Уже несколько дней в азербайджанской прессе освещается ход судебных заседаний по уголовному делу должностных лиц Министерства экологии и природных ресурсов (МЭПР). На этих судебных заседаниях, которые освещало издание «Мусават.com» и другие СМИ, обсуждаются действия чиновников министерства, согласно которым им выдвинуты обвинения.

Для начала коротко расскажем об этом судебном процессе.

В Бакинском суде по тяжким преступлениям в качестве обвиняемых перед судом предстали бывший директор департамента гидрометеорологии МЭПР Акпер Гасанов, бывший главный бухгалтер департамента Ильгар Гаджиев, а также другие сотрудники департамента – Орхан Гасымов, Турал Гаджизаде и Тебриз Алиев. Они обвиняются в присвоении 451 тысяч манатов, выделенных из государственного бюджета.

В обвинении указывается, что эти лица открыли в департаменте зарплатные карты на 107 несуществующих работников, а затем, обналичив выделенную из государственного бюджета сумму, присвоили ее.

Один из обвиняемых — Акпер Гасанов — возместил ущерб на сумму 300 тысяч манатов. Он заявляет, что оставшуюся часть ущерба должен возместить находящийся в настоящее время под арестом Ильгар Гаджиев.

И. Гаджиев в своих показаниях в ходе последнего судебного заседания сделал много заявлений. Выдвинув обвинения в адрес А.Гасанова и экс-министра Гусейнгулу Багирова, он отметил, что сумма, указанная в обвинении, была взята Гасановым в долг у другого лица по поручению экс-министра. Далее, для того, чтобы вернуть долг, были дополнительно открыты карты на еще 107 человек, и выделенные из бюджета деньги были обналичены и выплачены в счет данного долга.

Ильгар Гаджиев в своих показаниях также выдвинул обвинение в адрес своего бывшего директора Акпера Гасанова и отметил, что все снятые с карты деньги были отданы ему. Он категорически не считает себя виновным в этом деле.

Что же ответил Акпер Гасанов на выдвинутые против него обвинения?

После последнего заседания суда А.Гасанов связался с редакцией газеты «Ени Мусават», чтобы прокомментировать сказанное в отношении него и бывшего министра. А. Гасанов отметил, что пресса освящает судебный процесс в соответствии с полными шантажа запросами Ильгара Гаджиева. Бывший руководитель департамента сказал, что Ильгар Гаджиев с помощью подобных заявлений старается избежать ответственности.

«Все слова Ильгара Гаджиева — чушь. Я дам всему этому объяснение. Для начала хочу отметить, как я уже сказал во время следствия и на суде, что я частично признаю свою вину. Потому что часть указанных в обвинении действий была осуществлена без моего ведома.

Я признаю, что знал о переводе денег на примерно 30 картах и знал об их обналичивании. Да, из бюджета выделялись средства для нужд Департамента. Но этих средств не хватало. Расходы включали в себя обновление интернет- и коммуникационных линий, проведение отопительной системы и другие текущие расходы.

В 2018 году в течение нескольких месяцев проводились работы по поиску пропавших в Шахдаге альпинистов. К этим поискам были привлечены 40-50 человек. Я принимал непосредственное участие в поисках. Обеспечение сотрудников продовольствием, одеждой и необходимой техникой осуществлялось за счет Департамента. Потому что Научный центр Шахдаг находился на нашем балансе, и соответственно, все сотрудники собрались там. Кроме того, мы занимались размещением и обеспечением питанием представителям и других организаций, прибывших для участия в поиске. Для выполнения этой работы я не получал никакого указания от министра. Мы сделали все зависящее от нас самостоятельно. Потому что речь шла о человеческих жизнях. Мы не могли оставаться равнодушными к этому», — рассказывает Акпер Гасанов, комментируя возбужденное в отношении них уголовное дело, а также выявление фактов нарушения закона в период их трудовой деятельности.

По его словам, после назначения нового министра в октябре 2018 года была проведена первая аудиторская проверка. В результате этой самой проверки была выявлена недостача на сумму около 25 тысяч манатов.

«Эта недостача была связана с выделенной сотрудникам материальной помощью, которую мы им выдавали в связи с маленьким размером заработной платы. Но нам заявили, что это незаконно, необходимо указание министра. Я согласился с этим и оплатил сумму.

Мы решили, что на этом проверки закончились. Я не предполагал, что недостача будет еще больше. В тот период не раскрылся вопрос открытия дополнительных зарплатных карт. Потом Ильгар Гаджиев был уволен с должности, а я был назначен на должность главного консультанта. Спустя несколько месяцев состоялся еще один внутренний аудит. На проверку не вызвали ни меня, ни главного бухгалтера. Мы узнали об этом только тогда, когда дело уже было направлено в Генпрокуратуру.

