Ереванские СМИ продолжают публиковать все новые подробности провокационной поездки в оккупированный Карабах. Никол Воваевич, с умилением сообщает Aysor.am, в сопровождении Бако Саакяна, «президента Нагорного Карабаха», побеседовал с военнослужащими и даже сделал с ними селфи. Информагентства цитируют его заявление: «Мы активно обсуждаем вопросы, связанные с обеспечением питания. Надеемся, что предлагаемые механизмы позволят понять, насколько они эффективны. Ясно, что действующая система никого не удовлетворяет – ни командующий состав, ни военнослужащих, ни их родителей. Кроме того, вовлеченность командующего состава в решении бытовых задач отвлекает их от решения задач по боевой подготовке. Наша задача состоит в том, чтобы военнослужащие занимались исключительно военным делом, и не тратили время и энергию на бытовые вопросы».

Честно говоря, здесь трудно не увидеть предвыборных мотивов. Навести порядок в армии — одно из ключевых предвыборных обещаний Никола Пашиняна. Вначале ставка делалась на громкие аресты и разоблачения коррупционеров в погонах, но теперь этот некогда безотказный «инструмент» Никол Воваевич использовать с прежней резвостью уже не может. Такого рода «наскоки» слишком уж ослабляют армию. Не говоря о том, что подталкивают местных силовиков к мыслям о мятеже. А Никол Воваевич тем временем наконец продвинул вопрос с досрочными выборами, и ему теперь остро необходимы громкие пиар-акции.

Однако Никол Пашинян отправился в оккупированный Карабах с впечатляющей свитой. Вместе с ним в Ханкенди прибыли секретарь совета безопасности Армении Армен Григорян, и.о министра обороны Давид Тоноян, и.о главы МИД Зограб Мнацаканян, глава СНБ Артур Ванецян, глава Генштаба Артак Давтян. А это слишком впечатляющая «команда» для предвыборной пиар-вылазки и явный признак, что прибыл Никол Воваевич в Ханкенди для того, чтобы обсудить некие деликатные вопросы. Но… какие именно?

Вполне возможно, что здесь наличествует вполне прочитываемый «внутриполитический» интерес. Отношения с «карабахцами» у «короля ереванских улиц» более чем натянутые, а оккупационный режим в Ханкенди — это еще и их главный «боевой отряд». И если в «ближнем кругу» Сержа Саргсяна и Роберта Кочаряна действительно замышляют силовой реванш, то его логично ждать именно от Бако Саакяна, а не личной охраны олигархов, которых Никол Воваевич громко обещал «закатать в асфальт». А значит, с «карабахцами» надо выстраивать тонкий политес, где надо, погладить по шерстке, а где надо — и припугнуть (не зря же Никол Воваевич перебросил в Карабах ереванскую полицию), напомнить, кто в доме хозяин и т.д. Самым непосредственным образом затрагивает интересы Саакяна и компании и разразившийся в Армении «горнорудный кризис» — достаточно вспомнить, что на них перерабатывается значительная часть незаконно добытого, а проще говоря, наворованного золота с месторождений, находящихся на оккупированных азербайджанских землях.

По мнению ереванской «Лрагир», еще одной темой обсуждения может стать Иран, точнее, оккупированный Арменией участок ирано-азербайджанской границы, который это издание помпезно и в отрыве от реальности именует «арцахско-иранской границей». Как уверено издание, в случае военной эскалации вокруг Ирана вполне вероятна «миграция беженцев», а «этими потоками легко можно манипулировать, так, как это делала Турция во время сирийского кризиса, направив потоки беженцев в Европу и добившись для себя политических преференций и денег». Это, конечно, очередной «отрыв от реальности», но появление в Карабахе беженцев из Ирана Армению пугает всерьез. Тем более что по ту сторону границы — иранский Азербайджан. «Имел ли в виду Никол Пашинян такое развитие событий, заявляя, что армяно-иранская граница может закрыться в связи с геополитическими событиями? Не исключается, что именно об этом варианте Никол Пашинян говорил с арцахским руководством» — интригует «Лрагир». И, конечно же, оставляет за кадром, что оккупированный участок границы — это идеальная точка для переброски чего угодно и кого угодно на тот случай, когда «засвечивать» это на легальных  пунктах пересечения границ не получается. Если учесть, что Армения активно использовалась и используется для обхода наложенных на ИРИ санкций и прочих рестриктивных мер, «иранская тематика» в беседе Пашиняна и Саакяна — весьма вероятный пункт.

