Репортаж Minval.az о живодере из центра города

Сегодня я и Илькин Зеферли поехали по указанному адресу, чтобы лично поговорить с соседями, хозяевами зверски убитых животных и заодно (если повезет) с самим садистом-маньяком Исламом Мехтиевым. Мы хотели посмотреть ему в глаза и задать один-единственный вопрос: Как он живет после того зверства, которое совершил.

К нам присоединились несколько пользователей социальной сети Фейсбук, которые очень нам помогли в ходе расследования. Потом количество пользователей значительно увеличилось, но об этом – позже. Сразу же хочу отметить очень интересную деталь: когда мы входили во двор, недалеко стоял участковый, который прекрасно видел и ИлькинаЗеферли – человека с камерой, и меня — с микрофоном, и двух других девушек, которые нас сопровождали. А потому его не мог не заинтересовать вопрос: а кто вы такие и чего вы тут снимаете? Во всяком случае, участковый, в чьей вотчине произошло такое зверство, не мог не спросить о цели визита – хотя бы для того, чтобы спасти маньяка от самосуда. Но о том, почему он к нам не подошел, вы узнаете позже.

Политика невмешательства

Итак, мы в старом дворике – классической итальянке с покосившимися балконами. Обычный бакинский двор, в котором жизнь буквально вывернута наружу. В таких местах, как правило, невозможно скрыть подробности своей личной жизни. Но только не сегодня. Когда мы вошли во двор и стали искать хозяина квартиры №XX, нам ответили не сразу.

— Тут такого нету,— ответил на наш вопрос высокий рослый мужчина.

— Как это – нету? – удивились мы.

Возможно, он и был, но только давно. Вот уже несколько лет как его тут нету, — продолжал уверять нас мужчина.

И вам не стыдно так нагло обманывать? – не выдержала одна из наших спутниц. – Вы – такой здоровый и сильный, а боитесь этого маньяка? А если завтра на месте этих изуродованных кошек окажется ваш ребенок? Что если так и будет?

Мужчина ничего не ответил, и быстренько прошмыгнул мимо нас. Возможно, действительно устыдился (как выяснилось позже, он оправдался тем, что недалеко был участковый, и он не хотел, чтобы тот услышал).

Второй житель двора – молодой парень – также не согласился давать комментариев, и сказал, что происшествие было вообще не в этом дворе.

— Как же не в этом? Ведь это такой-то адрес?

— Да, — ответил парень.

— А как же вы живете здесь и ничего не знаете? Двор-то у вас маленький, да и дело громкое было.

А вы лучше спросите у других соседей, — ответил наш собеседник. – Они знают больше, чем я. А я ничего не знаю (позже выяснилось, что этот парень живет через буквально в паре метров квартиры от Ислама Мехтиева и все он прекрасно знал).

А вот и XX-я квартира. Причем, их было сразу две – одна с простенькой белой дверью, а вторая – с дорогой дверью, золотыми цифрами на ней, и с пластиковыми стеклопакетами сбоку. Мы постучались в обе. Но нам никто не открыл.

Хотя, нет. Одна дверь все же открылась, но только напротив. Одиозная личность, с которой мы «имели честь познакомиться», представилась Зауром. Отчаянно жестикулируя и растягивая окончания слов, он сходу стал давать показания: да. Ислам убил кошек. Да. Ислам был в состоянии аффекта. Он был пьян. Да. Он мой друг. Да, он ходит ко мне домой, а я хожу к нему.

После Заур потребовал наши документы (мы предъявили).

На вопрос, где сейчас находится Ислам Мехтиев, Заур ответил:

— Он сейчас в больнице, у него печень садится. А после того, как он выйдет, я, как его друг, буду ходатайствовать, чтобы он прошел курс психологической реабилитации. Я уже договорился с учеником Агабека Султанова! И хватит снимать меня на камеру!

— Значит, ваш друг – душевнобольной? — спросила я.

