Вот уже долгое время в Азербайджане растут цены – на все. А в последние дни граждане страны взбудоражены неожиданным решением Тарифного Совета, озвучившего новые цены на бензин марки Ам-92. Тема активно муссируется на форумах и в социальных сетях.

То ли еще будет – зловеще звучит фраза, наиболее часто повторяемая в ходе полемики.

Действительно, а что будет дальше? Вопрос актуальный, потому что ускоренный темп роста цен просто пугает, так же, как и пугает стабильно застывший на одной отметке уровень зарплат и пенсий.

Кстати, по мнению экономиста Натига Джафарлы, подъем цен на бензин 92-й марки не имел экономических обоснований, потому что эта марка бензина производится в Азербайджане из азербайджанской нефти, цены же на нефть за последние 2 месяца на 15-20% снизились.

SOCAR получает многомиллионные дотации, но имеет огромные долги

— Единственная причина – это тяжелое финансовое положение госкомпаний, в частности СОКАРа, который, кстати, всегда получает дополнительные дотации. Так, в этом году СОКАРу было выделено 250 миллионов манатов. Но несмотря на дотации, финансовое положение у СОКАРа не очень хорошее, у компании внутренние и внешние долги. Поднятие же цен на бензин будет способствовать тому, что в течение года СОКАР дополнительно получит около 350 миллионов манатов. Как видите, поднятие цен на бензин было рассчитано исключительно на помощь СОКАРу, чтобы эта компания могла решить свои текущие финансовые проблемы.

И потому, если в дальнейшем будет наблюдаться рост цен на энергоносители или на те услуги, которые контролирует государство, в этом шаге также не будет никакой экономической необходимости. Это будет очередная помощь тем неэффективно работающим госкомпаниям с непрозрачным управлением и раздутым штатом. Именно поэтому в таких компаниях всегда возникают большие финансовые проблемы.

Рост цен на дизельное топливо – следующий шаг правительства

Следует отметить, что рост цены на бензин будет, естественно, иметь влияние на различные сферы экономики. Как видите, цены на услуги перевозчиков (в частности, такси) уже поднимаются и будут подниматься еще выше. В логистике используются, в основном, маленькие машины, которые потребляют 92-й бензин. Но существует открытый вопрос: сельскохозяйственная техника работает, в основном, на дизельном топливе, и как только начнется сезон работы на полях, скорее всего, в конце ноября-начале декабря мы будем наблюдать подъем цен и на дизельное топливо в том числе. Естественно, факт подъема цены на дизельное топливо негативно скажется на росте цен на сельхозпродукцию, на рост цен на продукты питания, поставляемые в столичные маркеты из регионов.

Подготовка к школьному сезону в Азербайджане стоит 400 млн долларов

Но думаю, что резких скачков цен все же наблюдаться не будет, потому что покупательская способность у граждан страны низкая, падает уровень жизни, падают реальные доходы населения – несмотря на то, что правительство отчитывается каждый раз о росте номинальных доходов (последняя цифра была 6,7% роста номинальных доходов), но реальные доходы населения падают в связи с высокой инфляцией. Если учитывать, что 14% инфляции официально правительство признает, номинальный рост цен на 6,7% обозначает понижение реальных доходов населения. А если реальные доходы снижаются, покупательская способность соответственно падает. Если же народ перестанет покупать те или иные продукты или продукцию, это вдвойне ударит по тем риелторам, оптовикам и магазинам. Кроме того, ситуация – даже на фоне роста цен — будет казаться относительно стабильной, если курс маната будет ровным. Но и тут, к сожалению, я не могу дать положительных прогнозов: процесс скачка курса маната начнется в ближайшие недели. Это связано с подготовкой к новому учебному году. Полтора миллиона учителей, студентов и школьников начнут закупать все необходимое: начиная от одежды и заканчивая школьными принадлежностями, которые в Азербайджане, к сожалению, не производятся. По предварительным (и весьма скромным) подсчетам, в долларовом эквиваленте население Азербайджана тратит на подготовку к учебному сезону около 400 миллионов долларов. И, естественно, потребность в валюте вызовет дополнительный рост доллара и падение маната. Кроме того, до конца года мы будем наблюдать снижение цен на нефть, что уменьшит доходы государства в виде валютных поступлений, и этот фактор, в свою очередь, окажет давление на манат.

