При наличии острого конфликта отсутствие диалога является самым тревожным показателем, который, к тому же, сильно настораживает и ставит под вопрос перспективу урегулирования. Рано или поздно стороны ради преодоления кризиса приходят к согласию, однако потеря времени непременно оборачивается все новыми и новыми издержками.

В армяно-азербайджанском противостоянии вокруг Нагорного Карабаха попыток для преодоления непонимания и поиска точек соприкосновения было не мало. Они и сегодня предпринимаются, однако двойственный  подход Еревана создает плотный кордон формальностей, чтобы обрушить не только мирный процесс, но и сконструировать непреодолимый барьер между сторонами.

Для снятия напряжения и налаживания здоровой атмосферы вокруг поиска решения предпосылки имеются, надо только отказаться от нежелания и чувства страха, чтобы пройти короткую, но самую важную дистанцию на пути друг к другу.

Из Еревана часто распространяются странные, если не сказать сумбурно алогичные заявления и оценки касательно обмена военнопленными и теми, кого принято считать без вести пропавшими. Характерный пафос оценок всегда выдержан в том духе, будто Армения всегда настроена на волну доброй воли, а Азербайджан – нет.

Сколько раз посредники, представители Международного комитета красного креста, других аналогичных организаций пытались урезонить армянскую сторону в полезной правомерности примирительных шагов. Однако Ереван все время или увиливал, или же под разными предлогами отвергал полезные инициативы. Одним словом, все попытки постоянно наталкивались на глухую стену бестолкового упрямства и черствости.

Не удивительно, что в последнее время представители армянских политических и военных ведомств в попытках ввести в заблуждение общественное мнение и свалить ответственность за провал политики примирения на Азербайджан находят новые оправдательные мотивы. Теперь они ссылаются на отсутствие прямой связи с Баку, словно, между сторонами конфликта огромные и непреодолимые расстояния, и чтобы достучаться до азербайджанской стороны необходимы трудоемкие усилия, да и большой временной срез.

Да, это правда, что между сторонами отсутствует прямой контакт, и сложилось такое положение по милости Еревана, который всегда и с настойчивостью торпедировал азербайджанские инициативы, направленные на смягчение обстановки и на создание хотя бы небольшой платформы очных контактов.

Ереван и его сепаратистский десант принялись на дальних подступах отвергать такого рода попытки, обосновывая разрушительные действия нелепыми и абсурдными причинами. Помнится, как второй президент Армении Роберт Кочарян с умным видом попытался урезонить сообщество сущим вздором, утверждая, дескать, армяне и азербайджанцы по определению не могут делить одно пространство ввиду их психологической несовместимости. Сие умозаключение не стоит внимания не только интеллектуального сообщества, но и приземленного обывателя.

Теперь в Ереване, сетуя на отсутствие прямой, связи, важно заявляют о невозможности обмена плененных двух азербайджанцев на армянских арестантов, дескать, предлагаемый вариант диспропорционален. Вдобавок еще и постыдно лукавят, мол, Азербайджан не готов на возвращение всех армян взамен на получение своих двух граждан.

Во-первых, для того, чтобы быть в курсе на предмет того, чего желает Баку, не позволительно разрушать конфигурацию мирного процесса, на что всегда был и сегодня заточен Ереван. Во-вторых, не надо впадать в искусственное беспамятство, что также характерно для армянской стороны.

Примерно год назад президент Ильхам Алиев, продемонстрировав добрую волю и готовность к всеобъемлющему диалогу, предложил Еревану обменять всех пленных и пропавших без вести по принципу «всех на всех». Если бы этот шаг реализовался, непременно возникла бы более благоприятная атмосфера вокруг разблокировки кризиса.

Армянский премьер Никол Пашинян сперва сделал вид, что не знает об инициативе азербайджанского лидера, а уж после, когда осознал нелепость своей страусиной позы, изрек, что его страна не готова к такому шагу. О причинах он промолчал.

Однако ж, совсем недавно, как только произошел обмен военнопленными между Украиной и мятежным Донбассом, где участвовала и Россия, Никол Пашинян выразил адресную удовлетворенность. Он не скрыл свою радость, воздав должное успешной договоренности, достигнутой между сторонами на высоком уровне. В Twitter он выразил уверенность, что «этот шаг принесет прорыв и прочный мир».

А в другом своем твите армянский премьер пошел еще дальше, отметив, что «альтернативы восстановлению тесных отношений между двумя народами нет, и Армения готова поддержать любую российско-украинскую двустороннюю инициативу». Коль Пашиняна переполняет столь неподдельная миролюбивость, что же ему мешает подумать о разрядке вокруг Карабахской дилеммы? Ведь с обеих сторон десятки семей ждут, не дождутся своих сыновей и мужей, волею судьбы оказавшихся в плену.

Верно замечено, тот, кто желает действия, ищет пути, а кто не желает, ищет причины. В случае с армянами странным является то, что они и причины–то толком не называют. Сдается, что все с ними связанное, выпадает из ряда не только привычного, но и экстраординарного. Такое тоже бывает.

Тофик Аббасов, аналитик

Minval.az