Война — это всегда горе, это гибель людей, сироты, инвалиды, это разрушенные дома. А еще это тяжелый, порой невосполнимый ущерб культурному наследию, в том числе и всемирному. Выступая на дебатах по Карабаху в Мюнхене, президент Азербайджана Ильхам Алиев напомнил: «…Все азербайджанцы в Нагорном Карабахе и нашем древнем городе Шуше подверглись этнической чистке. Затем все азербайджанцы подверглись этнической чистке в 7 районах. Армяне совершили геноцид против нашего народа, нашей культуры, разрушили наши мечети, кладбища, переименовали наши города. Они издали карту Нагорного Карабаха, состоящую из всех оккупированных в настоящее время территорий. После этого они утверждают, что мы должны согласиться со всеми этими реалиями».

Фонд Гейдара Алиева совместно с МИД Азербайджана еще больше 10 лет назад подготовил и издал книгу «Война против Азербайджана: мишень — культурное наследие». Где строго документально, с доказательствами, фотографиями и спутниковыми снимками, рассказывается о ценнейших исторических памятниках, уничтоженных оккупантами. На захваченных азербайджанских землях разграблены музеи, картинные галереи, школы…

И это еще не все. Захваченные Арменией в Карабахе города и села стали еще и ареной мародерства.

А вот один из его эпизодов заслуживает особого рассказа.

Есть в армянской политической тусовке такой персонаж —Елена Шуваева, она же, в зависимости от ситуации, Елена Шуваева-Петросян, член союза писателей Армении и руководитель пресс-службы Российского центра науки и культуры в Иреване. И вот эта дама описывает свой визит в оккупированную азербайджанскую Шушу, которую называет на армянский лад — «Шуши». Где ее, в числе прочего, поразили и старинные, узорные кованые решетки на окнах домов: «Дома в Шуши украшены кованными решетками, которые местные жители называют «панджарой» (а на грузинском «панджара» — окно). Красивые витые решетки. Не залюбоваться ими невозможно. У нас с Арамом случился приступ  «панджаромании». Мы ходили от окна к окну и подолгу завороженно стояли. Тогда я озвучила крамольную мысль: «Ох, как бы я хотела иметь такую решетку!»»


Вообще-то «панджара» — это «окно» не только на грузинском, но и на азербайджанском языке. А вот на армянском «окно» — это «патухани». Но госпожу Шуваеву такая неудобная лингвистика не интересует. Тем более она не задумалась, что такие кованые решетки — это как раз традиционный элемент азербайджанской архитектуры.

Но самое примечательное, вернее, самое отвратительное — в другом. Когда мадам Шуваева-Петросян покидает Шушу, в багажнике автомобиля уже находятся заботливо укутанные две «панджары». Милый сувенир из разрушенного города. А еще — вещественное доказательство, что занималась Елена Шуваева-Петросян в оккупированной азербайджанской Шуше очевидным и неприкрытым мародерством.

Наверное, можно было бы если и не оправдать, то по крайней мере объяснить, если бы таким мародерством, да еще по горячим следам захвата города, занимались бы солдаты чего-то вроде «штрафных батальонов», мобилизованные в армию уголовники и прочая такого же пошиба публика. Но здесь, во-первых, все происходит не по горячим следам оккупации Шуши. А во-вторых, занимается этим дама, которая по ту сторону линии фронта считается уважаемой, культурной и интеллигентной.

За такое в цивилизованном обществе Елене Шуваевой-Петросян, без сомнения, пришлось бы смотреть на мир сквозь совсем другие и далеко не такие красивые решетки.

Но это в цивилизованном обществе. А вот по ту сторону линии фронта, причем не только в самом «форпосте», но и со стороны его хозяев, Шуваева-Петросян остается вполне себе «рукопожатной» персоной. Российский центр науки и культуры по-прежнему держит эту даму, занимавшуюся мародерством, на должности своего пресс-секретаря. Российско-армянский университет приглашает ее на роль модератора круглого стола, посвященного Грибоедову. Она даже ведет в Иреване «Диктант Победы». И что же —организаторы всех этих акций — а это уже представители не только и не столько Армении, сколько России — просто не в курсе, с кем имеют дело? Они не читали ее «карабахских» дневников, всеми мыслимыми и немыслимыми способами растиражированных в Армении? Или…считают, что все нормально? И что можно смотреть на мир через ворованную «панджара» чужого дома, который его законные хозяева когда-то построили, жили в нем, а теперь они в лучшем случае изгнаны, в худшем — убиты, и все это — только потому, что родились азербайджанцами, а их земля приглянулась армянам?

И да, можно ли рассчитывать на успех переговоров с такой страной, как Армения, и с таким посредником, как Россия? 

Нурани, политический обозреватель 

Minval.az