Суд Минского района приговорил уроженца Азербайджана Рашада Исмаилова, известного в криминальных кругах как Рашад Гянджинский, к 10 годам лишения свободы. Такое решение огласил суд Минского района, сообщает Sputnik.

Двое уроженцев Азербайджана и гражданин Беларуси были задержаны оперативниками ГУБОПиК при силовой поддержке спецназа 20 ноября 2018 года. У Рашада Исмаилова изъяли паспорт на чужое имя, у его водителя, уроженца Бреста, – два пистолета и патроны, а у третьего обвиняемого, гражданина Азербайджана, – гашиш. В отношении них были возбуждены уголовные дела. Они находятся под стражей с ноября 2018 года. На суде, который начался на прошлой неделе, обвиняемые частично признали вину.

Исмаилов, согласно предъявленному обвинению, въехал в Беларусь по заведомо подложным документам.

Второй обвиняемый, водитель Исмаилова, гражданин Беларуси, у которого нашли пистолеты и патроны, приговорен к 8 годам лишения свободы. Третьему фигуранту этого дела, у которого нашли наркотики, суд назначил 6 лет лишения свободы.

Данный приговор неокончательный и может быть обжалован в установленные законом сроки.

Последнее слово обвиняемого Рашада Исмаилова было самым эмоциональным и продолжительным. Говорил он с заметным акцентом и ни разу не упомянул о своем криминальном статусе, разве что намеком. «Сильные новости» публикуют его выступление с небольшим сокращением и редакционной правкой:

— Расскажу поподробнее… То что касается пистолетов, на самом деле я имею возможность, у меня есть частная охрана на законных основаниях имеющая оружие, а не какие-то ржавые пистолеты. Тем более мне в Беларуси это вообще не надо, когда я могу позволить себе охрану с нормальным оружием. Я видел фотографии этих пистолетов, мне стыдно будет, если кто-то будет рядом со мной такое носить.

Когда нас арестовали, мне за пистолеты никаких слов не спрашивали. Просто сказали, едем с нами. У меня состояние было такое, сотрудник ГУБОПиК в суде это подтвердил, что я просил опохмелиться. На следующий день мне сказали о каких-то пистолетах, спросили, знаешь? Я сказал нет. И ничего. Когда ко мне следователь пришел, я даже представления не имел о чем речь. Он показал фотографии, говорит, вот нашли в комнате и машине, на одном из них ваши биологические следы. Он не сказал, на каком пистолете, один какой-то ржавый, второй похож на тот, который я в руках держал. Я не скрывал, сказал, вот этот видел. Я не знал, на каком пистолете мои биологические следы, показал на тот, оказалось что действительно.

Я в Абахию ездил, меня там ранили, я даже кусачки для ногтей с собой не взял, мне не позволено это с собой носить, или чтобы при мне носили.

Что касается паспорта. С 2012 года я этим паспортом пользовался. Да, у меня есть свой паспорт, я даже не знаю, где он лежит, на какой-то моей квартире. Я был в Грузии, я был в Греции, я был… везде. Я пользовался этим паспортом, у меня нигде не было нарушений, даже в Беларуси. Я в Беларусь приезжал только деньги тратить. Пусть хоть один человек скажет, что я кого-то обидел или у меня какие злые умыслы были!

Что касается моих детей. У меня четверо детей. У меня две жены одновременно, я ни с кем в официальном браке не состою. По моей вере мне позволено иметь две жены. У меня жены нигде ни часа не работали. А на чьем они иждивении могут быть? Дети учатся в хорошей школе, я их обеспечиваю всем. У меня больная мама, кандидат наук заслуженный, ей 66 лет, она на моем обеспечении. Я не с улицы, то что вы часто повторяете вор, вор, вор… Много кто может много чего сказать. При чем здесь наше дело? Я сын академика, заслуженного человека, которого и в Беларуси знают, он умер. Что я такого сделал? Кого я обидел? Кого оскорбил? В карман полез или что? Приехал с этим паспортом, я считал, что он мой, везде с ним летал, не знал, что сюда нельзя было приезжать. У меня работа, через меня больше тридцати семей кормятся, зарплату получают, у меня работа стоит, больная мать, четверо детей, я астматик и вот восемь месяцев сижу, а вы говорите этого мало, еще 10 лет сидеть. Я что такого сделал?

Высокий суд, очень прошу вас гуманно отнестись. Как мужчина мужчину прошу, как отец отца, я никого не обманул, просто у меня был в кармане паспорт, я приехал с ним. Я в детские дома хожу, я сирот спонсирую, чтобы они выросли и не стали наркоманами. Уже три года их на мои деньги привозят спортом заниматься, кормят, одежду спортивную покупаю. Ну что я сделал? Ну, исправлюсь, если я в чем-то виноват. Оступился, признаю этот паспорт. У меня мать из последних сил держится, а я восемь месяцев здесь. Разве это правильно и гуманно?

Высокий суд, прошу понять и не судить строго. Восемь месяцев для меня достаточно. А в том, в чем меня обвиняют, это все неправда. То, что я был судим, так это в России, последний раз в 2012 году за незаконную предпринимательскую деятельность, полгода и отпустили. В 1999 году в России взрывы были, под этот шумок все посидели, потом 4 месяца и 13 месяцев за уклонение. Какие это судимости, ради Бога! Я не такой человек, чтобы бить и убивать. Я из приличной семьи, мой отец академик, каждый год в Беларусь приезжал. Мама по состоянию здоровья уже восемь месяцев в больнице, она не работает. Четверо детей, у них такой возраст, старшему 14 лет. Я не ожидал такого срока. Вот мое последнее слово. Бог видит, что я не убавляю и не добавляю. Я не люблю насилия, на охоту не хожу, рыбалка — самое то для меня. А из меня сделали какое-то чудовище.

Minval.az