Однако нельзя не заметить и другого. Напомним еще раз: Никол Пашинян отправился в Ханкенди с впечатляющей свитой как раз после того, как регион посетили посредники из Минской группы ОБСЕ. А до них здесь побывал Джон Болтон, помощник президента США по вопросам национальной безопасности, который недвусмысленно дал понять Пашиняну, что США ждут от него решительных шагов в карабахском урегулировании. А посол США в Армении Ричард Миллс еще раньше дал понять, что урегулирования без вывода армянских войск из захваченных азербайджанских земель не будет. И это уже как минимум повод предположить, что Никол Воваевич отправился в Ханкенди именно для того, чтобы обсудить с Бако Саакяном и его «ближним кругом» как раз переход к настоящему урегулированию в Карабахе и те самые давно назревшие компромиссы.

Здесь нужно уточнение. До последнего времени считалось, что по поводу неурегулированности конфликта голова должна болеть исключительно у Азербайджана: под оккупацией находятся азербайджанские земли, на положении беженцев и вынужденных переселенцев — азербайджанские граждане, Армения за свою агрессию не услышала даже простого «а-я-яй», а значит, как и хрестоматийный кот Васька, который «слушает да ест», тоже могла позволить себе слушать призывы к миру и продолжать грабеж оккупированных азербайджанских земель. Да еще при каждом удобном случае в Ереване вопили о «самой сильной своим армянским духом армии», ненавязчиво советовали Азербайджану «принять во внимание результаты войны» и давали понять, что мириться они готовы, но выводить войска — уже нет.

Только вот теперь эта привычная тактика может дать сбой. Армения получила сколько угодно поводов задуматься об экономической и демографической, вернее, миграционной цене своей агрессии, оказавшись в стороне от трубопроводов, железных дорог и денег инвесторов. И самое главное, апрельские бои 2016 года, Гызылгая-Гюннютская операция, наконец, новости о военных учениях, парадах и закупках Азербайджаном новой военной техники (включая американские вертолеты) — все это придает уже новое звучание заявлениям официального Баку, что терпение Азербайджана имеет предел, и если переговоры не дадут результата, то наша страна оставляет за собой право на военное решение конфликта.

И самое главное, Никол Воваевич не может не понимать, что пока для него действует своеобразная «отсрочка», но — лишь до декабрьских выборов. После которых от Пашиняна будут ждать «решительных шагов в урегулировании», причем не только и не столько в Вашингтоне, сколько в Баку.

И вот тут наступит «точка принятия решения». Где есть место оптимистичному сценарию: после выборов, укрепив собственную власть, Никол Воваевич действительно сумеет на этом фоне сделать Бако Саакяну и его «команде» такое предложение, от которого те не смогут отказаться, нейтрализует «партию войны» в самом Ереване, а значит, после формирования в Армении «настоящего» правительства наступит и долгожданный прорыв в карабахском урегулировании.

Но возможный сценарий — еще не свершившийся факт. Тем более что в Армении по-прежнему не заметно подготовки общественного мнения к необходимости компромисса с Азербайджаном. Более того, на встрече с Саакяном Никол Пашинян объявил: «Случаи нарушения режима перемирия минимальны, в основном, не являются целевыми, и можем сказать, что договоренности соблюдаются не полностью». После чего добавил: «В любом случае, мы должны быть готовы к любому развитию событий».

Можно, конечно, долго и старательно разъяснять «народному главе правительства», что в условиях прекращения огня полной тишины на линии фронта не будет в принципе. И что для ее достижения нужно не перемирие, а настоящий мир — тот самый, которого не получится достичь без компромиссов и уступок вообще и без вывода армянских войск из оккупированных азербайджанских земель в частности. Но вряд ли он настолько неопытен и наивен, что действительно не понимает, чем мир отличается от перемирия. Так что вышеприведенный пассаж «революционного премьера» уже не позволяет исключать, что таким образом Пашинян исподволь готовит общественное мнение к срыву достигнутых в Душанбе договоренностей и новым масштабным вооруженным провокациям. Ответственность за которые, ну разумеется, будет возложена на такой-сякой Азербайджан, который «воспользовался внутриполитическими проблемами Армении» и вообще «хочет задушить армянскую демократию».

Но, похоже, выстроив такую стратегию, которая как бы гарантирует ему победу на внутриармянском поле, не учел сущей мелочи: Карабах —это прежде всего внешняя агрессия против Азербайджана, а уже потом — внутриполитическая задача для Армении. Так что ответ Азербайджана на подобные ереванские «игры в резину» обязательно последует. И нет никакой гарантии, что это будет  новая «политическая отсрочка» и на линии фронта не заговорит серьезное оружие.

Нурани, политический обозреватель

Minval.az