18 сентября умерла Рут Гинзбург, судья Верховного суда США и обладательница множества наград. Ее пусть к этому посту — это история женщины, которая бросила вызов миру, принадлежащему мужчинам. Гинзбург известна не только свой юридической деятельностью, но и борьбой за права человека, и женщин в частности. Следует разъяснить, почему имя Рут Гинзбург вошло в историю.

Рут Бейдер Гинзбург было 60 лет, когда она заняла пост судьи в Верховном суде США. Она стала второй женщиной в американской истории, которая смогла получить эту должность. Борьба — со стереотипами о том, какой должна быть девушка, с гендерным неравенством, дискриминацией женщин, несправедливой судебной системой, расизмом и гомофобией, наконец, с онкологическим заболеванием — всегда была частью ее долгой и яркой жизни. Forbes Woman рассказывает, в чем феномен Рут Гинзбург и почему ее имя значит так много для современного феминизма.

Лучшая ученица

Гинзбург родилась в 1933 году в Бруклине, в семье еврейских эмигрантов. Сороковые для нее были непростыми — главным образом потому, что, как вспоминает сама Гинзбург в одном из интервью, в те годы для ее ровесниц «самым главным статусом было не звание бакалавра, а приставка «миссис» к фамилии». Но Рут была исключением: она приложила все усилия к тому, чтобы получить достойное образование и сделать хорошую карьеру. Гинзбург уже тогда знала, что свяжет свою жизнь с юриспруденцией — ей казалось, что с профессией юриста она справится «лучше, чем кто-либо еще».

Учеба давалась Гинзбург легко, в этом ей помогала мать Селия, мечтавшая, чтобы дочь стала учительницей истории. Закончив среднюю школу в 15 лет, Рут поступила в James Madison High School — ту, где позже учились политик Берни Сандерс и сенатор Чак Шумер. Особый интерес будущая судья уделяла предметам, связанным с законодательством.

Вскоре после выпуска Гинзбург поступила в Корнеллский университет — тогда, в начале пятидесятых, по воспоминаниям Рут, считалось, что девушка, которая к окончанию вуза не найдет себе мужа, «безнадежна». Гинзбург все-таки удалось не стать белой вороной: она не только становится одной из лучших студенток на своем курсе, но и знакомится со своим будущим мужем Мартином. Но несмотря на серьезные отношения, последующее замужество и рождение ребенка, Рут не отказывается от учебы. Впоследствии она поступает в юридические школы Гарвардского и Колумбийского университетов и начинает работать в коллегиях местных юридических журналов.

Однако академические успехи не оградили Гинзбург от столкновений с проявлениями гендерного неравенства и сексизма. В интервью журналисту The New York Times Филиппу Галансу Гинзбург вспоминает, как однажды декан вуза собрал всех студенток ее курса — их было всего 9 девушек из 500 студентов — чтобы задать каждой из них вопрос: «Как вы оправдаете для себя тот факт, что занимаете место квалифицированного мужчины?». Будущий член Верховного суда США не растерялась и ответила так, как устроило бы декана: «Мой муж — студент второго курса, и мне, как женщине, необходимо знать, чем занимается супруг».

Начало карьеры и интерес к гендерной проблеме

Вуз был не единственным местом, где Гинзбург пришлось столкнуться с сексизмом. В середине пятидесятых, после завершения учебы в Корнеллском университете и перед поступлением в Гарвард, Гинзбург работала в службе социального обеспечения в Оклахоме, где Мартин служил офицером. Узнав о ее беременности, работодатель понизил ее в должности.

Найти работу по профессии тоже было непросто: видя перед собой женщину, юридические фирмы не решались нанимать Гинзбург, так как были уверены, что ее компетентность и знания не соответствуют должности. Не помогали ни полученное образование, ни рекомендательные письма от профессоров Гарварда — более выгодным кандидатом даже на позицию обычного клерка в глазах работодателя неизбежно оказывался мужчина. Устроиться на первую работу в суде в конце концов помог профессор Колумбийского университета Джеральд Гютер — благодаря его протекции Гинзбург стала сотрудницей Окружного суда Соединенных Штатов по Южному округу Нью-Йорка.

Работая в суде, Гинзбург продолжала покорять академические высоты: как научная сотрудница Юридической школы Колумбийского университета Рут изучала шведский язык и законодательство Швеции. В начале шестидесятых она трудится над книгой о местном гражданском процессе и в ходе исследования обращает внимание на то, что число студенток на юридических курсах Скандинавии сравнительно выше, чем в США, а беременность сотрудниц суда, даже самих судей, никак не влияет на их работу или заработную плату. Эти факты вдохновили Гинзбург на последующую борьбу с гендерным неравенством в сфере юриспруденции и дискриминацией по половому признаку в США.

Феминизм, судебное дело и однополые браки

Хотя ее академическая карьера шла в гору, несмотря даже на то, что зарплата у Гинзбург в ставшем родным Колумбийском университете была меньше, чем у мужчин на аналогичных должностях — Рут не теряла надежды стать судьей. Стеклянный потолок казался непробиваемым, но Гинзбург была уверена: ей удастся не только преодолеть его, но и помочь остальным сделать это. Ведь получилось же у других: например, у Сандры Дэй О’Коннор, первой женщины, ставшей членом Верховного суда США в 1981 году.

