некоторым диссонансом прозвучало выступление в бундестаге Дитмара Барча из фракции посткоммунистической Левой партии. Он был едва ли не единственным депутатом, который напомнил о том, что антисемитизм начался в Германии не с «хрустальной ночи» 1938 года и не с первых больших еврейских погромов в 1923 году: «Это была христианская Европа, что многие в этом зале забывают, которая породила ненависть к евреям и антисемитизм. Германия же индустриализировала уничтожение евреев». Поэтому говорить только об «импортированном антисемитизме» Барч считает позором. «У Германии достаточно и своего антисемитизма, который усиливается с притоком мигрантов, это правда», — заметил он. Ведь не ХАМАС совершил антисемитский теракт в Галле три года назад, напомнил он, и не ХАМАС ходил с желтыми звездами на демонстрациях немецких антиваксеров во время пандемии коронавируса.

О росте антисемитизма среди коренного немецкого населения пару дней назад рассказывала на пресс-конференции в Берлине профессор Беате Кюппер, проводившая на эту тему целый ряд исследований и опросов. Почти 6% коренных немцев, согласно последнему репрезентативному опросу, разделяют откровенно антисемитские убеждения и придерживаются антиеврейских стереотипов и теорий заговоров. Это в три раза больше, чем два года назад, и вдвое больше, чем в предыдущие годы, отметила Кюппер.

Еще примерно 15% относятся, по ее словам, к серой зоне: «Это люди, которые хоть и не поддерживают антисемитские утверждения, но и не отрицают их. Это индифферентные в отношении антисемитизма люди. Это значит, что отпор антисемитизму в обществе становится слабее».

Процент коренных немцев, которые с нетерпимостью относится к туркам, арабам и другим национальностям мусульманской веры, еще выше! И статистика продолжает расти.

Такова сегодняшняя Германия — страна, которая утопает не только в двойных стандартах, но и в неприязни ко всем, кто выглядит иначе, говорит на другом языке и исповедует другую религию. Сама утопает, но при этом рвется учить остальных. Конечно, нам в Азербайджане есть, чему научить рядовых немцев. Пускай приезжают в нашу страну и посетят село Нидж с преимущественно удинским населением, поселок Красная Слобода с еврейским населением, деревню Ивановка с русским населением, множество лезгинских, грузинских, талышских, татских, аварских, рутульских, цахурских селений.

В Библии сказано: не судите, да не судимы будете. Наш же месседж сегодняшней Германии — не учите, да не учимы будете.

Зухраб Дадашов