Встреча в Сочи: что осталось за рамками итогового заявления?

27 ноября, 09:27, 2021

На боксёрском ринге, иронизируют знающие люди, уже после финального удара гонга понятно, кто победил, а кто проиграл. Дипломатия — не бокс, и тут нет столь же однозначных ритуалов с передачей пояса, поднятой рукой рефери и тем более не предусмотрено зримых нокдаунов и нокаутов. И проигравший на итоговом выходе к прессе тоже выдавливает улыбку и даже цедит, запинаясь, усреднённо-обкатанные фразы.

Только вот победа и провал от этого никуда не исчезают. Именно это и произошло на встрече в Сочи, которая завершилась очевидной дипломатической победой Азербайджана и очередным провалом Армении.

Прежде всего, переговоры в Сочи обозначили основные направления и тренды постконфликтного урегулирования, и эти направления полностью соответствуют интересам нашей страны. В итоговом документе сочинской встречи полностью и без дополнительных условий отражена именно позиция Азербайджана и президента нашей страны Ильхама Алиева: делимитация границ, разблокирование коммуникаций, открытие транспортных коридоров. Причем во время выхода к прессе Владимир Путин использовал именно слово «коридор», чем разбил в пух и прах пиар-построения Еревана.

Более того , в итоговом заявлении встречи в Сочи чёрным по белому указывается, что стороны «условились предпринимать шаги по повышению уровня стабильности и безопасности на азербайджано-армянской границе и вести дело к созданию двусторонней Комиссии по делимитации государственной границы между Азербайджанской Республикой и Республикой Армения с последующей ее демаркацией при консультативном содействии Российской Федерации по запросу сторон». В переводе: речь идет о делимитации и демаркации границ на основе тех самых российских военных карт, унаследованных от Генштаба СССР, где с максимальной точностью и «привязкой» к местности обозначены границы республик. Еще недавно Армения от этого предложения «отбрыкивалась», пардон, всеми силами, настаивала на «зеркальном отводе войск», но в реальности в Сочи пришлось соглашаться с делимитацией по старым советским картам. И осознавать при этом, что с незаконно «приармяненными» землями придется расставаться, а территориальных подарков больше не будет.

Обозначен и курс на открытие коммуникаций, автомобильных и железных дорог. И нетрудно догадаться, что речь идет прежде всего о Зангезурском коридоре.

Но, возможно, куда большую пищу для размышлений даёт даже не то, что указано в итоговом заявлении, а то, что в нем не отражено.

Так, в итоговом заявлении никак не обозначена любимая тема Никола Пашиняна — «военнопленные». Что для Никола Воваевича обидно вдвойне: переговоры проходили по горячим следам новой провальной авантюры Армении, с потерянными позициями и не только погибшими, но и пленёнными «зинворами». Которые по всем нормам уже не военнопленные, а террористы.

И самое главное, нет никакой, даже формальной, из дипломатической вежливости, отсылки к Минской группе ОБCЕ, что могло бы дать Еревану хотя бы теоретический шанс на реанимацию и прежних пакетов переговорных предложений. Не упомянут не только вопрос «статуса Карабаха», но даже сам по себе Карабах. А значит, надежды Никола Воваевича извлечь пресловутый «вопрос статуса» из того, пардон, «гербагера», где он оказался по итогам 44-дневной войны, потерпели очередной — и закономерный — провал.

А это значит, что Азербайджан, одержав победу на поле боя, теперь уверенно конвертирует ее в реальные дивиденды уже в дипломатическом измерении. Куда теперь перенесён центр тяжести постконфликтного урегулирования

Нурани