В прекрасном, ироничном кинофильме «Тот самый Мюнхгаузен» есть замечательный эпизод. В ходе бракоразводного процесса между господином бароном и его супругой слово взял судья.

«Как же так: 20 лет всё хорошо было, и вдруг такая трагедии?», — интересуется он.

«Извините, господин судья, 20 лет длилась трагедия, и только теперь должно быть всё хорошо», отвечает Мюнхгаузен.

Вспомнился мне этот эпизод после того, как довелось прослушать речи экс-посла Азербайджана в Пакистане, Молдове и Беларуси Исфандияра Вагабзаде, который решил поговорить в эфире передачи одиозной, ярко оппозиционно настроенной Севиндж Османгызы.

Безусловно, каждый из нас вправе выбирать форму, место и способ выражения собственных мыслей, переживаний и радостей. Но, надевая тогу ментора или критика, не плохо было бы трезво взглянуть на себя со стороны, оценить свой пройденный путь. Увы, Исфангдияр Вгабзаде выбрал иной путь. Он считает себя вправе развешивать ярлыки, при этом не задумываясь о том, каково его собственное реноме.

В итоге, в Ютубе  появилась непродолжительная по времени, но скандальная по содержанию нарезка его речей, озвученных в гостях у Османгызы. Начал Исфандияр бей с напоминания о временах, когда он служил в МИД Азербайджана .

«Я был первым секретарем в МИД, тогда как Эльмар Мамедъяров был вторым секретарем»,  — с улыбкой  начинает критиковать действующего главу внешнеполитического ведомства сын прославленного поэта. Это он так разминался. Дальше было больше.

В итоге, мы услышали от выпускника факультета востоковедения Азербайджанского Государственного Университета (ныне БГУ) рассуждения о том, какой должна быть дипломатия. Она, согласно умозаключению Вагабзаде, не должна заканчиваться знанием английского языка, Сразу замечу, что Исфандияр бей не назвал конкретного адресата этого своего «укола», но ведь никто с ним и не спорил. В итоге, он вел заочную дискуссию с кем-то неведомым.

«Не получится дипломата из того, в ком нет национального огня, кто не горит переживаниями за свою Родину», — изрек Исфандиаря бей, как по мне, сильно упрощенную формулу оценки талантов и профессиональной пригодности дипломатов. О том, что можно быть патриотом, но оставаться при этом крайне недалеким человеком, он, судя по всему, не догадывается.

Зато, он с радостью рассказывает байки про нынешнего главу МИД нашей страны. Согласно одной из них, рассказанной в передаче у Османгызы, в ходе встречи с главами МИД Турции и Армении, на вопрос турецкого коллеги на каком языке они втроем будут вести диалог, тогдашний глава армянского внешнеполитического ведомства Вардан Осканян ответил по-турецки, что для него не имеет особого значения язык общения. И тут, согласно Вагабзаде, Эльмар Мамедъяров заявил по-русски: «Я очень плохо говорю по-азербайджански и поэтому не смогу поддерживать разговор».

Я так понимаю, байка эта была рассказана с целью доказать недостаточный патриотизм нынешнего главы нашего МИД. Да, мы все прекрасно знаем, что Эльмар Мамедъяров куда лучше изъясняется по-русски, по-английски, а не по-азербайджански. Но он, в конце концов, может доходчиво объяснить свою мысль и на родном языке. При этом, от главы МИД не требуется блестящее, на уровне прекрасного филолога, умение говорить на родном языке. Он должен отстаивать интересы Азербайджана в мире, на международной арене. А там важнее хорошее знание английского, а не азербайджанского языка.

Но разве это довод для человека, решившего найти повод для критики главы МИД АР? Нет. Потому, не удивительного, что Исфандияр Вагабзаде и далее разглагольствовал о том, сколь много ошибок в работе Эльмара Мамедъярова. Попутно, он рассуждал о пагубности браков азербайджанских чиновников вообще и дипломатов в частности с представительницами иных наций, народов. А это уже, простите, откровенный, пещерный национализм .