Следствие продолжалось около 6 месяцев. Я был шокирован, когда следователь заявил о 107 картах, на которые были переведены деньги. Как это могло случиться без моего ведома? Департамент имеет также региональные управления. В короткий срок число сотрудников Департамента увеличилось с 400 до 1254 человек. Зарплата сотрудников контролировалась главным бухгалтером, как это происходит везде», – говорит Гасанов.

Также Акпер Гасанов рассказал, что Ильгар Гаджиев втайне от него открыл еще 50 карт и обналичил сумму на них:

«Суд считает, что я знал о выделенных сотрудникам средствах. Якобы в предъявленном мне списке была написана общая сумма заработной платы, составлен табель. Но это все ложь. Список был мне предъявлен без ведомости. Поэтому я подписал список, состоящий из 1254 человек, не проверив всех работников. Мне было известно о 25-30 картах. Но в ходе следствия стало известно, что их 107.

Ильгар Гаджиев не представил ведомость и в Казначейство Наримановского района. Следствие установило и этот факт. К тому же до того, как попасть ко мне, эти документы подписывались главным бухгалтером. Еще хочу добавить, что в предъявленные мне таблицы позже можно было добавить список. На суде стало известно, что Ильгар Гаджиев в ходе следствия дал признательные показания. Однако сейчас он передумал и начал лгать».

Знал ли экс-министр Гусейнгулу Багиров об этих делах?

Акпер Гасанов отмечает, что экс-министру ничего не было известно:

«Я был сыном колхозника. Я работал в качестве специалиста. Я работал в этой системе еще до того, как его назначили министром. Также я работал заместителем бывшего в то время начальником департамента Халила муаллима Рамазанова, который в настоящий момент является советником министра. До этого я работал в региональном управлении. Я был хорошим специалистом, и руководитель департамента Халил муаллим Рамазанов, заместителем которого я работал, и чиновники выше него по рангу, и работавшие до них должностные лица — все оценили мою деятельность и умения. 40 лет своей жизни я посвятил этой сфере… Сейчас мне очень неприятно от того, что всю мою работу хотят перечеркнуть».

Также экс-глава департамента Акпер Гасанов прокомментировал заявление Ильгара Гаджиева о том, что, якобы, он в период своей работы ежемесячно отдавал министру Гусейнгулу Багирову 10 тысяч манатов. А.Гасанов назвал это полной чушью. По его словам, И. Гаджиев делает подобные заявления для того, чтобы скрыть свои деяния:

«Поэтому он то наезжает на меня, то клевещет на Гусейнгулу муаллима, для того, чтобы выйти из положения. Он сам заявил во время следствия, что возместит 151 тысяч манатов. Он даже обратился к следствию с письменным заявлением для возмещения ущерба и получил срок до 20 декабря 2019 года. Однако, несмотря на возможность возместить ущерб, он этого не сделал. Я думаю, что именно поэтому он делает подобные заявления, чтобы, таким образом, отвести от себя внимание и избежать ответственности».

Экс-глава департамента также назвал ложью информацию о том, что якобы из районов для виноградных садов экс-министра Гусейнгулу Багирова привозился навоз, и что у них требовали средства для строительства нового здания Западного университета.

«Я, будучи директором департамента, ничего об этом не знал. Министр никого не посвящал в такие вопросы», — отметил он.

Сноска:

Кстати, в этой связи на запрос редакции Западно-Каспийский Университет дал следующий ответ:

«Строительство зданий университета до копейки было оплачено за счет университета и созданных им организаций на средства, источники которых известны. Это не трудно проверить. Вы сами можете прийти и ознакомиться. Любой желающий может ознакомиться с договорами по строительству зданий университета, документами по оплате банковских счетов. Некоторые лица, не разбирающиеся в сути вопроса, напрасно пытаются использовать все это в качестве инструмента шантажа. Все, кто озвучивает, или заставляет озвучивать такие обвинения, несут уголовное наказание».

***

Акпер Гасанов продолжает:

«Хочу отметить главное – указанное в обвинении присвоение произошло в августе, сентябре, октябре и ноябре 2018 года. В тот период Гусейнгулу Багиров уже не являлся министром, он был освобожден от занимаемой должности в апреле. Этот факт уже доказывает то, что Ильгар Гаджиев упоминает имя Гусейнгулу Багирова с целью уклонения от ответственности. В Азербайджане это традиция: как только человек покидает должность, все начинают говорить вслед за ним, что вздумается. Если мы давали министру деньги и хотели забрать их обратно, так пошли бы и потребовали у него. Насколько было бы разумным и логичным для этой цели залезть в государственный бюджет или в чужой карман? Ильгар знал, что пришел новый министр, и пока образовалась небольшая брешь. В этот период он и провернул свои махинации.