Уже в начале семидесятых Гинзбург была известна как активистка: она активно занималась правозащитной деятельностью, участвуя в Американском союзе защиты гражданских свобод, где работала над созданием Women’s Rights Project — специального правозащитного проекта, рассчитанного на женщин и ставшего впоследствии полноценной организацией. Положения из него активно применялись во время судебных разбирательств: учитывая различные формы гендерной дискриминации, Гинзбург, выступая перед судьями и присяжными, настаивала, что жертвами неравенства по половому признаку могут быть и женщины, и мужчины. С ее помощью вдовцы с детьми добивались льгот от государства, а разведенные отцы могли рассчитывать на алименты для ребенка. Благодаря все той же Гинзбург в американском суде заметно вырос процент дел, в которых выигрывали женщины-истцы.

Успех Гинзбург, ее компетентность и страсть, с которой она бралась за каждое новое дело, при этом не забывая о работе лектора в университете и экспертных публикациях в юридических журналах, в конце семидесятых не могли не привлечь внимания президента США Джимми Картера. Весной 1980 года именно он выдвигает кандидатуру Гинзбург на пост судьи Апелляционного суда США по округу Колумбия — эту должность Рут получает летом того же года. Спустя 13 лет уже другой президент, Билл Клинтон, назначает Гинзбург судьей Верховного суда США. Эта должность является пожизненной, и Рут становится второй женщиной в американской истории после О’Коннор, а также первой еврейкой, которая смогла занять ее.

На своем посту Гинзбург зарекомендовала себя как человек левых взглядов — и взгляды эти вовсе не ограничивались борьбой с гендерными установками, приносящими вред людям обоих полов. Так, Гинзбург, один из самых ярких либералов главной судебной инстанции Америки, активно выступала против расовой дискриминации и открыто поддерживала закон о легализации однополых браков в США.

Феномен Гинзбург и туманное будущее американского суда

Путь Рут Гинзбург к ее посту в Верховном суде США — это история женщины, которая бросила вызов миру, принадлежащему мужчинам. Каждый этап ее жизни, будь то детство и юность в школе и университетах, первое рабочее место в социальной службе или преподавание в вузе, был фактически ее личной борьбой против стереотипов и предвзятого отношения к женщинам. И чем выше Гинзбург поднималась по карьерной лестнице, тем шире становился круг тех, кого она защищала. Она активно заступалась за всех, кто по каким-то причинам не получал поддержки со стороны закона: и ни цвет кожи, ни раса, ни сексуальная ориентация, ни, тем более, пол не мешали Гинзбург помогать тем, кто нуждается в ее помощи. Образ Рут стал значимым не только для феминизма, но и поп-культуры: ее имя упоминается в культовых сериалах вроде «Парки и зоны отдыха», а биография становится основой для полнометражных фильмов — например, драмы «По половому признаку», вышедшей в прокат в 2018 году.

Спустя шесть лет после назначения в Верховный суд США у Гинзбург было обнаружено онкологическое заболевание. Но даже в такой ситуации Рут не ушла со своего поста и продолжила борьбу с судебной несправедливостью, параллельно проходя лечение от рака. Не покидало Гинзбург и своеобразное чувство юмора. Узнав о ее диагнозе, один из видных американских политиков сказал Рут, что жить ей осталось около 9 месяцев. Спустя некоторое время Гинзбург в разговоре с журналистами вспомнила его слова и сказала: «Как видите, я еще жива в отличие от сенатора, который сказал мне, что я умру через 9 месяцев».

Борьба с раком шла с переменными успехами: когда казалось, что все страшное позади, врачи обнаруживали у Гинзбург новые опухоли, и в ее жизнь снова возвращались бесконечные химиотерапии и ослепительный свет хирургических ламп. Война со смертью затянулась на двадцать с лишним лет — Гинзбург не стало ночью 18 сентября 2020 года.

Уже на следующий день президент США Дональд Трамп, назвавший Гинзбург после ее ухода «титаном права» (навряд ли самой Гинзбург такой комплимент пришелся бы по душе, ведь она всегда выступала против скандального республиканца и публично называла его «фальшивкой», а тот в ответ грозился ее уволить за такую резкость) пообещал найти Гинзбург замену «безотлагательно». И такая скоропалительность, по мнению некоторых аналитиков, не сулит ничего хорошего. Смерть Гинзбург усилит напряжение на и без того расколотой на два лагеря политической арене США. Либеральные ценности, которые разделяла Рут, крайне важны для современных демократов, и потеря такого лидера, каким была Гинзбург в Верховном суде, может оказаться на руку республиканцам — тем более учитывая высокий риск, что освободившееся вакантное место займет их ярый сторонник в лице консерватора. Если это произойдет, то больше всех от такого «перераспределения» сил пострадают женщины.

Дело в том, что консерваторы Верховного суда США активно выступают против абортов — процедуры, легализованной в Америке еще в 1973 году, после громкого дела «Роу против Рейда», в котором участвовала сама Гинзбург. Став членом Верховного суда, Гинзбург делала все возможное, чтобы право на аборт было доступным для всех женщин. Как говорила сама Рут, «если государство начинает контролировать решения, которые принимает женщина, то это значит, что оно не воспринимает женщину как человека, способного делать собственный осознанный выбор».

Появление на месте либерала Гинзбург нового человека, поддерживающего консерваторов, по мнению журналиста Bloomberg Грега Стора, может отбросить Америку на два десятилетия назад и даже привести к катастрофической смене идеологических ценностей Верховного суда. Учитывая вероятность такого сценария, а также непредсказуемые ноябрьские выборы президента, нестихающие протесты против полицейского произвола и расизма и финансовый спад на фоне пандемии, будущее США — как политическое, так и законодательное — становится все более туманным и непредсказуемым.

Minval.az