В России впервые опубликован советский оригинал секретного дополнительного протокола к договору между нацистской Германией и СССР о разделе Европы. Но сенсации не произошло, пишет DW.com.

После подписания Договора о ненападении и секретного дополнительного протокола к нему: Молотов, Сталин, Риббентроп и сотрудник германского МИДа

Само существование этого секретного дополнительного протокола к Договору о ненападении между СССР и Германией, известному как пакт Молотова — Риббентропа, в Москве многие десятилетия отрицали. Этот договор обговаривал территориальные и организационные детали раздела Восточной Европы: к Советскому Союзу отходили часть Польши, прибалтийские страны и Бессарабия, а Гитлер, получив, что называется, «карт-бланш», спустя всего неделю после его подписания напал на Польшу. Так началась Вторая мировая война.

Фальсификаторы истории

Надо сказать, что секретным этот протокол, о котором не сообщили даже Верховному Совету СССР, который ратифицировал Договор о ненападении, в сущности, никогда не был. Уже на следующий день после его написания один из немецких дипломатов, которого ужасала мысль о войне, сообщил о нем своему американскому коллеге.

В 1946 году на Нюрнбергском процессе о существовании секретного дополнительного протокола между СССР и Германией рассказал бывший статс-секретарь германского МИДа Эрнст фон Вайцзеккер< (Ernst von Weizsäcker). Это подтвердили другие обвиняемые, а один из адвокатов даже хотел огласить текст этого протокола, но ему не разрешили: представители обвинения со стороны СССР категорически отрицали существование секретного протокола, назвав его фальшивкой.

Двумя годами позже этот документ был опубликован Госдепартаментом США — вместе с обнаруженной в архивах «третьего рейха» перепиской между нацистскими и советскими дипломатами, которая содержала ссылки на секретные договоренности. Но в Советском Союзе продолжали утверждать, что это фальсификация, что никакого дополнительного секретного приложения к соглашениям 1939 года («О ненападении» и «О дружбе и границе») между СССР и Германией не существовало. Более того: в ответ на публикацию Госдепартамента в Москве выпустили свой сборник под названием «Фальсификаторы истории». Но что характерно: в нем не было ни одного полного архивного документа, лишь несколько фрагментов.

«Миролюбивый» Сталин и раздел Европы

Молотов, подписавший пакт о ненападении и секретный протокол к нему, до самой своей смерти в 1986 году отрицал его существование. Его аргументацию перенял после него и другой министр иностранных дел СССР — Громыко: это фальшивка, так как документ официально не опубликован. Аргумент, что называется, неубиенный: одной официальной стороны, его подписавшей (гитлеровской Германии), уже не существовало, а другая (Советский Союз) вообще отрицала, что он есть, и, разумеется, публиковать не собиралась.

Правда, в архивах германского МИДа сохранилась немецкая версия протокола, но бумажный оригинал как будто сгорел во время бомбежки Берлина в 1944 году, и осталась только фотокопия. На самом деле в архиве есть и бумажный вариант. Правда, происхождение этого экземпляра с подписями министров иностранных дел «третьего рейха» Риббентропа (Joachim von Ribbentrop) и СССР Молотова точно не запротоколировано.

Но почему так важно было доказать наличие этого секретного документа и почему в Москве с таким упорством отказывались признать его существование? Дело в том, что наличие договоренностей о разделе Восточной Европы между двумя диктаторами начисто перечеркивало официальную советскую версию о стремившемся оттянуть войну «миролюбивом» Сталине. Он уже, что называется, задокументированно представал агрессором, который вместе с Гитлером развязал Вторую мировую войну, аннексировав страны Балтии, часть Польши, Бессарабию и Северную Буковину. Об этом писали не только западные историки, но и, например, известный советский историк и публицист Лев Безыменский, чьи публикации — как в советской, так и в западной печати — сыграли важную роль в том, что о секретном протоколе заговорила советская общественность.

Секретный протокол в «Особой папке»

В 1989 году на Съезде народных депутатов представители Эстонии, Латвии и Литвы потребовали от Горбачева обнародовать этот документ. Михаил Горбачев отказался: мол, в архивах Кремля его нет. На самом деле пакет № 34 «Особой папки» с этим секретным приложением, когда-то пребывавший в сейфе Сталина, хранился в Общем отделе ЦК КПСС, и Горбачев, как подчеркивал Безыменский, знал о нем еще с 1987 года. Это подтверждает в своих мемуарах и управделами Горбачева, позже путчист Болдин. По его словам, между ними шел даже разговор об уничтожении этих документов.

Как бы то ни было, но время брало свое, и в декабре 1989 года специальная комиссия во главе с Александром Яковлевым, а вслед за ней и Съезд народных депутатов СССР признали существование секретного протокола к договору между Советским Союзом и нацистской Германией. Был опубликован и текст, — правда, не советский оригинал, а немецкий вариант. Только в октябре 1992 года уже другой историк — Дмитрий Волкогонов — добрался до папки № 34. Он представил секретный протокол вместе с другими документами на пресс-конференции. Последовала волна публикаций в газетах и исторических журналах. То есть уже тогда существование секретного дополнительного договора к пакту Молотова — Риббентропа стало общеизвестным и достоверно признанным фактом не только на Западе, не только в странах Балтии, Молдавии и Украине, но и в России. Так что нынешняя публикация факсимиле советского оригинала ничего принципиально не меняет, и сенсацией ее никак нельзя назвать.

Minval.az