Никол Пашинян, премьер-министр Армении, выступил с очередным обращением к народу — как всегда, сумбурным, туманным и не очень связным. Выдал знакомый набор и агитационных штампов, и «обманных манёвров» армянской пропаганды с обвинениями Азербайджана в нарушении прекращения огня (притом что в реальности перемирие было сорвано как раз Арменией). Обрушился с критикой на врачей: дескать, «недопустимо, чтобы врач и гражданин договорились приписать мальчику коронавирус, чтобы тот уклонился от призыва». Клеймил дезертиров: «В нашем обществе должен быть настрой, чтобы те, кто бежал с поля боя, получали строгий выговор. У нас должен быть общенациональный консенсус. Все, кто покинул свой пост, должны знать, что им будет вынесен публичный выговор». И призывал своих сограждан немедленно отправляться на передовую. После чего, как в скверном анекдоте, заверил: он и сам готов отправиться на фронт, но «кто-то должен исполнять обязанности премьер-министра».

Но вместе с тем прозвучало и такое заявление Пашиняна: «…Я хочу, чтобы мы ответили на вопрос. Готов ли армянский народ к компромиссам? Я думаю, что да, армянский народ готов к этому. Мы готовы даже к болезненным компромиссам, но готов ли армянский народ к капитуляции? Я думаю, что армянский народ к этому не готов, и армянский народ готов, как бы это ни казалось невозможным в логике наших ограниченных ресурсов, он должен найти ресурсы для противостояния и защиты своих прав». Выразился, словом, туманно и уклончиво, так, что на лентах информагентств можно «отбивать» с пометкой «молния» и «Никол Пашинян выразил готовность к компромиссам и болезненным уступкам», и «Никол Пашинян заявил, что не намерен капитулировать».

Велик, конечно, соблазн принять за основу версию, что в Армении появляются ростки здравого смысла. Но…

Здесь, пожалуй, нужно отвлечься от «горячей хроники». И вспомнить то, что в любой стране мира является, в общем-то, политической азбукой. От политика, а тем более премьер-министра страны, находящейся в столь отчаянном положении, никто не ждёт призывов не покупать «левые» справки о коронавирусе или заверений, что он и сам готов пойти на фронт, но боится оставить страну без такого руководителя. Он в первую очередь должен выразить четкую и однозначную позицию: принимает ли Армения условия мира, предложенные Азербайджаном?

Эти условия излагались официальным Баку не раз, четко, однозначно, без туманных выражений и без обиняков, и еще они полностью соответствуют и международному праву, и резолюциям СБ ООН: Армения должна представить четкий график вывода своих войск с территории Азербайджана. И тогда огонь будет прекращён хоть завтра.

Но вот этого заявления Никол Пашинян как раз и не делает. Более того, в том же заявлении «шашлычный недофюрер» высказывает свои претензии к Азербайджану: дескать, «все это время мы были максимально гибкими», но вот такой-сякой «Азербайджан хочет не урегулирования вопроса, а капитуляции Карабаха. При этом, подобное требование существовало и до войны». А теперь позиция Баку стала жёстче, и Никола Воваевича она тем более не устраивает.

Намеренно не станем задавать Николу Воваевичу ироничных вопросов, надо ли считать «проявлением гибкости» его пьяные танцы в оккупированной Шуше и заявления в стиле «Карабах — это Армения, и точка». Просто «мистер Дымб-Дымб-Ху» не учёл сущую мелочь.  Он просто упустил время, когда еще можно было торговаться. Сегодня, когда армянские военные пиарщики, так и не признав деоккупации Джебраила и Зангилана, вынуждены подтвердить освобождение Губадлы, когда управление войсками практически разрушено, а потери личного состава и техники достигли критической черты, времени и поля для торга у него уже не осталось. Вне зависимости от того, понимает ли это сам Пашинян.

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az