Николай Замикула: «Неконфликтные отношения между Баку и Москвой позволяют надеяться …»

Николай Замикула: «Неконфликтные отношения между Баку и Москвой позволяют надеяться …»

Какую роль может сыграть Азербайджан в отношениях между Россией и Украиной, почему Москва отвергает возможность переговоров на турецкой территории и вернется ли экс-глава МВД Украины Арсен Аваков в большую политику – на все эти вопросы в интервью Minval.az ответил эксперт Национального института стратегических исследований (Украина) Николай Замикула.

– Как вы оцениваете итоги визита президента Турции Реджепа Эрдогана в Украину?

– Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Украину принес позитивные результаты. Он не стал ситуативной реакцией на обострение российской угрозы по отношению к Украине – напротив, является элементом последовательной работы в рамках Стратегического совета высокого уровня, который предусматривает ежегодные встречи глав государств. В то же время риторика Эрдогана еще раз подтверждает его неизменную и последовательную позицию относительно поддержки территориальной целостности и суверенитета Украины.

Читайте нас в Telegram — Minval — LIVE. Там срочные новости появляются раньше, чем на нашем сайте!

В рамках визита был подписан ряд соглашений (в том числе – долгожданное соглашение о зоне свободной торговли между Украиной и Турцией). На первый взгляд может показаться, что они напрямую не затрагивают партнерство в сфере безопасности – наиболее актуальный сейчас вопрос для Украины. Однако практика показывает, что межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере высоких технологий, авиационной и космической отраслях скорее всего касается именно этих вопросов – ведь именно использование украинских разработок в турецких авиационных и ракетных проектах является важнейшей частью взаимовыгодных совместных работ. Более того, сам факт подписания важных соглашений с Украиной в такое время со стороны Турции является скрытым сигналом. Это показывает, что Анкара верит в будущее Украины как независимого и важного регионального партнера – несмотря на российские танки, сконцентрированные у наших границ.

В отношении российской угрозы мы приветствуем посреднические инициативы Эрдогана. Украина готова работать в разных форматах переговорного процесса – если они принесут надежду на мир и освобождение оккупированных территорий. К сожалению, Россия до сих пор отказывается от турецких предложений. Однако дипломатический потенциал Турции даже в таких сложных условиях может быть использован для деэскалации ситуации (в том числе в формате «челночной» дипломатии между В. Зеленским и В. Путиным).

– В экспертной среде существует версия того, что ситуация по поводу вероятной военной агрессии России против Украины подогревается со стороны США для усиления своих позиций на газовом рынке Европы. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Глупо отрицать, что американские СМИ активно освещают ситуацию у границ Украины – степень российской угрозы и возможные варианты развития событий, в том числе самые худшие. Такая публичная реакция может свидетельствовать о готовности США играть на обострение. Однако я не согласен, что мотивом к такому действию является корыстный интерес Вашингтона в сфере поставок энергоресурсов на европейский рынок. Главная причина – объективное наличие российской агрессивной политики, которая угрожает интересам соседей и доминирующим позициям Запада на международной арене, а также стабильности всей системы международных отношений.

Если позволите, я бы провел определенную параллель с ситуацией в ирано-азербайджанских отношениях в августе-октябре прошлого года. Пребывая в то время в Баку, я наблюдал эскалацию кризиса. И из риторики азербайджанских СМИ и экспертов складывалось ощущение, что Азербайджан сознательно идет на конфронтацию с Ираном (активно освещая отдельные инциденты и противоречия в двусторонних отношениях, которые, при сильном желании, можно было бы оставить без такого внимания). Однако означало ли это, что Баку имеет какие-то скрытые планы по отношению к Тегерану? Нет. Ведь именно недружественные иранские действия давали все поводы для такой реакции. Активизация критичной риторики по отношению к Ирану была закономерной, а в некоторых случаях превентивным ответом на деструктивную позицию Тегерана в региональных вопросах.

