Наш собеседник – экс-глава МИДа Азербайджана Тофик Зульфугаров.

— Лидеры Азербайджана и Армении впервые провели дебаты. Как Вы в целом оцениваете прошедшие дебаты, и что можно ожидать по ее итогам?

— Мюнхенская конференция, несомненно, является очень важным политическим событием, за результатами которой следит мир, она знаменательная целым рядом знаковых выступлений, влияющих на ход дальнейших политических событий. Я хотел бы выделить два компонента в этой состоявшейся дискуссии. Первый компонент связан с тем, что Ильхам Алиев продемонстрировал политическое превосходство над своим оппонентом – с точки зрения политического опыта, знания истории, предмета дискуссии, дипломатического мастерства, знания языка и так далее. В основном, критика, прозвучавшая в отношении Пашиняна, в том числе и в Армении, была связана именно с этим обстоятельством. Второй компонент, который я хотел бы выделить – это то, что фактически президент Алиев представил позицию Азербайджана, основывающуюся на нормах международного права. Пашиняну было очень сложно еще и потому, что он хотел представить позицию Армении, являющейся, по сути, просто цепью нарушения норм международного права. Пашиняну приходилось защищать вооруженную агрессию Армении против Азербайджана, тотальную этническую чистку, сопровождающуюся целым рядом преступлений на оккупированных территориях, политику аннексии, попытку присоединить все оккупированные территории к Армении. Я думаю, что даже если на месте Пашиняна был бы какой-то другой – более значимый и грамотный политик, то по любому такую задачу выполнить ему все равно бы не удалось.

Я внимательно следил за реакцией армянских СМИ, и отмечу, что на первое обстоятельство все обратили внимание. Но я был разочарован, что никто не подверг критическому анализу саму позицию, излагаемую Пашиняном. И это доказывает, что политическая атмосфера в Армении далека от того, чтобы реально оценивать ситуацию и политику своей страны. И, что самое интересное, в комментариях было мало сказано в отношении тех заявлений, которые сделал президент Ильхам Алиев. Я хотел бы их напомнить: президент отметил, что целью политики Азербайджана является восстановление территориальной целостности и суверенитета, армянской стороне не удастся удержать оккупированные территории, и второй компонент который очень важен: Ильхам Алиев заявил, что армяне могут получить – как граждане Азербайджана – такие же права, как все остальные нацменьшинства. Это обстоятельство говорит о том, что является достойным и четким ответом на неуклонную радикализацию позиции Армении, свидетелями который мы были в пашиняновский период. В частности, это относится к заявлениям типа «Карабах — это Армения, и точка!» И в ходе Мюнхенских дебатов И. Алиев заявил о том, что никаких особых прав для армян в азербайджанском государстве, кроме тех, которые имеют другие национальные меньшинства, не будет. Логика в следующем: если вы хотите какие-то особые права, вы должны дать аналогичное право азербайджанцам, которые должны вернуться в Армению.

Как мы видим, Азербайджан так же продемонстрировал жесткую позицию и отошел от своей прежней версии о «высокой автономии» и так далее. Я считаю, что результат этой встречи как раз–таки во всем этом. А Пашинян все продолжает гнуть свою политическую линию. Но об этом хочется сказать отдельно: «мюнхенские принципы» должны в корне нейтрализовать «мадридские принципы». Лично я считаю, что так называемые «мюнхенсакие принципы» Пашинянп — это по сути бред: алогичный, явно говорящий о том, в каком ужасающем состоянии находится политологическая мысль в Армении. Может быть, это только авторство Пашиняна, я не знаю, но, во всяком случае, такие понятия как «мини-революция» и так далее, которые пытались внедрить как основу этих принципов… В любом случае, анализировать, конечно же, имеет смысл, потому что, обсуждая этот политический бред мы должны понимать, что тенденция «мадридских принципов» будет продолжена, а, следовательно, и подрыв переговорного процесса и линия, которую взял Пашинян с момента прихода к власти – все это будет иметь продолжение.

— Мюнхенские дебаты стали еще одним подтверждением, что Азербайджан переходит в политическое и дипломатическое наступление. Лидер Азербайджана был настроен очень решительно и дал понять: церемониться больше не будем! Так быть или не быть войне? Поверьте, сейчас очень многих волнует именно этот вопрос.

— Прежде всего, хочу отметить: попытка политического урегулирования конфликта как правило решается путем переговоров. Так, если одна сторона полностью  ориентирована на подрыв переговоров, то становится актуальной другая политика, регламентируемая соответствующей 51-й статьей Устава ООН – праве каждой страны на отпор агрессора.

— То есть, Вы считаете реальным использование этой статьи в нынешних геополитических условиях?

— Конечно, считаю реальным, и даже, скажем, вполне логически обоснованным. Потому что если исходить из логики мирного процесса, или процесса политического урегулирования,  то стоит лишний раз напомнить о том, что такое Минская группа. Минская группа была образована в июне 1992 года после оккупации Шушинского и Лачынского районов, а ООН передал решение этого вопроса ОБСЕ, И ОБСЕ – в результате этого соглашения —  должна была проводить посредничество с точки зрения обеспечения освобождения оккупированных территорий и возвращения ситуации до начала военных действий.

Теперь давайте анализировать: Пашинян говорит: территории обсуждать не будем, «мадридские принципы» обсуждать не станем. Так? По сути, что он сделал? Он попросту убил переговорный процесс, а, следовательно, лишил мандата Минскую группу. Далее: решение резолюции Совбеза ООН передает полномочия для посреднического решения вопроса ОБСЕ. И получается, что действия рабочей группы ОБСЕ полностью дезавуированы Пашиняном. Поэтому возникает своеобразная дилемма: если нет переговоров, то угроза войны соответственно возрастает, тем более что президент однозначно заявил, что мы не намерены мириться с оккупацией наших территорий, и не надейтесь, что вам удастся их удержать.

Теперь о геополитической ситуации: что является основой для радикализма позиции армянского премьера? Это – «зонтик безопасности», который дается Армении Россией. Но насколько сегодня устойчив, надежен и прочен этот «зонтик безопасности»? Так ли хороши отношения России и Армении? И второй момент: Пашинян провозглашает свой путь на Запад. А «зонтик безопасности» он хочет от России. Вот самое главное противоречие политики Пашиняна. Еще никому в мире не удавалось получить и «зонтик безопасности» и вместе с тем ориентироваться в политическом отношении на другую политическую силу в мире. Понятно, что Пашинян не сможет удержать сразу два кувшина в одной руке, это еще никому не удавалось, как я уже отметил. И очень скоро произойдет самый настоящий взрыв.

В свете сложившейся ситуации, а именно с учетом тезисов, озвученных Ильхамом Алиевым на мюнхенских дебатах, уместно вспомнить слова Левона Тер-Петросяна, сказанные им в ноябре 1997 года: «Пока мы не соглашаемся на те условия, которые лежат на столе переговоров. Но потом, когда Азербайджан усилится, мы будем просить обо всем этом». Вот этот момент и наступил.

Беседовала Яна Мадатова

Minval.az