Исход 44-дневной военной кампании, покончив с оккупацией азербайджанских территорий, обернулся для политической среды Армении невесомостью. Разлад и распад – вот наиболее точные определения, характеризующие действующее положение.

Ни власть, ни ее оппоненты не чувствуют почву под ногами, чтобы приступить к восстановительным процессам.

Проверенная жизнью мудрость гласит, что любой кризис открывает немереные возможности для успеха. Но нужно настроиться на поиск, чтобы реализовать благоприятные предпосылки для искоренения стагнации. Но, как это обычно происходит, первым делом приходят в движение амбициозные люди, жаждущие продвижения.

Перед началом второй карабахской кампании у кромки армянского политического поля замаячил омбудсмен Арман Татоян. В отличие от политиков, что рвались в бой с суетливыми действиями и скандальными вбросами, ревнитель прав сограждан, пользуясь эксклюзивным положением, пробил над головой стеклянный потолок и попал в поле общественного внимания.

Ему удалось превратить свою миссию в неотъемлемую часть армяно-азербайджанского противоборства. Это было обусловлено тем, что армянские военные на протяжении долгого времени исправно творили зло в трансграничной зоне.

Азербайджанские военные, держа под контролем положение в Карабахе и вдоль армяно-азербайджанской государственной границы, предпринимали упреждающие и ответные действия. Ереван же возлагал ответственность за инциденты на Азербайджан. Армянский гвалт играл роль громоотвода, дескать, мы к эксцессам отношения не имеем.

Вообще в Армении мало кто верил в вероятность новой масштабной военной вспышки. Всем казалось, что нескончаемые провокации не вызовут адекватной реакции Баку.

Азербайджанские пограничники часто задерживали армянских пастухов. Как только информация о нарушениях азербайджанских рубежей обобществлялась, армянский омбудсмен поднимал вой, трезвонил на весь свет о беде, случившейся с «невинными жителями» приграничья.

Топографическим кретинизмом обычно страдают люди небывалые, которым не достает чутья и сноровки, чтобы правильно ориентироваться в пространстве. Пастухов к такой категории отнести трудно. Они ориентируются в местности, знают маршруты, и армянские чабаны не исключение. Говорят же, хороший пастух отлично знает не только время, но и место пастьбы.

В реалиях же под видом пастухов на азербайджанской стороне всегда оказывались диверсанты и разведчики.

Еще до сентября 2020 года «пастухи» часто несли вахту близ азербайджанских военных расположений в Тертерском, Бардинском, Имишлинском районах. Будучи носителями языка, подолгу задерживались в местах дислокации армейских подразделений. Несколько раз силы безопасности брали чабанов с поличным.

Армянские пастухи по сей день перемещаются в трансграничных пределах с разведывательной целью. Их интересует информация о численности личного состава приграничных постов, о вооружениях и прочих важных мотивах.

Война завершилась, но побежденный враг не унимается. Продолжает засылать на азербайджанскую сторону диверсантов под покровом ночи, минирует уже разминированные зоны, пытаясь навести ужас на победителя.

Омбудсмен Татоян, слывущий защитником селян, теперь поднял вой из-за пастуха из Аравуса, которого-де преследовали азербайджанские военнослужащие. Ревнитель закона убежден, что «действия азербайджанских военнослужащих являются преступным посягательством на жителя приграничья».

Правозащитник приступил к сбору фактов, чтобы отстоять права «безобидного крестьянина», случайно оказавшегося (!) в 50 метрах от азербайджанского военного поста.

Татоян со слов пастуха заверяет, будто тот пас скот на пастбище примерно в 500 метрах от своего дома и случайно забрел в опасную зону, в результате чего подпал под поле зрения азербайджанских военных, и они были вынуждены его допросить.

Гиперболизируя инцидент, омбудсмен не только обвиняет Азербайджан в посягательствах на граждан своей страны, но и выносит в повестку вопрос создания зон безопасности для жителей Зангезурской (Сюникской) области. Возникает вполне резонный вопрос, а не превышает ли свои полномочия правозащитник, заявляя, что в населенных пунктах области «не должно быть азербайджанских солдат, знаков и флагов»?!

Говоря о необходимости вывода высосанной из пальца проблемы на серьезный уровень, Татоян обращается в «соответствующие международные структуры», и параллельно вынашивает план своей инкорпорации в сферу профессиональной политики.

Он работает на себя, все время рыщет, и при каждом небольшом инциденте подключает к так называемым расследованиям прессу, проводит шумные пресс-конференции и пытается навязать общественным силам значимость осуществляемой им миссии. Воочию видно, что у омбудсмена разгорелся политический аппетит.

Пользуясь слабостью власти и низкой популярностью оппозиции, Татоян делает все, чтобы сделать свою нишу в политическом истеблишменте, равноудаленным от всех внутриармянских сил.

На предстоящих в июле парламентских выборах в национальное собрание он скорее будет в амплуа предвзятого наблюдателя, чтобы осуществить рекогносцировку и выработать собственную стратегию борьбы в условиях политического обезвоживания. Политические амбиции омбудсмена значительно перевешивают его профессиональные качества, раз наводит сумбур на расследуемые дела в контексте армяно-азербайджанского противостояния. Но он знает на что идет.

Азербайджанофобия в Армении еще долго будет в тренде. Следуя логике неторопливости, уполномоченный по правам человека будет вносить свой вклад в политику ненависти в отношении азербайджанского народа.

Его бредовые идеи о создании зон безопасности может и позволяют нарабатывать политический капитал, однако автору идеи не следует забывать о судьбе полосы безопасности из семи азербайджанских районов вокруг никем непризнанного сепаратистского образования. Создавая условия для возрастающего уровня агрессии в отношении Азербайджана, он уже наступает на старые грабли, которые обязательно дадут ему по лбу.

Можно, конечно, каждому человеку вынашивать далекоидущие планы, фокусировать внимание на высокой позиции, наконец, грезить о прорывном продвижении. Но для осуществления здравых намерений необходимо решительно отказаться от всего порочного, что породило тупиковое состояние.

Если человек, облеченный статусом контролера за справедливостью, злоупотребляет своим положением и льет масло в угасающий огонь вражды, он обнажает свою узколобость и интеллектуальную инвалидность. Такому человеку в большой политике делать нечего.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az