Вчера – «герои», сегодня – «жертвы»

Вчера - «герои», сегодня - «жертвы»

Когда западные СМИ рассуждают о свободной прессе или об индексе свободы слова, то не следует забывать, что все эти «демократические фишки» Запада – не более чем бизнес. Эти «беспристрастные» и «независимые» СМИ – лишь механизмы, запущенные центрами управления для манипуляции общественным сознанием. Если на Западе в отношении наших СМИ употребляется слова «необъективные» и «подконтрольные», то самым подходящим определением для западной прессы является слово «лицемерные».

Примеров лицемерия западных СМИ можно привести много: территориальную целостность тех или иных стран они поддерживают сугубо с точки зрения своих финансовых интересов. Хорошо, если интересы просящих о покровительстве, которые действительно угнетены, совпадают с чаяниями и ожиданиями Запада. В противном случае последнему ничего не стоит превратить жертву несправедливости в чудовище, благо для это есть финансируемые ими СМИ.

Цинизм – главное кредо западной прессы. Взять хотя бы The Economist, который в сентябре 1996 года в своих статьях о ситуации в Карабахе молчал об изгнании азербайджанцев из своих земель и этнических чистках и писал дифирамбы армянским сепаратистам, защищая террористов и военных преступников.

«Нигде армяне не проявляли такой энергии и стойкости, как в Нагорном Карабахе. Сейчас Карабах фактически является частью Армении, его население, составляющее около 130 тыс. человек, полностью освобождено от азербайджанцев (Azeri-free). Армяне активно заселяют бывшие азербайджанские районы (особенно села вдоль важнейшей дороги через Лачин). Это жесткие и решительные люди, которые на сегодняшний день показали себя гораздо лучшими бойцами, чем азербайджанцы», – писало издание.

И где теперь эти бойцы? Что с ними произошло? Убежали, поджав хвост. Что же эти стойкие армяне сделали ноги в Шуше в ноябре 2020 года?  Почему The Economist не пишет о трусости армян, не сумевших защитить «свою родину»? А Сямо? Где этот «безжалостный и харизматичный» лидер армян?

«Настоящим лидером является Самвел Бабаян, 30-летний министр обороны, миниатюрный, но безжалостный и харизматичный. Самвел Бабаян – сторонник экспансии, считающий, что Карабах должен простираться еще дальше на север», – отмечало издание в своей статье от 1996 года.

Ну, где он? Сбежал? Вместе с женщинами, детьми, стариками? Возможно даже, что он переоделся в женскую одежду, чтобы азербайджанские пограничники не узнали его. Вероятно, и паспорт был поддельный.

Почему The Economist не интересуется судьбой Самвела Бабаяна?

Легче ведь обвинить Азербайджан в преступлениях, которые он не совершал. Сегодня The Economist, касаясь добровольного исхода армян из Карабаха, пишет: «Азербайджан виновен в этнической чистке, решив напасть на анклав вместо того, чтобы заключить поддерживаемое Западом соглашение, гарантирующее гражданские права армянского меньшинства».

Вспомнили об «армянском меньшинстве», о том самом меньшинстве, которое 30 лет назад изгнало азербайджанское большинство из региона. Но тогда западные СМИ называли этих армян «героями», а сегодня они вдруг превратились в «меньшинство». Пожалеть что ли их?

Но Азербайджан не выгоняет армян Карабаха, наоборот, гарантирует им безопасность, делает это не потому, что того желает Запад, а потому что так решили мы.

Азербайджан Западу ничем не обязан. Азербайджан – многонациональная страна, где все народы живут в мире и процветают, где все – граждане одного государства и называются азербайджанцами. Армяне Карабаха будут пользоваться теми же правами, но никаких особых привилегий не будет, пусть не рассчитывают на покровителей.

Наш ответ The Economist прост: армяне сами уехали, а Запад пусть побережет свои рекомендации для Мадрида, который еще не решил проблему сепаратизма с басками или каталонцами. В следующий раз мы напомним о том, как Италия решала вопрос Южного Тироля.

Отдел политики Minval.az