Наш собеседник – экс-глава МИД Азербайджана Тофик Зульфугаров.

— Военные России и Армении недавно отработали десантирование в тыл «противника», захват пленных, уничтожение боевых дронов противника. Как вы считаете, Россия и Армения отрабатывают удары по нам и Турции?

— Я на эту ситуацию смотрю несколько шире. И вам предлагаю сделать то же самое: давайте рассмотрим, что произошло после боевых действий в Товузе. Ведь помимо самих военных действий одним из главных событий, повлиявших на развитие ситуации, был так называемый гражданский марш солидарности. Дипломаты и политические аналитики всегда обращают внимание на два фактора – мнение политической элиты и изучение общественного мнения, его приоритетов. С этой точки зрения гражданский марш солидарности стал своеобразным масседжем – пусть спонтанным, никем не организованным, но многотысячным и сплоченным. Помимо факта месседжа — причем как для внутренней политики, так и для внешней — марш солидарности являлся прекрасным показателем демонстрации гражданской зрелости. Общественность своей акцией заявила о том, что устала от сказок в виде имитационных переговоров, устала от басен, что никто не видит оккупации территорий, этнических чисток, отсутствия результатов в течение долгих 30 лет, устала от отсутствия адекватных заявлений и так далее. И месседж этот требовал какой-то реакции.

Что такое конфликт? Это не борьба за Карабах. Это, в первую очередь, система управления регионом, и для того чтобы регионом управлять, нужно управлять общественным мнением, и, кстати, элитой управлять гораздо легче для супердержав, нежели общественным мнением. Потому месседж не мог остаться без ответа тех сил, которые на регион смотрят именно с таких позиций. В результате мы видим целую чреду определенных действий. К примеру, совместные маневры «Кавказ-2020». Далее: пустоты в оборонной концепции армяне начали заполнять такими сказочными элементами как «отряды самообороны». Даже жена Пашиняна поползала по окопам. Это говорит о том, что армяне пребывают в состоянии паники. Все прекрасно понимают, что отряды «самообороны» — это не более чем пустой звук.

— Ереван заселяет оккупированные земли ливанскими армянами. Международному сообществу это не важно, как и посредникам МГ ОБСЕ. Как мы должны на это реагировать?

– Еще одна сказка: заселение Карабаха ливанскими армянами. Что такое Ливан? Это страна, где отдыхала вся элита арабского мира. Это Париж Ближнего Востока. Все жители Ливана прекрасно владеют французским языком. Скажите мне, зачем ливанскому армянину ехать на оккупированные территории Карабаха, если он может уехать в ту же самую благополучную Францию, в которой, кстати, проживает 600 тысяч армян. Все эти компоненты носят психологическую пропагандистскую направленность. И армяне против нас очень хорошо эту пропаганду применяют! Надо было им раскрутить ухудшение отношений Азербайджана с Ираном – так они начали раскручивать тему гидроэлектростанции «Худаферин» и «Гыз галасы». Сейчас, якобы, последний самолет из Сирии «пролетел» мимо нас. Отмечу, что правило пролета военных самолетов дается заранее. Этим занимается протокольная служба МИДа. По словам армян, самолет развернулся и пролетел через Туркменистан. А в Туркменистане ему дали  разрешение? Мне очень не нравится, когда нас кормят подобными фейками и эрзац-сенсациями. Но больше мне не нравится, что народ ведется на эту шелуху, выдаваемую армянскими пропагандистами за так называемую «чистую монету».

— Почему только в Баку реагируют на информационные провокации?

— Когда мы сегодня говорим о России, слушаем шоу «гордонов», «сольевых» и прочих, мы видим, что в России происходит серьезный процесс децентрализации власти. И поэтому я не исключаю, что разные башни Кремля начинают по-разному играть. В нашем случае следует занять выжидательную позицию. То есть следует наблюдать, куда именно башни Кремля будут отбрасывать тень. Почему наши ведутся на провокационные фейки? Потому что мы тоже переживаем достаточно сложный период. Если говорить об историческом процессе, то был период Российской империи, был период Советского Союза, был развал, был период СНГ, когда признавалось доминирование России на постсоветском пространстве. Сейчас мы видим, что этот процесс изменяется, и постсоветское пространство уже не подвержено доминированию России, во всяком случае, на Западе его уже не признают, хотя раньше признавали. И поэтому то, что у нас происходит, это смена элит. У нас нормальная политическая элита, как, впрочем, все политические элиты. Если доминировали прежде россияне, значит, была пророссийская элита. Начнет доминировать Запад – значит, и элита будет прозападная. Иногда приходится лица менять, а те, кто не умеет «переобуваться на ходу» — будут сильно терять. Те, кто «успеет переобуться» — сохранят. Это — нормальные процессы, ничего нового не происходит. Динамика элиты вполне естественна. Политика – это не тот случай, когда человек ходит весь в белом и говорит только правильные вещи. Не бывает такого! Политика – это игры для взрослых. И ставка в этой игре иногда бывает невыносимо высока.

