Банк «ВТБ-Азербайджан» попал под американские санкции

22 декабря, 23:48

Министерство финансов США опубликовало два списка российских компаний и физических лиц, в отношении которых введены санкции. Первый — SDN — перечень физических и юридических лиц, чьи активы в США подлежат заморозке и кому нельзя вести бизнес с американцами.

Вторая часть — список SSIL, в который включены компании, попавшие под секторальные санкции; им запрещено привлекать у американских компаний и лиц долгосрочное финансирование, пишет РБК.

Среди финансовых организаций в американском списке секторальных санкций упоминаются ВТБ24, банк VTB Africa, «дочки» ВТБ в Казахстане, Армении, Азербайджане ( Госнефтефонд Азербайджана приобрел около 3% акций Банка ВТБ), Белоруссии, Грузии, Сербии и на Украине, «дочки» Сбербанка в Белоруссии, Швейцарии, Австрии и на Украине, «ВТБ Капитал Холдинг», ООО «ВТБ Страхование», ОАО «ВТБ Лизинг», ЗАО «Сбербанк. Автоматизированная система торгов», Негосударственный пенсионный фонд Сбербанка, ООО «Сбербанк Капитал», ООО «Финансовая компания Сбербанка», ОАО «Сбербанк Страхование», ЗАО «Сбербанк Лизинг», ЗАО «Сбербанк Технологии», «Яндекс.Деньги» (в этой компании Сбербанку принадлежит 75% акций). В секторальный список также внесены дочерние компании корпорации «Ростех», ОАО «Московский механический экспериментальный завод», холдинг «Швабе», ЗАО «Галс-Девелопмент», ОПК «Оборонпром», ОАО «Рособоронэкспорт», «Объединенная приборостроительная корпорация», АО «Вертолеты России».В список SDN внесены Генбанк, Инресбанк, Севастопольский морской банк, КБ «Верхневолжский», Крайинвестбанк, Мособлбанк. Кроме того, упоминаются «Ялтинская киностудия», «Авиа-Групп Терминал», санаторий «Нижняя Ореанда», государственный концерн «Массандра», комбинат шампанских вин «Новый свет», несколько офшоров.Из физических лиц в список SDN попала и.о. начальника отдела по внешнеэкономическим связям Ижевского механического завода Татьяна Черных, заместитель генерального директора по коммерческим вопросам концерна «Калашников» Эдуард Йоффе, отвечающий за связи с Ближним Востоком «Калашникова» Вахтанг Карамян. Ограничительные меры также введены против представителя самопровозглашенной Луганской народной республики на переговорах с Украиной Владислава Дейнеги, главы МИД самопровозглашенной Донецкой народной республики Александра Кофмана, премьер-министра ЛНР Василия Никитина, главы ЦИК ЛНР Сергея Козякова, советника премьер-министра ДНР Андрея Родкина, замглавы народного ополчения ДНР Сергея Цыплакова, бывшего министра образования и науки Украины Дмитрия Табачника, бывшего главы МВД Украины Виталия Захарченко. В санкционном списке также оказался шведский адвокат Свен Олсон, член правления Volga Group Геннадия Тимченко.

Введенные США в отношении России новые санкции, под действие которых подпадает и Банк ВТБ (Азербайджан), не отразятся на его деятельности, сказал в интервью Trend председатель правления банка Юрий Яковлев.

“Группа ВТБ находится под санкциями США еще с июля 2014 года. Поэтому никаких изменений или дополнительных проблем новые санкции не принесут, кроме тех, что уже есть, а именно: ограничение на привлечение средств на внешних рынках сроком более 30 дней”, — сказал он.

По словам Яковлева, банк уже адаптировался к этим условиям и работает в привычном режиме.

Отношения России с западными странами обострились после проведения в середине марта 2014 года референдума о переходе Крыма в состав России. После того, как Крым вошел в состав России, США и страны ЕС начали вводить санкции в отношении России.

Президент США Барак Обама подписал указ о введении санкций в отношении некоторых российских должностных лиц. Указ предусматривал заморозку их банковских счетов, арест имущества и отказ в выдаче въездных виз.