Заур, который, в принципе, довольно агрессивно разговаривал, повысил голос еще на два тона:

— А что вам от него надо? Он уже за все заплатил!

Уточню: по словам Заура получалось, что ислам Мехтиев заплатил 1500 манатов в качестве штрафа за содеянное зло. А потом поехал в больницу с печеночным приступом.

— А где гарантия, что он заплатил штраф? — усомнилась я.

— Я! Я! – закричал Заур. И патетически добавил: — Вы что, мне (мне!!!!) не верите?

— Честно говоря, нет. – ответила я. – Докажите, что он его заплатил. Если вы друг Ислама, возможно, вы его просто выгораживаете сейчас, чтобы нас поскорее спровадить. Так где, вы говорите, он сейчас находится?

— Я же сказал, в больнице! – в сердцах воскликнул Заур, картинно взмахнув руками. Как выяснилось позже, он попросту соврал.

Место, где бесследно пропадают кошки

Продолжать разговор в таком тоне мы, естественно, не стали, и пошли к другим соседям, которые уже открыли двери, и смотрели на нас. Мы поговорили с очень многими людьми, которые рассказали, что случай живодерства, совершенного И. Мехтиевым – не первый. Несколько лет назад он обезглавил котенка при помощи лагунды. И вообще, во дворе стали пропадать кошки. Одна из соседок поведала, что у нее было 2 ангорских кота, которые очень редко выходили во двор. И вот теперь их нет.

— Мы тогда голову ломали, куда же они пропали. А теперь у нас есть предположение, что это их Ислам убил. Скорее всего, так и есть.

— А, кстати, где его дверь? Тут две квартиры № XX.

— А вот эта, — сказала соседка, показывая на дорогую дверь с золотыми цифрами.

— Не бедно живет, — сказала я.

— Да, у него хорошие заработки. И машина у него имеется, ни в чем он себе не отказывает. Руки золотые, он все делает сам: ремонт дорогой в квартире своей сам сделал.

«И кошек режет своими руками», подумала я.

— А как он вообще себя ведет? Лично мы считаем, что этот человек социально опасен. А как считаете вы? Ведь он столько лет живет здесь. Вы рассказываете ужасы про кошек с отрезанными головами, и все еще его терпите? Почему же никто из соседей не напишет заявления, чтобы его изолировали в какую-нибудь психиатрическую лечебницу? Ему же не место среди нормальных людей!

Соседка вздохнула и ответила:

— Если он родной матери не нужен, то что можем сделать мы, соседи? Он когда выпьет, ведет себя так безобразно, что хоть из дома беги! Боимся мы его. Псих он.

Следующая дверь – молодая девушка по имени Лейла. Она – тоже пользовательницаФейсбука.

— Я до сих пор плачу, когда вспоминаю об этом зверстве. Ведь кошки были беременны. Они все выросли на наших глазах, мы их кормили, любили. Никому они не мешали. Вы поговорите с теми, чьих домашних кошек он убил. Они вам все расскажут.

По щекам девушки текут слезы. Мы извинились за беспокойство и продолжили опрос других свидетелей.

Сосед, у которого в ту ночь погибла кошка, категорически отказывается писать заявление.

— Я знаю его 8 лет, и за все это время он впервые так поступил.

— А как же котенок, которому Мехтиев отпилил голову?

Увы, наш собеседник об этом случае нечего не знал.

Тем временем одиозная личность Заур бегал по двору и всем что-то нашептывал, показывая в нашу сторону. Затем он скрылся. Волонтеры, пришедшие с нами, периодически стучали в дверь с золотыми цифрами. Но дома никого не было (во всяком случае, нам так казалось).

Как выяснилось позже, у одиозной личности был ключ от этой заветной дверцы, и ему не удалось проскользнуть туда незамеченным (он решил воспользоваться моментом, когда мы были на втором этаже и делили видеорепортаж). Сорвался секрет, как говорится.

