Алекс Григорьевс: В той картине будущего, которая складывается, очень важную роль будет играть и союзник Азербайджана Турция

Алекс Григорьевс: В той картине будущего, которая складывается, очень важную роль будет играть и союзник Азербайджана Турция

Поразительно, но некоторые из самых видных политиков Европы как будто не понимают смысла срочной необходимости принятия Украины в состав ЕС. Таким заявлением отличился экс-кандидат в президенты Франции, лидер левой партии «Неподчинившаяся Франция» Жан-Люк Меланшон в эфире телеканала BFM.

Вступление Украины в ЕС может негативно сказаться на экономике сообщества, сказал он. «Сегодня минимальная зарплата в Украине составляет 130 евро. Я не поддерживаю мысль о том, чтобы на наш общий рынок со свободным передвижением пришли люди, которые получают по 130 евро в месяц», — заявил Меланшон.

Политик полагает, что Украине следует сначала добиться «социальной гармонизации» с другими странами Европы, чтобы обеспечить условия для вступления в ЕС. По его мнению, «движением в правильном направлении» будет улучшение экономической ситуации в стране и поднятие минимальных зарплат до уровня Франции, Германии или Испании (не менее 1050 евро в месяц).

«Такие вопросы не решаются в столь упрощенном порядке. Мы должны подумать и о том, как защитить самих себя и как разобраться с социальным неравенством в Европе», — заключил он.

Такое ощущение, что человек пытается предстать простаком. Ведь невозможно более-менее сообразительному политику не понимать, почему запущен процесс вступления. Это происходит поскольку, оказавшись в ЕС, Украина сможет рассчитывать на оказание куда большей помощи от соседей в защите своей целостности от агрессора.

Евросоюз сегодня демонстрирует странный подход – все видят сложности с введением действенных санкций против РФ, в этом наблюдается отсутствие единства.

Сейчас команда Владимира Зеленского с нетерпением ожидает саммит Евросоюза, который должен состояться 23 июня. Именно во время этого мероприятия будет принято официальное решение о назначении Украины в кандидаты на вступление в EC.

И на этом фоне британский лидер Борис Джонсон предлагает Киеву отказаться от вступления в Евросоюз и создать новый, в который, как он считает, должны также войти Латвия, Эстония, Литва и Польша. Великобритания намерена стать лидером этого объединения.

Чем можно объяснить весь этот разнобой? Реалистична ли идея Джонсона? Получится ли у Украины хотя бы с ЕС? Или победят «меланшоны», которые на фоне ежедневного смертоубийства в Украине ухитряются думать о разнице в размерах зарплат в тех или иных странах?

На эти вопросы Munval.az ответил Алекс Григорьевс, латвийский политический аналитик, доктор филологических наук, независимый журналист.

«Помимо ведущей войну России, против Украины работает несколько факторов и игроков, связанных с РФ, но стоящих того, чтобы их рассмотреть отдельно, поскольку у них у каждого свой набор мотивов.  Надо сказать, что первый шок от того, что рядом идет война и убивают людей, насилуют детей, нарушают все мыслимые законы и правила – прошел. Лидеры европейских стран вернулись к своим делам и оказалось, что настоящих лидеров среди них мало. Как в 1938 году многим европейским лидером казалось, что не Гитлер, а Чехословакия своей несговорчивостью и неуступчивостью является возмутителем спокойствия в Европе, препятствием для достижения вечного мира, так и сейчас многие готовы в глубине души считать Украину слишком неуступчивой, а то и, вслед за Россией, искусственным, лоскутным государством и нацией. Этим она очень напоминает Чехословакию и Польшу в 30-е годы ХХ века, к которым тоже было такое отношение, основанное на дурных привычках поверхностного мышления, а не на реальности», – сказал Григорьевс.

По его словам, у него в детстве был политический словарь, изданный в СССР в 1940 году, после оккупации Польши Германией и Советским Союзом, но до оккупации балтийских стран Советским Союзом. В разделе «Польша» там долго описывалось каким искусственным и лоскутным было это государство, почему его нельзя было не поделить, а заканчивалась статья так: «Теперь, когда граница между государственными интересами СССР и Германии установлена, заложены основы для прочного и длительного мира в Европе» (цитирую по памяти).

«Напомню, это писалось весной 1940 года. Отношения Германии и России в ХХI веке вообще напоминают отношения этих стран в 1939-1941 годах. Россия снабжает Германию дешевым сырьем и энергоносителями, а Германия финансирует и обеспечивает техническими новинками российский ВПК. Причем продолжала делать это и тогда, когда безответственность и легкомыслие такой политики стали очевидными для всех. Бывший посол США в Азербайджане Мэтью Брайза рассказывал в интервью, как немецкие чиновники смеялись ему в лицо, когда он предупреждал их об опасности излишней зависимости от российских энергоносителей.

Кроме этого, немецкий политический класс буквально пронизан агентами российских спецслужб и людьми, находящимися на зарплате у России. Шредер – это лишь вершина айсберга, бросающаяся в глаза верхушка разветвленной сети, создававшейся еще Штази и подкрепленной немецкими же по происхождению деньгами, уплаченными за российские энергоносители. Сеть эта охватывает весь европейский социалистический интернационал», – отметил журналист.

Источники слабости, рода недуга французских политиков к России отчасти те же коммерческие, что и у Германии, – как не заработать копеечку, даже если это происходит ценой собственной безопасности, – отчасти другие. Во Франции эти источники во многом коренятся в тщеславии, в желании утвердить еще раз «величие Франции». Президент де Голль говорил, что «Франция не может быть Францией без величия» (La France ne peut être la France sans la grandeur). И уже де Голль видел величие Франции в том, чтобы демонстративно подчеркивать свою независимость от США и заигрывать с Россией. Это мы видим и сейчас, и у Макрона и у левых (Меланшон), и у правых (Марин Ле Пен). Чего Макрон и другие сторонники превратно понимаемого величия Франции, видимо, не принимают во внимание, так это того, что, пытаясь подражать де Голлю, они на самом деле все более становится похожи на Петена и Лаваля, лидеров коллаборационистского правительства в Виши (1940-1945).

Он считает, европейские политики хотят вернуться к тому удобному и выгодному для них статусу-кво анте (quo ante – как прежде). Они не понимают, что как прежде уже точно не будет. Как будет, пока трудно сказать.

Предложения Бориса Джонсона – это одна из попыток нащупать то будущее, которое будет, и оказать на него влияние. В этом смысле Джонсон оказался на высоте положения. В целом на высоте, хотя с излишней медлительностью, оказываются и Соединенные Штаты.

«Я бы хотел сказать, что в той картине будущего, которая складывается, очень важную роль будет играть и союзник Азербайджана Турция. Турция и Украина – естественные союзники, и история вновь возвращает их в это положение. Но это предмет для особого разговора», – заключил Григорьевс.

Р.Оруджев

Теги:
Из этой рубрики