Большинство аналитиков, наблюдающих за невиданной эскалацией насилия в Палестине, сходится во мнении о соучастии Америки в кампании избиения арабов. Это слишком мягко сказано. Америка Дональда Трампа не соучастник преступлений, а прямой застрельщик вопиющей агрессии. Наблюдаемый кошмар в определенном смысле воспроизводит композицию чудовищного мира по-американски.

Президент Трамп задолго до объявления о своем решении перебазировать посольство США из Тель-Авива в Эль-Кудс (Иерусалим), бесспорно, знал, на что идет. Его ничего не остановило, и тому есть объяснение.

Вооружившись практикой человека-бульдозера, он по всему азимуту действий вводит режимность, которую видит единственно верной вне зависимости от объективных условий и предпосылок. Вынашивая драконовые планы и вытекающие их них решительные ходы, он не соизмеряет неминуемые последствия с позицией участвующих в конфликтах сторон, с мнением сообщества и политических институтов, выражающих всеобщую волю.

В отношении палестино-израильского конфликта Америка, как посредник, свыклась с ролью слона в посудной лавке. С 70-х годов прошлого века Вашингтон тщетно пытается взять быка за рога, и в который раз громкие заявления о наличии супер плана приносят Америке одни имиджевые потери.

Белый дом принял за правило выносить кардинальные вердикты в одиночку, как и подобает стране-гегемону, не обременяя себя обязанностью обсуждать или согласовывать намерения с Советом безопасности ООН, центрами сил, наконец, сторонами конфликтов.

Ставя сообщество перед фактом, Америка, как правило, сама попадает впросак, оказываясь в глупом положении и навлекая на себя всеобщий гнев. Типичная для самоуверенной страны ситуация, которой не привыкать к роли бесплодного миротворца.

Похоже, остальные три участника ближневосточного мирного процесса (Евросоюз, Россия и ООН) свыклись с дежурным хвастовством гегемона, и, понимая, что любое воздействие бессмысленно, они не мешают Вашингтону и дальше вляпываться в неприятные истории, помогая ему наращивать пассив.

Сегодня сообщество опять наблюдает провал американской дипломатии на Ближнем Востоке, и многие задаются вопросом – до коли продолжатся опасные эксперименты? Между тем политическая близорукость продолжает трагично сказываться на судьбах тысяч людей в пожароопасном регионе.

Если Трамп считает, что оказывает эксклюзивные услуги союзникам-израильтянам, то это так, только вот услуги-то медвежьи. Ошибка Трампа в том, что он в отличие от того же Обамы действует не осмотрительно  рискованно.

Фактор его советника-зятя Джареда Кушнера, похоже, ведет дело к коллапсу. Мало того, что устами советника в контексте ближневосточной проблемы говорит израильский премьер Нетаниягу, на кону еще и план сепаратного решения, который не имеет прецедентов в мировой практике. За спиной палестинцев Тель-Авив совместно с Белым домом вознамерился переместить гонимую многомиллионную массу на Синайский полуостров, заручившись согласием Каира, Эр-Рияда и Абу-Даби, и посчитав, что куцего кворума сателлитов вполне достаточно для ажура.

План в своей сути чрезвычайно опасный.  Выселение многомиллионной массы из насиженных мест, да еще и при наличии огромной орды беженцев, чреват непредсказуемыми последствиями. Страны региона, которые заблаговременно дали Вашингтону и его вассалам знать о своем категоричном несогласии, зачислены в стан врагов. Одним из них и является Иран, который мешает Трампу по всему региональному периметру осуществлять проекты легализации израильской оккупации, разложения суверенных государств, создания одного большого хаоса в ключевом субконтиненте.

Барак Обама не случайно занимал осторожную позицию по палестино-израильскому конфликту, понимая, что в условиях хрупкости рубить сплеча равносильно глубинному подрыву положения, после чего могло бы стать  невмоготу. Склонность к компромиссам, неприятие опасной поселенческой политики Нетаньяху и стремление услышать палестинскую сторону превратило Обаму во врага Израиля номер один. Тель-Авив на каждом углу лягал Белый дом, считая, что он помогает арабам. В чем была суть помощи, Нетаньяху с присными так и не удосужился объяснить.

Приход к власти Трампа стал для Тель-Авива моментом истины, и все пошло поехало. Цена присутствия Кушнера в команде Трампа астрономическая, ибо зять-советник в курсе мельчайших деталей региональной проблемы. Похоже, ему навязать малоопытному в большой политике Трампу любую фишку ничего не стоит. Собственно, это и произошло.

Демонстративный выход Вашингтона из Парижского соглашения о климате, из ядерного соглашения по Ирану и многое другое – все это еще хоть как-то выдерживает логику жесткого подхода. Но история с переселением палестинцев на Синайскую пустыню — это шаг из разряда вон выходящего. Перевод посольства из Тель-Авива в Эль-Кудс своего рода предтеча зловещего плана переселения палестинцев, но она ведь затрагивает за живое не только арабов, но и мусульман. Тут малой кровью уж точно не обойтись, и, по всей видимости, Америка навлечет на себя и гнев, и сопротивление исламского мира.

Усиливающаяся конфронтация между исламским миром и США вместе с  Израилем создает массу проблем для международных отношений. Азербайджан с его многовекторным курсом и проверенными контактами с Америкой и Израилем, а также с блоком стратегического партнерства с братской Турцией, которая возглавила исламскую колонну, может столкнуться с новыми вызовами.

По вопросу де-оккупации палестинских территорий для Баку нет никаких альтернатив, и он по определению нацелен на неукоснительное соблюдение принципа территориальной целостности Палестины, которую, кстати, Баку признает в качестве суверенного образования. В плоскости урегулирования давнего палестино-израильского конфликта самым разумным может стать принцип равноудаленности.

Дифференцированный подход оставляет за Баку поле для маневра, и то, что Азербайджан не может проигнорировать фактор консолидированного подхода мусульманской уммы к проблеме Палестины и Израиля, не подлежит ни критике, ни ревизии. Не тот случай. Организация Исламского сотрудничества (ОИС) всегда и непременно поддерживает территориальную  целостность Азербайджана перед лицом незаконченной армянской агрессии. Любые вольные интерпретации в пользу артикуляции иных точек зрения здесь неуместны.

Тофик Аббасов

Minval.az