«Энергетическая война»: Россия подставила Казахстан

«Энергетическая война»: Россия подставила Казахстан

На мировом энергетическом рынке — новый повод для тревоги. «Каспийский трубопроводный консорциум», компания, отвечающая за транзит казахстанской нефти, на терминалы Новороссийска, объявила о том, что снижает отгрузку «чёрного золота» втрое — на миллион баррелей в сутки. Названа и причина: терминалы повреждены из-за шторма, разразившегося в Черном море. Отремонтировать, конечно, можно, но нужны запчасти и комплектующие, а вот их доставка с учетом санкций может потребовать времени. А значит, пока терминалы работать не будут. Во всяком случае до окончания активных боевых действий в Украине.

Это, скажем так, официальная версия, где все невинно и как бы убедительно: Чёрное море не всегда такое ласковое и теплое, как на курортных пляжах, штормы здесь бывают жестокими, да и поговорку «ждать у моря погоды» придумали не зря. Наконец, в Новороссийске есть и местный сильнейший ветер — знаменитая «бора», когда скорость ветра доходит до 60-70 м/с. Но…

Для начала, откроем страшную тайну: терминалы такого уровня должны иметь конструктивный запас прочности на случай шторма и другого форс-мажора. Бывают, конечно, аномальные штормы небывалой силы. Но никаких сведений о катастрофических последствиях шторма в Новороссийске нет. Он почему-то «сдул» только терминалы КТК.

Но самое интригующее, шторм в бухте Новороссийска совпал с впечатляющим «ураганом» на европейском энергетическом рынке.

Строго говоря, «газовый кризис» бушует здесь еще с осени. Теперь же в Брюсселе открыто заговорили о необходимости отказаться от импорта энергоносителей из России — в ответ на действия Кремля в Украине. В центре внимания газ, но не меньшее значение имеет и нефть. Тем более что «переключаться» между газом и нефтью куда проще, чем между углеводородами и «альтернативной энергетикой». СМИ, в частности, Financial Times, уже сообщают, что промышленным предприятиям ФРГ посоветовали готовиться к снижению энергопотребления. Так что понятно, как важны сегодня для «старушки Европы» альтернативные источники углеводородов — Азербайджан, Норвегия, Алжир… В числе поставщиков нефти на европейский рынок есть и Казахстан. И это именно его «чёрное золото» транспортировалось по трубе КТК, построенной еще в девяностые годы по северному берегу Каспия и далее в Новороссийск. И если теперь, на фоне общего дефицита, европейский рынок не досчитается еще миллиона баррелей в сутки — это если и не «перышко, которое ломает хребет верблюду», то во всяком случае ощутимая цифра.

Но самый серьёзный ущерб несёт Казахстан. Нефть для этой страны — главный экспортный ресурс. А главным маршрутом экспорта как раз и была «труба» КТК в Новороссийск. Это, конечно, приносило немалый доход и Москве — в качестве транзитных пошлин. И самое главное, неплохо «цементировало» двусторонние связи РФ и Казахстана. За все 30 лет, прошедшие после распада СССР, независимый Казахстан сохранял с Россией весьма близкие и уважительные отношения, вступил в ОДКБ и ЕАЭС, объявил русский язык вторым государственным и т.д. И во времена Нурсултана Назарбаева, и позже, когда пост президента занял Касым-Жомарт Токаев, в Казахстане принимали во внимание ключевые интересы Кремля. И то, что в Казахстане именно Москве доверили «ключи» от своего экспорта, говорит о многом. В Казахстане, напомним, отказались от предложения Азербайджана воспользоваться для экспорта нефти трубопроводом Баку-Тбилиси-Джейхан — там посчитали более важным сохранить добрые отношения и взаимное доверие с Россией.

Но, как оказалось, все это ни в коей мере не страхует от «неприятных сюрпризов» на российском треке. Как только понадобилось (ну или захотелось), Москва просто взяла и перекрыла Казахстану трубопровод, а вместе с ним и «финансовый кислород». Можно долго спорить и гадать, решили ли в РФ «наказать» Казахстан за то, что там отказались признавать независимость «ЛДНР» и торговать с Россией в рублях, или же «наказывали» в Кремле Европу, а Казахстан просто «попал под раздачу». Но в чем нет сомнений, так это в том, что аудитория постсоветского пространства получила прекрасный пример, как Россия воспользовалась доверием Казахстана и что для нее в реальности значат и союзнические отношения, и благодарность за поддержку, и верность своим обязательствам, не только моральным и «джентльменским», но и прописанным на бумаге. В Кремле не особенно утруждают себя размышлениями, кто друг, кто союзник, и тем более не считают нужным помнить о таких понятиях в политике, как взаимность и благодарность. Здесь видят только свои сиюминутные интересы. И не особо выбирают средства, как их «продвинуть». Действуя по принципу «а куда они с подводной лодки денутся».

Более того, такое происходит с российскими партнёрами далеко не в первый раз. Есть не менее показательный пример — Туркменистан. Эта страна, напомним, располагает поистине огромными запасами газа, но тоже не имеет независимой системы его экспорта. Газ закупался российским «Газпромом» прямо у устья скважины, затем прокачивался по российской трубопроводной системе и перепродавался потребителям уже по новым ценам. И если в Европе цена газа выражалась в трехзначных цифрах, то Туркменистан получал за тысячу кубометров долларов этак сорок. А когда в Ашхабаде начали возмущаться и требовать более справедливого распределения доходов, в апреле 2009 года на экспортном трубопроводе произошла авария. Причем в Ашхабаде были уверены, что виновата во всем российская сторона: там резко снизили отбор газа, но уведомили туркменских партнеров слишком поздно, так, что в Ашхабаде просто не успели «отрегулировать» объемы газа. Туркменистан оказался по сути в «газовой блокаде», и если учесть, что для Ашхабада газ — это основной экспортный ресурс, то масштабы проблем можно себе представить. Оппозиционные СМИ регулярно сообщали и об очередях за мукой, и о социальных волнениях.

И вот что примечательно: в Ашхабаде тоже долго отказывались и от идеи строительства Транскаспийского газопровода, и от альтернативных вариантов, включая транспортировку сжиженного газа танкерами по Каспию, а далее уже по азербайджанским трубопроводам на европейский рынок.

И, наконец, самое главное. То, что происходит сегодня в Новороссийске — это еще одно красноречивое свидетельство, насколько мудрое решение было принято в Азербайджане в девяностые годы, когда наша страна сделала выбор в пользу независимого экспорта нефти на мировой рынок, и как важно, что трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан действительно был построен и заработал, а не остался в эскизных проектах на уровне «смелой идеи», как уверенно предрекали (ну не будем писать «каркали») российские и пророссийские эксперты. А в декабре 2020 года заработал и независимый «Южный газовый коридор» —притом что «на столе» тоже был вариант продавать весь свой газ «Газпрому» у устья скважины. Просто никто не отменял старого правила: под свою независимость надо подводить экономический фундамент. А джентльменские договоренности заключать с джентльменами. Чтобы не приходилось ждать у моря политической погоды.

Нурани, обозреватель Minval.az

Из этой рубрики