— В последнее время все чаще говорят о подготовке к войне с Арменией со стороны Азербайджана. Как вы считаете, серьезны ли эти разговоры сейчас? Потому что они и прежде обсуждались, но все так и осталось на уровне туманных заверений.

— Теперь поговорим о геополитическом раскладе ситуации. Что такое линия соприкосновения сегодня? Это, с одной стороны, армяне, за которыми якобы стоят русские. А теперь давайте по факту: русские сейчас ругаются с армянами, и их готовность поддержать Армению приближается к нулю. Товузские события доказали, что армяне действительно ничего, кроме дешевой пропаганды, показать не в силах. С другой стороны, образовался новый тандем – Азербайджан-Турция. Причем, в самом «нежном» месте для азербайджано-армянского конфликта – в Нахчыване. По сути, Турция реанимировала свои обязательства гарантий по Нахчывану, а это значит, что всего в 45 км от Еревана у нас присутствует такой вот непотопляемый авианосец. И трогать его армяне не могут, потому что тронут Турцию. Из вышеизложенного можно проследить изменения в соотношениях баланса сил – военного и военно-политического. Представим себе, что русские почему-то и непонятно зачем сейчас будут воевать за надоевших им армян, которые стремятся на Запад (и они уйдут туда) в то время, когда у РФ целый ворох проблем: с Беларусью, с Украиной. Это нонсенс, понимаете? Я приближаюсь к сути вашего вопроса: решимость воевать прямо пропорциональна с соотношением и балансу сил.

— Насколько серьезно сегодня стоит вопрос о военных действиях со стороны Азербайджана в отношении Армении?

— Нет политического процесса. Ведь после Товуза все говорили о том, что возобновятся переговоры, которые принесут результаты. Переговорный процесс состоялся, просто вы его не заметили. В основе переговорного процесса лежит логика – как, впрочем, и во всем. Пашинян назвал семь принципов, наш президент озвучил один. Вот вам и переговоры. В любых переговорах должна звучать идея. Президенты озвучили свои идеи. И посылать на переговоры министров, чтобы они обжевывали эти идеи – лишнее. Ответ уже получен. Собираться нет повода.

— Но неужели Минская группа ОБСЕ не может выступить с какими-либо инициативами?

— Все инициативы уже были обсуждены уже лет 25 назад. Все возможные варианты были обсуждены. Переговорного процесса давно уже нет. По сути, что такое переговорный процесс? Это обсуждение тезисов, которые лягут в основу будущего проекта соглашений. Затем надо еще согласовывать этот проект соглашения? 20 лет обсуждаются только тезисы. Это, заметьте, не соглашение еще. Тезис станет основой для соглашения. Концепция развертывания операции по поддержанию мира, которую готовили в Вене 10 лет назад, состоит из 400 страниц. А само основание составляет несколько тысяч страниц. И это только одна часть операции по поддержанию мира. А теперь вы хотите подготовить так называемое прелиминарное мирное соглашение, то есть предварительное, в котором будут решены далеко не все вопросы. А вот армяне гнут линию «решения всего и сразу одним пакетом». Это конец света вообще! Прелиминарные тезисы не могут согласовать 30 лет, а тут подавай им пакет, в котором будет еще обговорен и статус Нагорного Карабаха!

— Как мы поняли, наш острейший вопрос с возвращением оккупированных армянами территорий конкретно застопорился и не решится еще очень много лет. Мы остаемся в состоянии «но регрет – но глория» (ни победы, ни поражения, прим. авт). Если переговоры зашли в тупик и миротворческие группы ничего не решают, то чего нам ждать? Да, мы озвучиваем мнение обывателей, если угодно, мнение простого народа, который вот уже много лет ждет результата переговоров. Но их нет. И, исходя из сказанного вами, не будет еще очень долго.

— Тут сложно что-либо возразить, ибо вопрос, поднятый вами, главная проблема нашего государства и нашей государственности. Но давайте не будем забывать, что в переговорном процессе принимают участие две стороны. И как бы вы не хотели со своей стороны решить конфликт, если второй участник переговоров этого не хочет, вы никогда своего не добьетесь. Кроме того, если рассматривать в глобальных масштабах тормозящие процесс факторы, то следует учесть и влияние сил, конкурирующих за этот регион, за доминирование в этом регионе. Второй компонент – мы  являемся частью общего большого процесса, о котором я говорил выше. Появляются крупные региональные игроки. И игрокам этим абсолютно все равно – у кого в руках Нагорный Карабах. Когда им нужно чего-то добиться, они вспоминают о жертвах этнической чистки, и так далее.

Беседовала Яна Мадатова

Minval.az