«Варданян — это проект, который больше рассчитан на Армению, чем на Азербайджан». Политолог о визите Лаврова в Баку

«Варданян — это проект, который больше рассчитан на Армению, чем на Азербайджан». Политолог о визите Лаврова в Баку

Визит министра иностранных дел России в Азербайджан — еще одно проявление дипломатической активности в регионе, которая наблюдается в последние несколько недель. ЕС, США и Россия пытаются перехватить друг у друга инициативу в переговорном процессе между Баку и Ереваном.

О визите Лаврова в Баку, крахе проекта «Варданян» и многом другом рассказал в интервью Minval.az политолог Ильгар Велизаде.

— Как вы оцениваете визит главы МИД России Сергея Лаврова в Баку? Какие процессы сейчас идут в регионе?

— Достаточно очевидно, что различные центры силы: Россия, ЕС и США — ведут активную дипломатию для того, чтобы усадить руководство Азербайджана и Армении за стол переговоров. Мы знаем, что переговоры в конце прошлого года были приостановлены. В декабре 2022 года были сорваны две встречи — в Брюсселе и в Москве, и сейчас различные центры пытаются возобновить переговорный процесс. И каждый — на своей площадке. ЕС пытается возобновить брюссельский формат, США – вашингтонский и Россия – московский соответственно.

Визит Лаврова, скорее всего, связан с тем, чтобы возобновить московский формат переговоров, которую российская сторона рассматривает в качестве основного в рамках тех, процессов, которые идут в регионе после ноября 2022 года. Российская сторона хочет, чтобы все основные договоренности между сторонами заключались именно в рамках московского формата. При этом делается акцент на то, что трехстороннее заявление от 9-10 ноября 2020 года было заключено при посредничестве Москвы, комиссия по разблокированию коммуникаций, которая была создана в январе 2021 года, появилась при посредничестве Москвы и в этот же период Москвы пыталась участвовать в переговорах по делимитации и демаркации.

Поэтому, вот эту линию Россия намерена продолжить. Однако эти процессы начали давать сбои, а именно из-за фактора Варданяна, который сыграл негативную роль, в частности, в реализации планов России на регион.

— Мы видим также и то, что Варданяна сняли с должности «госминистра». Связаны ли визит Лаврова, отстранение Варданяна и возможное начало переговорного процесса?

— Те, кто внедрял Варданяна в регион, рассчитывали на то, что он будет многофункциональной фигурой, что он консолидирует все силы в Карабахе, с другой стороны, Варданян мог бы стать эффективным участником внутриполитических процессов в Армении. При это Варданян рассматривался как ключевой переговорщик между сепаратистами и Азербайджаном.

Однако официальный Баку с самого начала этот вариант отверг. Сам Варданян допустил ряд принципиальных ошибок, что не позволило рассматривать его Москвой в качестве эффективного инструмента для своей региональной политики. Для того, чтобы окончательно не портить отношения с Баку, было принято решение убрать Варданяна.

Вот примерно такая сейчас ситуация, и с этих исходных позиций будет строиться диалог между Лавровым и Байрамовым. Здесь есть также и другие важные элементы – это встреча при содействии российских миротворцев представителей исполнительных властей Азербайджана с представителями армян Карабаха, которые несут ответственность за определенные объекты жизнеобеспечения. В частности, в прошлом году были встречи по решению ряда вопросов Сарсангского водохранилища. Подобные встречи будут продолжены. Скорее всего, будут встречи также и с представителями разработчиков месторождений в Карабахе. Для нас важны встречи с техническими специалистами. Для нас это важно с точки зрения налаживания коммуникаций между Баку и гражданами армянского происхождения без участия сепаратисткого режима. Здесь миротворцы играют конструктивную роль. Если подобная деятельность будет продолжена, мы сможем говорить о том, чем занимаются миротворцы, для чего они были туда отправлены, а именно для обеспечения контактов и взаимодействия между центральными властями и местным населением в Карабахе.

— Несмотря на то, что Варданяна убрали, он и его сторонники заявляют о том, что он займет роль радикальной оппозиции. Как Вы видите дальнейшее развитие этой истории?

— Мы всегда говорили о том, что Варданян – это проект, который больше рассчитан на Армению, чем на Азербайджан. Видимо, авторы проекта решили, что Варданян может пойти по накатанной дороге и начать свой пусть восхождения на Олимп власти в Армении с Карабаха, как это делали предыдущие руководители Армении в лице Саргсяна и Кочаряна. Но дело в том, что мы давали понять: подобные проекты больше не могут быть реализованы. Потому что использовать часть территорий Азербайджана в качестве трамплина для прихода к власти в Армении уже не получится.

По этой инерции мышления, накопленной в предыдущие годы, этот проект и реализовывается. Авторы проекта «Варданян» понимают, что его функционал внутри сепаратисткого режима фактически исчерпан. Он уже никак не может повлиять на ситуацию в регионе, потому что Азербайджан заблокировал его все активные шаги в регионе. Он все же пока видится как некая политическая фигура, которая, используя фактор сепаратизма, будет претендовать на власть в Армении, когда там политическая конъюнктура изменится. Для этого Варданян и нужен — больше для внутриармянских проектов, нежели в Карабахе.

К сожалению, это для нас это погоду не делает, поскольку Варданян использует Карабах и сепаратизм для своих политических целей, что абсолютно недопустимо. Мы даем понять авторам проекта «Варданян», что вы можете заниматься своими проектами за пределами Азербайджана, не используя территорию Азербайджана и фактор сепаратизма. С другой стороны, мы видим, что сам Варданян не особо и пользуется авторитетом как в Карабахе, так и в Армении. И авторы проекта понимают, что для того, чтобы иметь какой-то реальный вес, нужен какой-то толчок, где он мог бы себя проявить. В Карабахе это не вышло, потому что там конфликт интересов обернулся против Варданяна. Теперь он хочет спровоцировать какие-то процессы в Армении, и мы видим, что этот конфликт интересов продолжается, и Варданян попытается там сыграть какую-то роль.

— Спасибо за беседу.

Ниджат Гаджиев 

Из этой рубрики