«Центральноазиатский прорыв» Азербайджана: так кто же против?

«Центральноазиатский прорыв» Азербайджана: так кто же против?

В Центральной Азии раскручивается почти что детективный политический сюжет, к которому наша страна имеет самое прямое отношение. Как уже рассказывал Minval.az, накануне в киргизском городе Чолпон-Ата состоялась Консультативная встреча лидеров стран Центральной Азии. И, выступая на встрече, президент Кыргызстана Садыр Жапаров раскрыл сенсационные подробности — точнее, озвучил просьбу азербайджанской стороны о возможности участия в будущих заседаниях Консультативной встречи лидеров стран Центральной Азии в качестве почетного гостя.

Однако, по его словам, предварительные консультации и зондирование показали, что пока нет консенсуса: «В этой связи, если нет возражения, предлагаю поручить главам МИД проработать вопрос и доложить по дипломатическим каналам». Кто именно был против, Садыр Жапаров не уточнил.

А теперь — немного закулисья. Вопрос участия Азербайджана во встрече в Чолпон-Ата поднят на фоне несомненного и «многокомпонентного» политического процесса, который с полным основанием можно назвать «центральноазиатским прорывом Азербайджана». Наша страна оказалась и в прямом, и в переносном смысле «окном в Европу» для государств, лежащих к востоку от Каспия. В результате Казахстан обсуждает с нашей страной и с руководством ЕС экспорт нефти по азербайджанским трубопроводам, Туркменистан проводит переговоры с Турцией, где в центре внимания — планы экспорта туркменского газа по «Южному газовому коридору», анонсирован визит в нашу страну президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, президент Азербайджана Ильхам Алиев недавно побывал с государственным визитом в Узбекистане, и сегодня Баку и Ташкент обсуждают множество экономических и логистических проектов.

Трудно представить себе, чтобы кто-то из них возразил против участия во встрече в Чолпон-Ата такого перспективного партнера, как Азербайджан. Точно так же вряд ли против инициативы выступили власти Кыргызстана. Заявление президента этой страны Жапарова и его распоряжение для МИДа продолжать работать над приглашением Азербайджана дают понятную пищу для размышлений. Активизация военного сотрудничества Кыргызстана с Турцией — тем более.

Но во встрече в Чолпон-Ата принимал участие и Эмомали Рахмон, президент Таджикистана. И вот тут уже ситуация другая. И не только потому, что это единственная нетюркоязычная страна региона. У Таджикистана весьма натянутые отношения с Кыргызстаном. Граница двух стран изобилует спорными и несогласованными участками, и минувшей зимой здесь шли настоящие бои с человеческими жертвами. Причём, как уже рассказывал Minval, ситуация на границе стабилизировалась после того, как Кыргызстан, по неподтвержденным данным, применил приобретённые у Турции «Байрактары». В отличие от своих соседей по региону, Таджикистан не особо развивает отношения с Турцией и Азербайджаном. Но зато всячески расширяет сотрудничество с Россией.

Совсем недавно в Душанбе принимали Владимира Путина. А еще раньше РФ старательно накачивала в Таджикистане свой военный «кулак». По официальной версии, это делается с учетом рисков нестабильности в соседнем Афганистане. По неофициальной, та роль, которую на Южном Кавказе играет Армения, в Центральной Азии предназначается Таджикистану, который Москве проще всего потянуть за нужную ниточку.

А вот тут есть тонкости. Азербайджан — не член НАТО и не «форпост русофобии». У нашей страны вполне добрососедские и деловые отношения с Россией. Но, похоже, кому-то в Москве сильно не понравилось сотрудничество государств Центральной Азии с Азербайджаном — за ним слишком уж явно вырисовывается стремление этих государств диверсифицировать свою внешнюю политику и найти коридор для выхода на Турцию и — о ужас! — Евросоюз. И в результате, вполне возможно, верному и послушному Таджикистану посоветовали «заблокировать вопрос».

Но срыв участия Азербайджана во встрече в Чолпон-Ата вряд ли позволит сорвать политические тренды. Он разве, что усилит проблемы Таджикистана во взаимоотношениях с соседями. А если в Душанбе, сами или по подсказке, сделают следующий шаг и начнут игру на обострение, которая еще с девяностых считается в Москве лучшим способом привязать к себе обеих участников очередного регионального конфликта, то в силу вступят уже другие реалии: и растянутые пути сообщения и снабжения российских войск, и то, какие российские военные ресурсы перемалываются в Украине, и многое другое. Так что, взяв на себя роль «Армении», руководству Таджикистана лучше помнить, чем эта игра закончилась для неё. А учиться на чужих ошибках не так больно, как на своих.

Главное, чтобы время не было упущено.

Нурани