Ильгар утверждает, будто деньги с карты снял мой водитель, но это не так. У следствия есть фотографии всех лиц, которые снимали деньги: это водитель Ильгара, Турал и Орхан. Мой водитель ни разу не снимал денег с карты. Если это так, пусть докажут. Фотографии моего водителя среди тех, кто снимал деньги с банкоматов, нет».

Ильгар Гаджиев в своих показаниях на суде заявил, что экс-министр Гусейнгулу Багиров потребовал у Акпера Гасанова для строительства Сальянского завода 215 тысяч, а для проведенных в 2018 году выборов — 50 тысяч манатов. Поэтому у Департамента появился долг. Гаджиев утверждает, что для погашения этого долга и были созданы дополнительные карты.

Акпер Гасанов выразил свое отношение и к этому вопросу. Он заявил, что такого никогда не было и быть не могло:

«Ильгар Гаджиев умышленно об этом говорит, заявляет, будто есть голосовые записи. Пусть тогда представит их, и все станет ясно. Бывший министр не обсуждал это с сотрудниками, я вообще за период своей работы около 3- 4 раза сталкивался с ним лицом к лицу и то одновременно с другими сотрудниками. Я знаю, что экс-министр категорически не состоял со своими работниками в подобных отношениях. После того, как директор департамента Халил Рамазанов перешел на другую должность, я, будучи его заместителем, стал исполнять его обязанности. Через некоторое время меня утвердили на этой должности без личной встречи. Я до сих пор благодарен Халилу муаллиму и главе аппарата Ровшан муаллиму Джалилову, видно они дали в министерстве обо мне положительные отзывы… А сейчас я, будучи директором Департамента, человеком, который должен знать обо всех ситуациях, остался в стороне, а мой подчиненный рассказывает о деятельности Департамента. Не знаешь, плакать, или смеяться. Разве я мог вообще попасть к министру, чтобы говорить о таких вещах? Когда возникали проблемы, они решались в соответствующих отделах, существовал аппарат. Такое количество людей оставалось в стороне, а мы напрямую обсуждали вопросы с министром?! Заместитель, который курировал меня, и бывший до меня директор находились на высоких должностях. Со слов этого человека получается, что я ежедневно сидел и обсуждал с министром личные вопросы».

Отвечая на вопросы, А.Гасанов сообщил, что в период руководства экс-министра Гусейнгулу Багирова неоднократно проводились аудиторские проверки:

«В период этих проверок не было выявлено никаких нарушений. Во время проверок Счетной Палаты в 2017 году в министерстве и находящихся в его ведомстве структурах не было выявлено никаких нарушений. Хотел бы затронуть еще один вопрос: сотрудники министерства, работавшие при Гусейнгулу Багирове, сейчас работают с новым министром. Среди них даже есть назначенные на более высокие должности. Например, занимавший до меня должность директора Департамента Халил Рамазанов на данный момент является советником новоназначенного министра. Если бы такое беззаконие продолжалось длительное время, разве доверили бы этим лицам высокие посты?!»

А.Гасанов возместил 300 тысяч манатов из 451 тысячи манатов ущерба по уголовному делу. Ильгар Гаджиев утверждает, что эти 300 тысяч манатов вместо Акпера Гасанова оплатил Гусейнгулу Багиров.

Акпер Гасанов опроверг это, заявив, что лично внес 300 тысяч манатов ущерба.

«Я всегда жил по совести. Мне 62 года. Меня окружают друзья, любящие меня люди, у меня есть дети. Я взял 300 тысяч в долг и вернул их. Часть суммы я собрал сам, мой сын взял кредит, часть взял в долг у друзей, также мои друзья по собственной инициативе протянули мне руку помощи. Ильгар говорит, что сейчас никто никому и тысячу манатов в долг не даст. Даст, но с учетом того, какой жизнью ты жил.

Я отправил ему сообщение через своего адвоката о том, что он должен возместить нанесенный государству ущерб. Он же, доведя дело до нынешней ситуации, стал клеветать на меня. Я не стану помогать ему даже под угрозой ареста. Он уничтожил мой 40-летний труд. Пишут, что у меня есть недвижимость в Исмайыллы, Гябяля, Агдаше. Кто знает о ней, пусть скажет об этом открыто, и я отвечу. Я больше 20 лет работал в Исмайыллы. Там у меня есть трехкомнатный дом. Верьте в мою искренность. Следствием было установлено, что я не виновен в этом деле. Я признаю себя частично виновным и готов нести ответственность за свои деяния. Ильгар Гаджиев осуществил многочисленные махинации, и я знаю, что он без труда сможет возместить нанесенный ущерб. Я советую ему сделать это. Это ему поможет больше, чем начатый им шантаж», — резюмирует он.

Minval.az