В Ереване не пойдут на реальный пересмотр своих взаимоотношений с Москвой 

В воскресенье, 22 июля, азербайджанские журналисты отметили свой профессиональный праздник — Национальный день прессы. Конечно, и в СМИ, и в социальных сетях было предостаточно и поздравлений, и размышлений о роли прессы, и профессионального фольклора — и своего, и «интернационального». Где, конечно же, свое достойное место занимает «бородатый» и неполиткорректный анекдот про Папу Римского в Париже. Как рассказывает, хихикая, уже не одно поколение журналистов, Папа Римский прилетает в Париж. Конечно же, его встречает у трапа толпа газетчиков, и один из них, протиснувшись поближе, спрашивает: «Как вы относитесь к парижским борделям?» Папа Римский несколько в затруднении: начинать с критики страны, куда приехал, не хочется, обтекаемый ответ не сразу приходит в голову, и он, чтобы выиграть время, задает встречный вопрос: «А что, в Париже есть бордели?». Наутро газета выходит с огромным заголовком на первой полосе: «Первым вопросом Папы Римского на французской земле был: «Есть ли в Париже бордели?»»

Это, конечно, анекдот. Но он весьма образно показывает, как рождаются многочисленные истории, где сначала информагентства на все лады цитируют сенсационное заявление политика или госчиновника, а наутро пресс-служба старательно разъясняет, что высказывание было «вырвано из контекста» и вообще их шефа журналисты «не так поняли». Не говоря о том, что «шефы» — тоже люди, у которых может «поскользнуться язык».

Вот и теперь нечто подобное разворачивается в Армении. Где Давид Тоноян, министр обороны, намекнул на возможность пересмотра соглашений, на основе которых границы Армении с Ираном и Турцией охраняют российские пограничники. «Это не высеченные на камне документы, и с течением времени возникают проблемы, которые требуют правовых и договорных изменений. И это, конечно, будет сделано. Недавний инцидент в Панике может подстегнуть некоторые изменения, но я сейчас не могу наверняка сказать», — цитировали журналисты, и ереванские, и российские, главу оборонного ведомства Армении.

Экспертное сообщество замерло в ожидании дальнейшего развития событий. Вопросы посыпались со скоростью летнего дождя: Армения все же выходит из-под российского влияния? И «пашиняновская» революция, вопреки заявлениям Никола Воваевича и его соратников, все же имела внешнеполитическую повестку дня? Укажут ли на дверь еще и российской базе в Армении? Так ли уж случайно, что заявление Тонояна прозвучало вскоре после саммита НАТО в Брюсселе, куда, вопреки  настойчивым «советам» из первопрестольной, Никол Пашинян все же поехал?

Впрочем, уже через несколько часов появилось, скажем так, разъяснение. Журналисты «Интерфакса» побеседовали с пресс-секретарем минобороны Армении Арцруном Ованнисяном. Который по мере сил и способностей успокоил журналистов:

«Министр говорил о возможных уточнениях в договоре о российской военной базе, о некоторых правовых уточнениях и технических деталях лишь с целью улучшения и развития этого документа». Он подчеркнул, что о пересмотре некоторых положений договора о статусе пограничных войск речи не идет. То есть, во-первых, говорили вообще о 102-й базе в Гюмри, а не о пограничниках. А во-вторых, никто этой базе на дверь не указывает.