Место, где кровь

Двери в квартиру №XX открыл Заур со словами: «если у вас есть что сказать, этот человек перед вами. Смотрите, в каком он состоянии».

Мы вошли в квартиру с хорошим ремонтом, с дорогой обстановкой, и увидели его — того самого маньяка, который топил и резал несчастных кошек в ванной комнате.ВОТ ОН! Лежит перед нами на ковре, в центре комнаты: низкорослый, щуплый, лысый, с глазами наркомана. С блесском разыгрывая раскаяние (со слезами и вздохами), И. Мехтиев (по таблице ЧезареЛамброзо — УГОЛОВНИК) ползал по ковру, а затем перебрался на кушетку.

Мы забрасывали его вопросами: «Каково ощущение, когда убиваешь беззащитных животных?», «Как ты живешь после этого?», «Знаешь ли ты, что ты болен и тебе давно пора лечиться?» и так далее. Искусно разыгрывая из себя идиота, Мехтиев выжимал слезы, чтобы вызвать к себе жалость. Он твердил только одну фразу: «Я не соображал, что делал. Я был пьян! Пожалейте меня!». Он прекрасно знал, что только раскаявшись публично (что собственно, и было обговорено им часом ранее с его другом Зауром), только поплакав навзрыд, он может хоть как-то спасти свою шкуру.

— Скажи, а если бы вместо животного был бы чей-то ребенок, ты бы его тоже убил?, — не выдержала я.

— Нет!

— Так ты же соображал, что делаешь? Получается, что прекрасно соображал?

… Снова слезы, снова вздохи, просьба понять и простить.

К моменту разборок в доме маньяка количество волонтеров увеличилось. Некоторых пришлось сдерживать, чтобы не доводить дело до самосуда.

Интересно отметить поведения одиозной личности Заура, который вел себя удивительно нагло. Всем указывал, что говорить, а что – не говорить, всем старался заткнуть рот. В квартиру входили соседи, которые потеряли своих животных. Каждый пытался выяснить , почему И. Мехтив убил животных и чем они ему помешали. В принципе, от самосуда его спасали мы – своим присутствием, своим статусом журналистов и защитников животных. Абсурдное объяснение попытался дать его «адвокат» Заур:

— Понимаете, он играл с кошкой и она его оцарапала! Он вошел в состояние аффекта и все! Что тут непонятного? Что вы тут вообще возникаете? Все свободны!

— А камеры зачем он у себя дома установил? – спрашивали волонтеры. – Он что, записывал все что делал? Удовольствие получал от просмотра?

— Это его личное дело, — орал Заур.

Перебранка была в самом разгаре, когда я заглянула в ванную комнату. То, что я увидела, вы видите сейчас на фотографии. В воздухе запахло смертью: кафель на полу был в кровяных брызгах и кошачьей шерсти. Там же валялись осколки битого стекла (возможно, подонок резал животных еще и битым стеклом, а, возможно, кошки, когда метались в страхе, разбили какие-то банки).

— А это ты видел? – налетела я на Заура. – Видел, что творится в ванной комнате твоего дружка?

— Да, видел! И это не секрет! И что? Я же сказал, что Ислам болен, и я займусь его лечением! Почему вы так хотите непременно его загубить?

— Только Люк Бессон был способен заставить весь мир пожалеть убийцу. Я на такое не способна, ответила я.

Последний и самый яркий мазок в этой сцене поставила соседка по имени Влада:

— Ислам, ты же так хотел иметь ребенка, мы же помним, как ты постоянно об этом говорил. Ты совершил страшный грех, и ты знал, что ты делаешь! Ты сознательно убил несчастных животных, ты наслаждался их мучениями! Как ты считаешь, может ли после всего этого Всевышний послать тебе ребенка? Ведь ты и его также убьешь, когда будешь пьян!

Для справки: по свидетельству соседей, у И. Мехтиева было три сожительницы (гражданские жены). Всех троих он истязал. А интимные фото последней своей пассии выставил в интернете – на всеобщее обозрение (вполне вероятно, что фотографии интимного характера были засняты на его камеры, установленные в квартире).