Два витка девальвации ввергли экономику страны в глубокий кризис

Я не думаю, что будут какие-то серьезные процессы. Это очень острая девальвация национальной валюты, ни Центральный Банк, ни правительство не захотят на это идти по понятным причинам, а точнее, потому что две предыдущие девальвации практически приостановили всю экономическую активность в стране.

На кота – широко, на собаку — узко 

Не думаю, что в данной статье стоит заостряться только на экономическом аспекте, который, как видите, весьма неутешителен.  Цель статьи — отразить социально-психологический аспект, а именно рассказать о тех процессах, которые происходят с психикой жителей страны, подвергающейся ежедневным стрессам. Сами понимаете, что поход в магазины, где нас ежедневно ждут неприятные сюрпризы, не приносят никакой радости. Упорно растущая шкала цен приводит людей в отчаяние, ведь зачастую содержимое кошелька соответствует, как говорится лишь «под завязку». Люди становятся скупыми, прижимистыми, и понять их можно: ведь нет никакой гарантии в завтрашнем дне.

Даже в Милли Меджлисе — в апреле этого года — прозвучала трезвая мысль депутата Араза Ализаде о том, что постоянный рост цен превратился чуть ли не в национальную традицию. А, тем не менее эта тенденция должна рассматриваться как экономистами, так, кстати, и психологами как явная угроза социальной и психической стабильности нации.

Согласно опросу, проведенному мною в социальной сети Фейсбук, люди переживают, нервничают, озвучивают желание покинуть страну, где нет никакой надежды на завтрашний день. Хотя речь идет не о безработных или людях с ограниченными физическими возможностями (эти прослойки населения вообще отдельная тема). Опрос проводился среди людей, имеющих стабильную работу. Но, тем не менее, вернемся к статистике. В апреле 2017 года Госкомстат опубликовал данные о среднестатистической зарплате работников, занятых в госучреждениях. Сумма их зарплаты составляет 378,9 маната, а сотрудников, занятых в частных предприятиях — 671,5 маната. Как говорится, на кота широко, на собаку – узко. Но из-за стабильного роста цен буквально на все людям многое стало не по карману. Так, к примеру, сегодня многие граждане не могут себе позволить отдыхать с семьей на пляже (даже на бесплатном), не говоря уже о загородных вылазках. Многие граждане Баку экономят деньги даже на детях, лишая их аттракционов и прогулок (в том числе и морских — на Бакинском бульваре), перестали водить детей в музеи, потому что билеты стоят дорого…

Депрессия перерастет в социальный взрыв

По словам психолога Азада Исазаде, научных и медицинских исследований в данном разрезе не проводилось, к сожалению, потому что сегодня это было бы интересно и очень кстати. Но все же кое-какую раскладку по данной ситуации Азад муэллим озвучил и отметил в первую очередь, что снижение цен так же пагубно может сказаться на психике людей:

— Сколько я себя помню, цены растут еще со времен советского времени, но на психику людей моего поколения этот рост не оказывает никакого пагубного влияния. Возможно, закалка, не знаю. Напротив, если сегодня вдруг резко начнут падать цены на какие-то значимые товары, вот это будет реальный шок! Положительная информация может быть так же стрессогенной. Но находясь постоянно под так называемым экономическим давлением, мы можем говорить о таком явлении, как хронический стресс. То есть ничего хорошего мы в будущем не ждем, и это ведет к пессимизму, упадничеству. Естественно, находясь в хроническом состоянии упадничества, безнадежности и не видя ничего в будущем хорошего, определенные слои населения впадают в депрессию, у другой – большей части населения — развивается агрессия буквально ко всему. Реакция на любой раздражитель иногда бывает резко неадекватной. Отсюда и увеличение конфликтов с жертвами внутри семьи, уличные разборки, суициды и так далее.

Но разговор сегодня идет о массовой психологии, а не об индивидуальной. Разница в том, что в индивидуальной психологии мы можем ссылаться на какие-то защитные реакции. В массовой же психологии, как правило, рычаги защитной реакции не выявляются, но в качестве такого рычага может выступить мощная протестная реакция. Когда это произойдет – никто сказать не может. Но то, что это произойдет – факт.

Яна Мадатова

Minval.az