Понятна и не то чтобы «закулисная», но, скажем, так, необозначенная в новостях сторона дела. Заявление Тонояна, наделавшее столько шума, прозвучало не в Ереване, а в селе Паник, том самом, где российские солдаты проводили «необъявленные учения» и не на шутку перепугали жителей села. И где теперь и власти Армении, и командование 102-й базы старательно «затирают ситуацию». Российская база организовала в селе этакие «полевые гуляния» с песнями и плясками. На это мероприятие как раз и пожаловал господин Тоноян. Который втолковывал журналистам и местным жителям (цитата по «Лрагир»): «Подразделения 102-й военной базы осуществляли мероприятия по боевой подготовке, которые в соответствии с ежегодным планом согласованы с МО РА — дороги, все передвижения спланированы. В рамках плана предусмотрены различные виды учений. Данные учения провело разведывательное подразделение. Выбор места учений был ошибочным и не был согласован. Но раскрою тайну: поскольку они разведчики, которые ни при каких условиях не должны раскрывать место своих учений, разговор получился напряженным. Место было избрано неверно, но, не в защиту разведчиков будь сказано, они отнеслись к Панику как населенному пункту, который на их стороне, а вот колонна, якобы, была вражеской. И они провели мероприятия у села, которое на их стороне». Потом продолжил: да, подобные мероприятия порой вынуждают не обращать внимания на будничную работу. «Но я официально заявляю, что за день до учений российская сторона уведомила о передвижении войск по марзу, но без указания населенного пункта», — уверял Тоноян, отметив, что российская сторона признала ошибку и принесла извинения. В этой ситуации министр обороны Армении просто не мог не сказать что-то такое, что должно было бы по идее подтвердить «правосубъектность» Армении и «доказать», что это все еще государство, а не «военный городок» при 102-й базе. И вообще — ах, какая смелость! — может даже пересмотреть соглашения о пребывании российских военнослужащих на своей территории. После чего уже Арцрун Ованнисян спешно и неуклюже «давал задний ход» в интервью «Интерфаксу» и старательно убеждал всех и вся: о пограничниках разговора вообще не было, базе тоже ничего не угрожает, да, какие-то пункты договора можем пересмотреть, но исключительно ради улучшения.

Наконец, вся эта «пиар-двухходовка» разыгралась на весьма примечательном политическом фоне. Как сообщил журналистам тот же Давид Тоноян, Россия полностью выполнила поставки в Армению оружия в рамках целевого кредита на 200 миллионов долларов.  И теперь, хотя об этом министр по понятным причинам на камеру и под диктофон предпочитает не говорить, в Ереване хотели бы получить от России новые «оружейные подарки» и прочие гарантии безопасности и защиты. Особенно теперь, когда по ту сторону линии фронта все сильнее дает о себе знать самый обычный страх: а если завтра война?

По совести говоря, в Баку с самого начала предупреждали: если переговоры не дадут результата, Азербайджан оставляет за собой право на военное решение. Военные специалисты, в том числе в самой Армении, предупреждали: Азербайджан модернизирует армию, закупает новые образцы оружия, он уже достиг реального перевеса в живой силе и технике. Но на это в Ереване просто не обращали внимания. Куда приятнее было предаваться воспоминаниям о территориальных захватах начала девяностых и подбадривать себя выступлениями в стиле «если Азербайджан начнет войну, то на следующий день доблестная армянская армия дойдет до Куры, а через два дня мы будем пить чай в Баку!». Судя по многим признакам, в апреле 2016 года в Армении попытались эти обещания выполнить. Но результаты, как бы это помягче, выбили не только армянских «зинворов» с высоты Лелетепе, но и ереванских бонз — из «зоны комфорта». Оказалось, что выкладки экспертов по поводу модернизации азербайджанской армии надо было слушать куда внимательнее. И не только слушать, но и принимать в расчет.

А теперь по ту сторону обсуждают новую серию плохих новостей. И это не только парад, «Полонезы» и LORA. Как сообщает, к примеру, ереванская «Жоховурд», «в то время как внимание общественности сосредоточено на внутриполитических проблемах, на внешнем фронте и на границе возникла очень тревожная ситуация. Речь идет не только о линии соприкосновения «карабахско»-азербайджанских войск (здесь и далее кавычки наши — Minval.az), но и об армяно-азербайджанской границе, на которой соседняя страна накопила большое количество войск и оружия». Как осторожно намекает газета, «недавно премьер-министр Никол Пашинян заявил, что «военно-политическая ситуация довольно напряженная»», и «необходимо просто зафиксировать ситуацию и быть готовым в любой момент дать ответный удар», а ««президент Республики Арцах» Бако Саакян посетил «Министерство обороны Арцаха» и провел рабочее совещание с верховным командованием армии. И хотя по официальному сообщению, обсуждения были связаны с армейским строительством, и были подведены результаты работы, однако очевидно, что этот визит также связан с событиями последнего времени, и вновь соответствующее ведомство призвано к бдительности». Судя по всему, по ту сторону линии фронта напуганы всерьез.

