Опыт прошлого доказывает, что начинать коренные реформы нелегко, и они на начальном этапе, зачастую даже в финальной части дают не очень обнадеживающие итоги. Однако останавливаться на полпути еще более опасно, ибо половинчатые действия и вовсе оборачиваются ощутимыми потерями.

Силы и команды, предпочитающие идти до конца в осознанном режиме, да еще и при помощи реалистичных дискурсов, как правило, дожидаются ожидаемых результатов.

Вообще, реализация реформенных программ всегда сопряжена с издержками, и этот аспект необходимо иметь в виду на всех этапах программы изменений. Сегодняшний Узбекистан, настроившись на волну этапных преобразований, можно сказать, осознал, что концепция президента Шавката Мирзиеева подразумевает избавление от всего архаичного со ставкой на обновление не только инфраструктуры, экономических отношений, но и системы мышления.

Выверенные расчеты главы государства и точные установки членам команды за три года коренным образом изменили морально-психологическую атмосферу не только в центре, но и в провинции, буквально во всех отдаленных регионах страны. Узбекистанцы, а их более 33 миллионов, поверили в национального лидера не только потому, что он провозгласил курс на национальное возрождение, но представил на суд соотечественников прагматичную программу поэтапных изменений.

Он человек с многогранными знаниями, который обладает большим управленческим опытом. Более чем десятилетнее пребывание на посту премьер-министра государства говорит само за себя. С первых лет национальной независимости Мирзиеев не отсиживался в тылу хозяйственного фронта, а был, что называется на передовой и на собственном опыте изучал не только действующую конъюнктуру, но и выводил свои векторы направленных действий.

Став в 2016 году всенародно избранным главой государства, он сразу же приступил к востребованным действиям, и на тот момент главным для него был настрой общества. Мнения сограждан, заботы соотечественников, оказавшихся волею судьбы за рубежами страны, знания и видения авторитетных международных политических и экономических кругов оказались в орбите его внимания. Аккумуляция деловой энергии, знаний, новых инициатив и реалистичных представлений о судьбоносном сыграли ключевую роль в том, что соотечественники поверили в востребованность перемен.

Одно только то, что новый 2017 год был объявлен годом гражданина страны (Год диалога с народом), стало предвестником долгожданных изменений. Появившиеся в стране многочисленные общественные приемные, новая режимность в деятельности хозяйственных, административных, судебных инстанций возымели магическое воздействие на массовые умонастроения.

Как бы это избито не звучало, узбекский процесс пошел, и все взялись за дело. Мало желать хорошего, его необходимо еще и вынашивать в себе, как мать вынашивает в утробе свое чадо. Новый энергичный президент вдохнул в соотечественников веру и увлек их за собой, поощряя инициативность.

22 декабря прошлого года в стране прошли парламентские выборы. В законодательное собрание страны готовили своих представителей пять политических партий страны, представляющие политическую, деловую, экологическую элиту. Объявившие себя оппозиционными организации также вовлеклись в электоральный процесс, осознав, что иметь альтернативную точку зрения на актуальные вопросы не только не возбраняется, а такое уже было, наоборот, поощряется ради изменения жизни страны.

Новая стартовая позиция для политически активных сил оказалась очень кстати, поскольку все осознали высокую заинтересованность политического руководства в коллегиальности. Мирзиеев обещал прозрачность на выборах и свое слово сдержал. Новый избирательный Кодекс, пройдя нелегкий этап общественных слушаний и обсуждений, получив надлежащую оценку компетентных экспертов, получил вотум доверия со стороны широких общественных сил.

Это уже стало значимой победой власти, которая и рассчитывала начать большой, всенародный диалог с активными силами.

Но смысл-то избирательной кампании заключался в другом. Президент стоически дождался момента, чтобы все осознали важность обновления законотворческой системы. Фактически только сейчас на закате 2019 года страна получила новый парламент, на плечи которого возлагается огромная ответственная миссия по определению дискурсов, обеспечивающих поступательное движение в грядущее. И можно сказать, что отныне Узбекистан всецело погружается в стихию перемен, и это рубежный момент.

Доселе почти все определяющие инициативы шли сверху, а теперь они еще и пойдут снизу, ведь члены Олий Мажлиса (парламента) полномочные представители избирателей, и им, как говорится, карты в руки.

В новом парламенте большинство за партией деловых людей (Узлибдек), интеллектуалами («Адолят») и другими соискателями успеха, для которых конкуренция ради выработки наиболее функциональных, разумных законодательных актов является не целью, а средством в достижении целей общенациональной программы возрождения.

В Олий Мажлисе представлены пять фракций, которым предстоят нелегкие будни и многовекторные заботы. По мере интенсификации законотворческой работы будут также утверждаться устойчивые принципы паралментаризма, учитывающие национальную специфику и, конечно, вызовы грядущих времен.

Под занавес прошлого года известное британское издание The Economist объявило Узбекистан государством уходящего года. Обычно журнал останавливает свой выбор на стране, которая больше всего продвинулась по части  демократизации общества. Осуществляемые в стране либеральные реформы, политика открытости преобразовали жизнь узбекского общества. Если бы было не так, то не наблюдался бы наплыв серьезных иностранных  инвесторов, которые чувствуют себя в Узбекистане очень комфортно и свободно.

Британский The Economist практически не ошибается в своих видениях в серьезных номинациях, потому есть все основания сказать, что выбор компетентного издания оказался верным и символичным.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az