Америка ввела санкции против российский нефтеперерабатывающих компаний, таких как «Лукойл», «Газпром», «Роснефть», «Транснефть» и основных банков — «Сбербанка», «Россельхозбанка», «Банка Москвы».

США также ввели санкции в отношении Крыма — запретили импорт и экспорт любых товаров, услуг и технологий.



Российский шок и ответный ход Азербайджана

25 сентября, 09:46

Между Азербайджаном и Россией —новые «торговые ограничения». Агентство продовольственной безопасности Азербайджана (АПБ) ввело временные ограничения на ввоз в страну всех видов живой птицы, мяса птицы и яиц из Приморского края России. Такие меры приняты на основе информации, полученной от Всемирной организации здравоохранения животных (МЭБ) для защиты от инфекционных болезней, которые могут проникнуть на территорию Азербайджана из других стран. Еще раньше в Азербайджане обнаружили сальмонеллу в партии курятины производства Невинномысского мясокомбината компании «Ставропольский бройлер». Окорочка развернули обратно. Но в то же время уже Россельхознадзор не допустил на территорию РФ азербайджанские нектарины. И в результате уже российское экспертное сообщество потрясенным тоном вопрошает: «Азербайджан втягивается в торговую войну с Россией?» В переводе, на «разворот» партии нектаринов в Баку ответили запретом на ввоз куриных окорочков? Что вообще происходит? Более того, этот «экспертный шок» едва ли не информативнее самого запрета на ввоз курятины. В самом деле, структуры, отвечающие за недопуск на внутренний рынок недоброкачественной пищевой продукции, есть в большинстве стран мира. Азербайджан — не исключение. И то, что они время от времени будут что-то находить и «разворачивать» какие-то партии товара, следовало ожидать. Так из-за чего же в российском экспертном сообществе «бьют горшки», как однажды выразился глава МИД РФ Сергей Лавров?

И для того, чтобы понять, почему российские эксперты «поперхнулись окорочками», нужно учесть, скажем так, национальные особенности защиты прав потребителей.

Здесь необходимо провести «красные линии». Азербайджан ведёт внешнюю политику по официальным каналам, для этого есть МИД, в случае необходимости — Минобороны, а Агентство продовольственной безопасности занимается своими прямыми обязанностями по недопуску на потребительский рынок недоброкачественной продукции. Но в России Россельхознадзор и Роспотребнадзор уже давно превратились в неофициальную внешнеполитическую «дубину». Эти инстанции, напомним, оперативно отыскивали и отыскивают нечто «запретное» и до ужаса «опасное» то в норвежской семге, то в азербайджанских помидорах. Теперь «под раздачу» попали нектарины — судя по всему, в ответ на гласные протесты Азербайджана по поводу действий (и бездействия) российских миротворцев в Карабахе. Подобная «плодоовощная дипломатия» уже давно не вызывает в России ни вопросов, ни протестов. И самое главное, там, похоже, были уверены, что в ответ в Азербайджане начнут едва ли не ползать на коленях и умолять отменить решение.

Но в Баку вместо униженных мольб о пощаде сделали свой ответный ход и опустили шлагбаум перед курятиной (чего не сделали российские миротворцы перед французскими депутатами и иранскими «дальнобойщиками»). Причем объявили об этом через СМИ, а не стали решать вопрос по конфиденциальным каналам. Продемонстрировав не только то, что «потребительские шлагбаумы» могут опускаться не только с российской стороны границы. Куда важнее, что за судьбой «окорочков» явно просматривается изменение расстановки сил. В Москве не просто были слишком уверены, что РФ может устраивать придирки к азербайджанской продукции, а вот в Баку не посмеют «развернуть» недоброкачественную продукцию из РФ и тем более не станут делать этого гласно и открыто. Здесь просто были в принципе не готовы к тому, что в отношениях Баку и Москвы придется учитывать такие реалии, как «реакция официального Баку», «ответный ход» и «цена вопроса для Москвы». Которая, кстати, далеко не всегда ограничивается куриными окорочками. Иначе те же эксперты не отпускали бы язвительных шпилек по поводу «эйфории», охватившей азербайджанское общество после победы в Карабахе. Банально проговариваясь, насколько сильно победа Азербайджана и разгром российского форпоста ударили по имперскому самолюбию.

Нурани