Когда мы выходили из его логова, И. Мехтиев , плача, вдруг протянул ко мне руки и сказал: Вяжите меня!

— Мне противно притронуться к такой мрази как ты, — ответила я и вышла вслед за остальными.

Послесловие

Первое, что мы сделали, выбравшись из логова маньяка – пошли искать участкового. Естественно, на месте его не оказалось (и где он сидит, как выяснилось, тоже никто не сказал), но предприимчивые личности все же успели доложить ему о съемках и разборке в логове маньяка. К нашим волонтерам подошла какая-то женщина (она представилась как продавщица близлежащего магазина), и сказала:

— Дайте мне ваш номер телефона, я передам его участковому. Он попросил, чтобы я это сделала, и он завтра сам с вами свяжется.

Номера телефона участкового она – естественно – не дала. Сам свяжется.

Мне не дает покоя один главный вопрос: почему психически больной человек, который терроризирует жителей двора, до сих пор находится на свободе, а не в стенах психлечебницы?

«Сколько еще крови невинных созданий нужно ему пролить, чтобы его упрятали с тюрьму или в психушку?» — именно этот вопрос задавали соседям волонтеры, которые пришли сегодня с нами. Действительно, сколько?

И почему участковый прятался от нас, хоть прекрасно видел, кто пришел по указанному адресу на его участок. Уверена, что он также был в курсе насчет бури, поднявшейся в социальных сетях. И если И. Мехтиева оштрафовали (кстати, по словам соседей, сумма штрафа составила всего 500 манатов, хотя по Закону он обязан был уплатить по 500 манатов за каждое убитое животное, а если учитывать, что 4 убитые кошки были беременны, то сумма общего штрафа должна была составить как минимум 3-4 тысячи манатов), и все это было сделано официально, то почему же участковый не захотел давать комментарии, пойти с нами в квартиру маньяка, чтобы элементарно спасти его от самосуда?

Ответ лежит на поверхности: из разговора с соседями и по состоянию квартиры видно, что И. Мехтиев довольно хорошо зарабатывает, живет в достатке, ни в чем не нуждается. У него есть машина. А значит, за свое проживание и свободу он попросту выплачивает дань – тому же самому участковому. Правда, говорят «не пойман — не вор», то иначе пребывание психически нездорового человека среди нормальных людей иначе просто не объяснить. И. Мехтиев, от которого устала даже собственная мать, И. Мехтиев, который запугал всех своих соседей пьяными дебошами, И. Мехтиев, который вот уже несколько лет зверски убивает животных – разве он должен жить среди нормальных людей?

Говорят, что когда в ту страшную ночь в его квартиру приехал наряд полиции, сотрудники были в шоке от зрелища, которое предстало перед их глазами. Даже полиция была в шоке от свершенного И. Мехтиевым зверства.

После долгих уговоров соседи все же решили написать заявление с просьбой изолировать И. Мехтиева в места не столь отдаленные (имеется ввиду психушка). Сотрудники сайта Minval.az будут тщательно следить за происходящими по указанному адресу событиями. Мы надеемся на помощь и поддержку печатных СМИ, которые опубликуют данную статью, ибо хотим, чтобы об этом маньяке знало как можно больше народу. Мы будем надеяться на наших коллег по СМИ электронным, которые также поделятся этим репортажем. Мы постараемся сделать так, чтобы статья легла на стол к Министру Внутренних Дел Азербайджана Р. Усубову. Также мы хотим начать сбор подписей под петицией «Живодеру не место среди людей!», текст которой будет опубликован позже. И естественно мы очень надеемся на пользователей социальных сетей, которые являются нашими читателями, чтобы они сделали максимальные перепосты.

 Спасибо всем тем, кто не остался равнодушными, кто был, есть остается с нами! Вместе – мы СИЛА!

 Яна Мадатова, фото и видео Илькин Зеферли