И что в этой ситуации могут предпринять власти Армении? Наконец «включить думалку» и приступить к реальным переговорам по урегулированию конфликта? Это в интересах всего региона, и прежде всего самой же Армении, но хватит ли на такое у Пашиняна политической воли? Особенно накануне досрочных выборов? Пока, во всяком случае, в его поведении на готовность к компромиссу не указывает ничего. Срочно нарастить свою боевую мощь? Но, как бы это повежливее сказать, есть вещи, которые быстро не получаются. Заручиться поддержкой «внешних игроков»? Вот это уже, как говорят в популярной детской забаве, «теплее». Особенно с учетом того, что российская база в Армении вполне официально отвечает за ее безопасность. Недавно там прошли тактические учения с участием аж 3 тысяч военнослужащих и не менее полусотни единиц бронетехники. Поставить весь этот бронированный кулак на защиту «армянского дела» было бы весьма соблазнительно, но…у Еревана уже нет прежней уверенности, что Россия распространит заключенные с Арменией соглашения еще и на оккупированный азербайджанский Карабах. И общественное мнение в РФ «сдвигается», и неприятностей у Москвы на международной арене столько, что в решающий момент может оказаться не до армянских капризов, и нет уверенности, что форпост, не имеющий с метрополией даже надежной сухопутной связи, по-прежнему столь же ценен для нее.

Вот и пытаются в Ереване, скажем так, подтолкнуть Москву к более активной защите своего «исторического союзника». А так как другого «предмета торговли», кроме собственной лояльности, у Армении не осталось, то этой «валютой» и пытаются расплатиться. Тем более что технология этих «трехходовок» отработана еще во времена Сержа Саргсяна: сначала — демонстрация готовности «сменить ориентацию» и закружиться с Западом, затем — конфиденциальные переговоры с Россией, после чего активность на западном направлении послушно сворачивается.

Игра эта, правда, рискованная. В ответ на очередную ереванскую истерику в стиле «хочу новое оружие, а то обижусь и уйду!» в Москве могут действительно подкинуть чего-нибудь или дать политические гарантии, а могут и отвесить подзатыльник. Или вообще, в полном соответсвии с советами психологов, как реагировать на показательные истерики, закрыть дверь и оставить без «зрителей». И в результате в Ереване пытаются изобразить «готовность уйти», но как-то слишком уж трусливо, с оглядкой, без хладнокровия, свойственного настоящему игроку. Никол Пашинян вроде бы и отправился в Брюссель, но теперь заявляет: «Мы не участвовали в саммите НАТО»! Обсуждали, дескать, только миротворческую миссию в Афганистане, и вообще его предшественник Серж Саргсян в подобных «форматах» тоже отметился. Ереванский «Спутник» с тонкой иронией проиллюстрировал эти рассуждения…фотографией Никола Пашиняна и генсека НАТО Йенса Столтенберга.

Теперь  настала очередь Давида Тонояна, который сначала намекнул на пересмотр соглашений о пребывании российских войск в Армении, а теперь спешно от своих же слов устами Арцруна Ованнисяна открещивается. На повестке дня — участие армянских офицеров в учениях НАТО в Грузии, но и тут уже разворачивается дискуссия: а надо ли?

А это значит, что никакого реального пересмотра внешнеполитического курса Армении ни за поездкой Пашиняна в Брюссель, ни за заявлениями Тонояна не стоит. И все это эмоциональное шоу — не более чем попытка выторговать у России новые преференции. Другой вопрос, что эта показательная истерика ставит перед выбором уже Москву. Чья реакция на ереванские кульбиты даст предостаточно информации к размышлению, как далеко готов зайти Кремль ради сохранения своего влияния в Ереване. И готов ли он пустить в дело не только «пряник», если речь идет о «любимом форпосте».

Нурани, политический обозреватель

Minval.az