«Наркосюрприз» от «форпоста», или Почему надо было внимательно слушать предупреждения Азербайджана

«Наркосюрприз» от «форпоста», или Почему надо было внимательно слушать предупреждения Азербайджана

На границе Ирана и Армении, причем с ее армянской стороны, растёт напряжённость. На дороге Мегри-Агарак появились российские военные посты. Как возопили АрмСМИ, «российские миротворцы охраняют дорогу и останавливают всех граждан, проводят досмотр и только потом пропускают», а «власти Армении об этом заранее не проинформировали граждан и никаких объяснений до сих пор не представили». Тут же посыпались и «тонкие намеки»: посты, дескать, связаны с планами создания «Зангезурского коридора».

Вскоре, однако, появилось разъяснение Пограничного управления ФСБ России в Республике Армения (границы Армении с Ираном и Турцией, напомним, охраняют российские пограничники). Во-первых, как и следовало ожидать, на постах не «миротворцы», а российские «зеленые фуражки». А во-вторых, и «в-главных», как пояснили в ПУ ФCБ, «в последнее время на армяно-иранском участке государственной границы сложилась напряженная оперативная обстановка, вызванная увеличением попыток незаконного перемещения тяжёлых наркотических средств и психотропных веществ (гашиш, метамфетамин, героин) из Ирана в Армению». Отмечен здесь даже транзит вооружённых боевиков (! — Minval). Все это и вынудило российских пограничников усилить контроль.

А здесь нелишне раскрыть некоторые важные и для кого-то очень неудобные обстоятельства. Об этом в Ереване, понятное дело, не очень любят говорить вслух, но вплоть до осени 2020 года для контрабанды наркотиков и прочего «запрещённого транзита» весьма активно использовались захваченные Арменией азербайджанские земли. Тем более что под армянской оккупацией находилось более чем 100 километров границы Азербайджана и ИРИ. И не нужно быть допущенным до секретных архивов Интерпола уникальным по своей квалификации специалистом, чтобы понять: такой участок границы, находившийся по сути во внеправовом пространстве, в этакой «чёрной дыре», представлял собой прямо-таки идеальные «ворота» для контрабанды. Чем и пользовались многие международные наркодельцы.

О том, что оккупированные Арменией земли Азербайджана используются для наркоконтрабанды, в Азербайджане предупреждали давно и на самых разных «площадках». Более того, о карабахском наркотрафике говорили не только представители нашей страны, В 2019 году увидела свет книга британского исследователя Харролда Кейна «НаркоКарабах» — автор прямо указывал, что «из-за своего нынешнего статуса Нагорный Карабах существует в вакууме. Этот факт был безжалостно эксплуатирован и позволил использовать эту территорию в качестве расчетной палаты для международной организованной преступности» и добавлял: «Действительно, так называемый Арцах настолько токсичен, что даже другие нелегальные образования не признают его, а дипломатическая связь, которая существует между некоторыми другими отколовшимися от метрополий регионами, в данном случае отсутствует». В июле 2020 года, как раз накануне 44-дневной войны, Modern Diplomacy в материале Drug flow from Nagorno-Karabakh to Europe называл в числе главных угроз, исходящих из карабахского конфликта, наркотики, которые из Нагорного Карабаха отправлялись по всему миру, включая Европу. Неудивительно: контрабанда идёт по линии наименьшего сопротивления, и вряд ли где-либо на всем «пути героина» могли существовать более удобные для наркодельцов условия, чем в Карабахе.

Но осенью 2020 года грянула 44-дневная война. Азербайджан в ответ на новый виток армянской агрессии начал победное контрнаступление, освободив, в числе прочего, долину реки Араз и тот самый ранее оккупированный участок границы с Ираном, положив конец масштабному наркотрафику. Президент Азербайджана Ильхам Алиев еще осенью 2021 года отмечал: «После того как Азербайджан восстановил контроль участке границы с Ираном протяженностью 130 км, бывшим под контролем Армении на протяжении около 30 лет, тем самым мы поставили заслон наркотрафику из Ирана через Джабраильский район Азербайджана в Армению и далее в Европу» — и напоминал: «В годы оккупации я не раз заявлял, что оккупированные территории используются для наркотрафка и подготовки террористов. Сегодня это доказанный факт».

Известно и другое. После разгрома Армении и освобождения долины Араза резко возросло количество наркотиков, которые изымают у контрабандистов, следующих из Ирана, на других маршрутах. Количество, пардон, «дури», изъятой у наркокурьеров, пытающихся пронести свой груз в Азербайджан, возросло вдвое. Тогда же, в октябре 2021 года, из двух контейнеров в порту Мундра у западного побережья Индии в штате Гуджарат таможенники извлекли почти что две тонны героина». Все это — верные симптомы, что, лишившись «ворот» в виде оккупированных азербайджанских земель, наркодельцы заметались в поисках «форточек» и «окошек». Того, что в поле их зрения окажется и граница с Ираном Армении, следовало ожидать. Тем более что вопрос, мог ли существовать наркобизнес такого масштаба без «прикрытия» со стороны властей Армении, стоит того, чтобы его озвучить. Но, похоже, не учли, что Ереван не полностью контролирует собственные границы и не может обеспечить в Мегри тот же уровень «прикрытия», что и в ранее оккупированном Джебраиле. Так что теперь российские пограничники ведут себя точно так же, как действовали бы на их месте коллеги из других стран — усиливают контроль, чтобы пресечь контрабанду и не допустить «просачивания» наркотиков и в Европу, и в Россию. Тем более что попытки «проложить тропу» предпринимались уже не раз.

А это значит, что в Баку вновь оказались правы, когда предупреждали мировое сообщество об опасности наркоконтрабанды из Карабаха. Другой вопрос, что эти предупреждения надо было слушать повнимательнее, И тем более нелишне вспомнить о них сегодня, когда, похоже, на роль такой перевалочной базы для наркотрафика выдвигается уже сама Армения. Если, конечно, ей в этом не помешают российские пограничники.

Нурани, обозреватель