Вынужден был вспомнить крылатое выражение о том, для кого именно патриотизм может стать последним прибежищем. Практика показывает, что для отставного посла Исфандияра Вагабзаде, который тихо помалкивал, покуда занимал посольские должности. Не были в СМИ ни одного его интервью с критикой в адрес главы МИД, покуда Вагабзаде был послом в Пакистане, Молдове, Беларуси. В то время, его как-то не волновал уровень знания азербайджанского языка  Эльмаром Мамедъяровым. Сын поэта помалкивал, как видим, пряча за пазухой булыжник.

И он метнул его в главу МИД сейчас, будучи уже отставным дипломатом. Оказалось, что потеря должности  сразу же превращает бывшего посла в человека оппозиционных взглядов, в критика всего и вся.  Дошло до того, что Исфандияр Вагабзаде утверждает — в МИД Азербайджана нет ни одного представителя интеллигенции. То есть, они были, пока сам сын поэта работал послом, а теперь вдруг все моментально кончились.

О том, что тем самым он поставил под сомнение интеллигентность еще одного сына Бахтияра Вагабзаде, он не задумался. А тем временем, Рашад Вагабзаде весьма успешно работает в МИД, он там на хорошем счету. Чего, кстати, нельзя сказать про самого Исфандияр бея. Он, как мне поведал целый ряд действующих и отставных дипломатов, является совершенно посредственным дипломатом, карьерный рост которого объясняется уважением к памяти отца, поэта Бахтияра Вагабзаде.

Раньше «блат» действовал. Причем не только в МИД. Ведь Исандияр Вагабзаде успел побывать и в должности  председателя Исполнительного Комитета Сабаильского района города Баку, и на посту заместителя министра культуры, и в должности заместителя председателя Государственного Комитета Азербайджанской Республики по работе с азербайджанцами проживающими за рубежом. Но нигде этот господин не оставил о себе яркого воспоминания. Он всегда и везде был, есть и будет сыном поэта.

Более того, хорошо известны весьма щепетильные истории из посольского прошлого этого господина. Например, в Пакистане он умудрился изрядно напиться и со своим шофером, после чего спасался на автомобиле от полицейских и заехал на военный объект. Скандал был тогда громкий. И это был не первый, и не последний скандал, связанный с ним. Ему многое прощали, а он воспринимал все это, как норму.

Сейчас же, он считает нормой выливание ушатов грязи на главу МИД Азербайджана, радуя этим не только Севиндж Османгызы, но и тех самых армян, которых он вроде бы называет нашими врагами. Как назвать человека, который льет воду на мельницу врага? Вопрос риторический. И все же я рад тому, что Исфандияр Вагабзаде показал свое истинное лицо возмущенного «блатного». Это лицо мелкого пакостника, ставящего превыше всего личные обиды. Так что, перефразируя речь барона Мюнхгаузена в суде, скажу: Трагедия не в том, что Исфандияр Вагабзаде больше не является послом. Трагедия была в том, что он так долго занимал эту должность».

При этом, хотелось бы высказаться и о позиции главы пресс-службы МИД Азербайджана Хикмета Гаджиева. Он отказался комментировать нам все сказанное Исфандияром Вагабзхаде. Хотя, напомню, экс-посол бросал камни в огород не кого-нибудь, а непосредственного начальника господина Гаджиева. Кроме того, за годы работы журналистом, мне довелось наблюдать многих пресс-секретарей  нашего внешнеполитического ведомства.

Так вот Хикмет Гаджиев весьма напоминает Метина Мирзу — пожалуй, самого слабого пресс-секретаря в истории МИД. Он многократно и по всем показателям уступает в сравнении с Таиром Тагизаде, Хазаром Ибрагимом, Эльханом Полуховым, которые ныне блестяще работают в послами Азербайджана в Великобритании, Турции, ЮАР. Кроме того, в периоды работы этих лиц, отечественные СМИ имели куда более частый и простой выход на Эльмара Мамедъярова, делая с ним интересные интервью. Сейчас все стало многократно сложнее. В итоге, на выпады против главы МИД отвечают журналисты, а не глава пресс-службы внешнеполитического ведомства. Такая вот сложилась ситуация. И она, пожалуй, не менее нелепа, чем высказывания Исфандияра Вагабзаде.

Акпер Гасанов

Minval.az