Аналогичную ситуацию я вижу и в современных американо-российских отношениях. Россия угрожает соседям, а также интересам США – это неоспоримый факт (о чем свидетельствуют антиукраинские публикации представителей российских властей и ультиматумы НАТО относительно нерасширения Альянса). Вашингтон обязан на это реагировать. Активная публичная реакция, которая выглядит как «подогревание» ситуации – всего лишь один из инструментов такой реакции. Привлекая внимание к проблеме, Вашингтон усложняет Москве реализацию агрессии против Украины, даже если это и выглядит как излишнее «паникерство». Перенос вопроса в публичную сферу сам по себе показывает, что США не согласятся на разделение сфер влияния в Европе – напротив, готовы поддерживать партнеров, которых Россия считает зоной своих интересов.

– Ранее Эрдоган предложил лидерам Украины и России встретится в Турции. В связи с этим многие эксперты предложили местом переговоров сделать не Анкару, а Баку. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счет.

– Учитывая, что Москва последовательно отвергает возможность переговоров на турецкой территории, Баку – интересный вариант. Азербайджан – несомненно дружественная по отношению к Украине страна. Наличие общей проблемы оккупированных территорий показывает, что в качестве посредника Азербайджан явно не будет занимать условно «пророссийскую» позицию. Само позиционирование Азербайджана на международной арене в качестве государства, которое декларирует нейтралитет в вопросах противостояния пророссийских и проевропейских сил на постсоветском пространстве, идя своим путем, подчеркивает его посреднический потенциал. Влияние и потенциал Баку в регионе также усиливают его возможности в качестве площадки для переговоров.

При этом стоит учесть, что Азербайджан не имеет таких амбиций на международной арене, которые воспринимаются в Москве как угроза. Именно их наличие у Турции, по моему мнению, определяет отказ России от переговоров на турецкой территории. В условиях сложной российско-турецкой геополитической игры в Кремле считают нецелесообразным решать свои международные вопросы «под патронажем» Анкары – наоборот, они хотят максимально привязать самого Эрдогана к переговорным форматам на территории России. В отношении Азербайджана этот фактор не играет роли. Неконфликтные отношения между Баку и Москвой позволяют надеяться на то, что и Россия может согласиться на подобный переговорный формат.

– Экс-глава МВД Украины Арсен Аваков в эфире телеканала «Украина-24» заявил, что военная эскалация вокруг страны завершится в начале весны. Говорит ли данное заявление о политических амбициях Авакова и его будущих планах в украинской политике?

– Определенно, Арсен Аваков имеет весомые политические амбиции – и отставка с поста министра внутренних дел не означает завершение его политической карьеры. Он явно готовится вернуться в большую политику.

Аваков для Украины – неоднозначная личность. Его заслуги на службе Украине несомненны, как и многие просчеты и ошибки. Украинцы должны быть благодарны ему за его однозначную патриотическую позицию во время событий Евромайдана и в наиболее сложные первые месяцы российской агрессии. Во многом благодаря Авакову удалось помешать реализации российской операции по захвату Харькова – планируемой по тому же сценарию, что в Донецке и Луганске.

Аваков стоял у истоков и активно поддерживал добровольческое движение, внесшее значительный вклад в противодействие российскому наступлению на Донбассе. В то же время очевидно, что он не справился с обеспечением комплексного, глубинного реформирования системы органов правопорядка – ключевой задачей, которая возлагалась на него как на министра. Вызывают вопросы его отдельные внешнеполитические заявления, которые противоречат официальной позиции Украины.

Складывается ощущение, что он сознательно взял паузу после своей отставки, устранившись от активной публичной деятельности. Подозреваю, что таким образом Аваков хочет дождаться, когда память в обществе о его неудачах на посту министра, а также о резонансных нераскрытых делах отойдет на второй план. Вот тогда он сможет вернуться, разыгрывая карту растущего недовольства политикой нынешней власти. Вероятным является его объединение с другими игроками среднего звена украинской политики, которые сами по себе не могут претендовать на большой уровень электоральной поддержки, но вместе создадут сильный альянс (Д. Разумков, В. Гройсман, возможно – А. Яценюк, который слишком долго занимал позицию «над схваткой»).

Асиф Айдынлы

Теги: