Прежде чем начать заметку, предлагаем читателю небольшой экскурс в историю. А именно в Англию (15-19 в.), когда страну потрясали бунты, связанные с процессом огораживания, означенном в истории как насильственный сгон крестьян феодалами с земли, которую впоследствии огораживали канавами и изгородями. Согнанные с земли, разорённые люди нигде не могли найти защиты, так как королевские суды всегда становились на сторону землевладельцев, и судьями в них были сами же дворяне. Вот и получалось, что люди нигде не могли добиться своих законных прав, брали в руки рогатины и пытались отстоять свои посредством бунта, но тех, кто рискнул пойти против решения королевского суда, жестоко наказывались – от порки и выжигания клейм на теле до казни на городской площади.

Истории свойственно повторяться, и если не в полной мере, то хотя бы частично. И  чем дальше шагала цивилизация, тем преступления против собственности становились все более цивилизованными. И наказание тех, кто посмел воспротивиться этому преступлению, тоже стало более мягким – уже не секут плетьми и не выжигают тавро на шкуре за нежелание согласиться с изымаемой под чиновничьи нужды частной собственностью, а просто – для устрашения – задерживают на 15 суток за нарушение общественного порядка, чтобы в следующий раз умнее был и понимал впредь, с кем дерзнул связаться.

О, времена, о нравы, как говорится. Но самое обидное, что чиновники – не смотря на громадные шаги цивилизации – по-прежнему остаются тем самым сословием, которое во все времена вредило простому люду, пользуясь своей практически полной безнаказанностью.

Примеров можно привести великое множество, но для сегодняшней статьи, мы полагаем, достаточно всего нескольких фактов, напрямую касающихся – кстати! – именно огораживания.

В редакцию Minval.az пришло письмо, к которому были прикреплены фотографии огороженных территорий бакинских дач и проселочных дорог в поселках Бузовна и Пиршаги, где сейчас разделены пляжи, а, тем не менее, раньше дорога была свободной, и каждый желающий мог свободно зайти или заехать на территорию пляжей в этих дачных поселках.  Кто поставил эти ограничители – неизвестно никому, хотя, судя по наличию камер, установленных на заборе, хозяин дома из разряда так называемых «феодалов-небожителей».

Автор письма жаловался на то, что ежегодно повторяется одна и та же картина: при въезде на пляж устанавливают шлагбаум и требуют по 1 манату за просто въезд, мотивируя поборы средствами «для уборки территории». Если вести себя нагло, пропустят и  без денег, и это уже говорит о том, что инициатива «убрать территорию» явно исходит не со стороны государства, а из желания наполнить халявными деньгами карман частника, решившего нажиться на простом народе.

Кроме того весь пляж — за исключением пары постоянных ресторанов со стороны территории пос. Загульба принадлежит кому-то,  и этот «кто-то»  сдаёт по кускам те самые места под объекты общепита. В 2017-м году этот «кто-то» брал с арендаторов 2500 манатов за месяц.  Автор письма отмечает, что первым объектом, «залезшим» на скалы пляжа, был всем известный ресторан  «Шерлокс».

Отметим, что на почту издания Minval.az в течении летнего сезона приходит много писем с аналогичными фактами. Люди пытаются бороться, но сделать ничего не могут. А почему?  Ведь в стране, где согласно Конституции, природные богатства – в первую очередь, море и берег – принадлежат народу, по сути не должно случаться подобных злостных инцидентов, связанных с захватчиками-феодалами?  Этот факт подтверждает правозащитник Эльдар Зейналов, который в комментарии Minval.az отметил, что во времена правления экс-президента Азербайджана Гейдара Алиева был принят документ, запрещающий строить ближе чем 130 метров от воды. В 2008 году уже Ильхам Алиев смягчил это правило, разрешив строить на расстоянии 20-50 м. В обоих документах подчеркивалась необходимость обеспечить беспрепятственный доступ граждан к морю. Штраф, установленный статьей 249 Кодекса об административных правонарушениях за перекрытие доступа к береговой полосе забором или иным способом, составляет 4000 манат с физического лица, 8000 манат с должностного лица, 40000 манат с юридического лица. Если же такое нарушение — после наказания —  будет повторено в течение одного года, то взимается штраф соответственно в 5, 10 и 50 тыс. манат:

— Вы понимаете, по какой системе работают эти правонарушители? Заплатил штраф, и вторично нарушай себе спокойно закон. Но у нас в стране очень часто «запрещают» с одной-единственной целью: договориться и взять мзду за разрешение нарушить этот закон «в порядке исключения». Тем самым любой логически обоснованный и общественно-полезный запрет превращается в кормушку. Выгодно бизнесмену, выгодно правоохранительным органам, и страдают только простскаые люди – тот самый народ, которому принадлежат земля, море и прочие богатства республики. И с народа этого  возвращают путем всяких незаконных платежей ту сумму откупных, которую платят нарушители. В отличие от многих других хитроумных нарушений закона, это нарушение очевидно и несказанно грубо. Как и то, что без «крыши» в лице заинтересованных органов это обойтись не может. Сомневающимся можно предложить эксперимент – самим что-то огородить у моря и, как у нас выражаются, положить один кирпич на другой. Сразу же набегут «люди с папками» и пресекут попытку самодеятельности, что случалось,  кстати, уже не однажды.

Председатель Лиги трудовых прав граждан Сахиб Мамедов так же отметил в комментариях к статье о том, что Гражданский кодекс предусматривает меры, которые, как правило,  должны приниматься против человека (в данном случае должностного лица), который нарушает закон. Но когда дело доходит до разбирательства, то оказывается, что каким-то чудесным образом вся эта огороженная территория получает «законное основание» священного права собственности. Данные даже вводятся в реестр, и у захватчиков имеется выписка из этого реестра, доказывающая «законность» владения этим земельным участком, на котором ведется строительство. Как правило, такие постройки загораживают кому-то дорогу, кому-то – въезд на территорию пляжа. В Гражданском Кодексе есть статьи, не допускающие подобного беспредела. К примеру, ни в коем случае нельзя перекрывать дорогу к соседям, а так же коммуникации и так далее. Но на практике очень много случаев, когда строились и высокие заборы, к территории присоединялись участки общественной дороги, и все эти захватнические действия были самым наглым образом «узаконены».  Да, конечно же, были возбуждены процессы против этого огораживания.

— Я могу привести в качестве примера случай, который совсем недавно произошел в Гяндже.  Житель подал в суд на Госкомитет по имуществу, потому что сосед этого жителя именно там получил «разрешение» для постройки дома на незаконно отхваченной территории. Сейчас такие суды – не редкость, граждане жалуются и на госструктуры, и на самих захватчиков.

На вопрос нашего журналиста, каким образом получается, что сотрудники БТИ, Госкомимущества или районного ИВ, зная, что действие незаконно, все же выдают подобные липовые «документы», С. Мамедов ответил, что, к сожалению, органы местной власти и муниципалитеты допускают очень много таких правовых ошибок, и, естественно, небескорыстно. И, к сожалению, потом еще Госкомитет по имуществу и соответствующие органы, ведущие реестр, узаконивают захваченную территорию – согласно тому же корыстному основанию. В стране сейчас это очень распространенная форма, виноваты в этом, прежде всего, местные орган власти, а точнее – коррупция в этих органах.

Судят ли чиновника, узаконившего захват территории?  На этот вопрос С. Мамедов ответил, что строения или огораживающие элементы, установленные на незаконно захваченной территории, конечно же, подлежат сносу – согласно решению суда. Но насколько у нас в стране на практике это возможно – сказать сложно.

Последний вопрос, который задал сотрудник Минвала С. Мамедову, звучал следующим образом: «Насколько законно устанавливать шлагбаумы на общественной территории?  Ведь согласно распоряжению глав районных ИВ это строго запрещено, но, тем не менее, по-прежнему огораживаются шлагбаумами и поселковые дороги, и въезд на территорию пляжа, с людей наглейшим образом взымают деньги за вход и въезд». С. Мамедов ответил, что подобный беспредел творится не только на территории зон отдыха. Тоже самое делают и в городе, огораживают шлагбаумом въезд на свою территорию (например, офисное здание или какое-то жилище частного характера). А, тем не менее, земля, которая огораживается шлагбаумом или забором,  принадлежит государству или муниципалитету. Кроме того, у нас в стране въезд и выезд с территории аэропорта тоже платный, хотя на самом деле так быть не должно. Во всех странах мира таксистам или же частным автовладельцам выдается лимитированное время (в размере 20 минут), которого с лихвой должно хватить для того, чтобы пассажир успел загрузить чемоданы, сесть в машину и выехать с территории аэропорта. Если же таксист (или частник) намерен припарковаться, то он, соответственно, должен платить деньги за парковку. А у нас все, к сожалению, совсем не так.

Кроме того, в живописных районах Азербайджана таким же наглым образом устанавливаются шлагбаумы около въездов на территорию той или иной пейзажной достопримечательности. Так и делают: захватил, поставил шлагбаум: есть деньги – смотри, нет денег — разворачивайся и уезжай. Как такое возможно вообще? Получается – закон есть, санкции есть, штрафы есть, но все это не работает, потому что представители госорганы не выполняют свои основные функции.

Вот так и получается, что в современном, демократическом Азербайджане, в котором госчиновники – «слуги народа», все происходит с точностью наоборот. Истории свойственно повторяться, она движется по спирали. И потому неудивительно, что сегодня мы все находимся под властью феодалов, твердо усвоивших: их преступления против народа, как правило, останутся без справедливого и жесткого наказания. А потому им нужно успеть захватить и огородить как можно больше земли, «пока не началось». Но начнется ли? Поживем – увидим.

Яна Мадатова 

Minval.az