Screenshot_3Вопрос о важности и нужности введения уроков религии в средних школах поднимается в Азербайджане аж с 2001 года. Но благодаря усилиям противникам «исламизации общества» этого удалось избежать. Затем вопрос снова всплыл – в 2008 году. Было решено внедрить в качестве эксперимента пилотный проект.

Первым обэтом заявил зампредседателя УМК гаджи Сабир Гасанли. 

Приведя в пример практику России, представитель УМК сказал, что в средних школах 19 российских областей есть уроки религии и готовятся кадры для преподавания этого предмета. И потому аналогичный эксперимент можно провести и в одной из бакинских школ. Эти уроки могут быть полезными и Азербайджан должен предпринять шаги в этом направлении. С. Гасанли также заметил, что преподавание религии в школах не означает обучать детей совершению намаза. Речь идет о предоставлении детям информации о религии, об информировании их не только об исламе, но и о других направлениях религии.

Эксперимент все таки решили провести и пресс-служба АР оповестила жителей Азербайджана через СМИ: : с нового 2008-2009 учебного года во всех общеобразовательных школах Азербайджана будет преподаваться богословие. Этот предмет школьники будут осваивать на протяжении всего учебного процесса — с первого по одиннадцатый классы. Но, опять же – с оговоркой: на уроках богословия учащиеся будут получать сведения не только об исламе, но и о других религиях.

Вот тогла-то и началась полемика. И общество раскололось на две части: за и против.

Именно тогда известный теолог Ильгар Ибрагимоглу сказал, что если ставить конкретный вопрос преподавания богословия в средних школах, то очень важно  отметить тот факт, что религия является, прежде всего, частью мировоззренческого и культурного воспитания. А потому ни в коем случае нельзя навязывать этот предмет, а надо сделать так, чтобы у учащихся и их родителей был выбор —  изучать историю и культуру богословия, или нет. При этом ни в коем случае не должна быть попрана свобода совести: никто не может говорить с ребенком о вопросах религии, не спросив разрешения его родителей и его самого. В связи с этим, во избежание каких-либо недоразумений,если у и вводить подобную дисциплину в школах, то не административном, а на факультативном уровне.

Но, тем не менее, пилотный проект по занятиям богословия так и не был внедрен.

Затем данный вопрос поднимался несколькими годами позже, а именно в 2011-м, 2014-м и наконец, в 2016 гг.

И каждый год давал новые мнения. Так, председатель Госкомитета по работе с религиозными структурами Мубариз Гурбанлы считает,  в предмет «Познание мира» и в другие можно ввести раздел о религии или же преподавать религию как отдельный курс или предмет. Религиозные знания можно преподавать в старших классах как курсы или предмет по истории религий, мировая культура и религия, религия в современном мире и т.д.

М. Гурбанлы отметил, что пока что ведется полемика, и обсуждается идея. И вопрос этот обсуждается уже давно. Проблема в том, что общественность понимает уроки религии как изучение Корана, Торы или Евангелия. Но на самом деле, это всего лишь общая информация о  религиях. Вполне естественно, что свое мнение по этому вопросу долны высказывать все – и, прежде всего, педагоги, специалисты по образованию, и естественно религиозные деятели.

 

Знание – борьба с мракобесием

Год 2016-й. И снова вопрос о введении уроков богословия в средних школах набирает обороты.

По словам заместитея председателя главы Государственного комитета по работе с религиозными структурами (ГКРРС) Гюндуза Исмаилова,   многие религиозные деятели, представители общественности придерживаются мнения, что следует углубить просвещение в области официального ислама. И это намерение может быть реализовано только посредством образования. В настоящее время Госкомитет совместно с Министерством образования АР и другими государственными структурами работает над предметом «Познание мира».

— Мы считаем, что в средних школах не может быть и речи об изучении норм шариата, но есть острая необходимость в углублении религиозных познаний школьников. Это можно сделать в рамках предмета «Познание мира». Думаю, что вскоре мы все станем свидетелями определенных изменений как в учебнике, так и в самом предмете. Борьба с религиозным радикализмом является одним из основных направлений ГКРРС. В рамках этой деятельности госкомитет сотрудничает с представителями правоохранительных органов.  Что касается вопросов просвещения, то ведомство сотрудничает также с Управлением мусульман Кавказа. «И, хотя религиозный радикализм и людские суеверия отличаются друг от друга, однако в сущности это одно и то же – оди в одинаковой степени мешают  развитию общества. Мы считаем, что было бы верно бороться с суевериями в двух направлениях – в административном порядке и в области просвещения, точно так же, как мы это делаем в отношении религиозного радикализма. С суевериями же следует бороться, используя потенциал средств массовой информации.

Споры на эту тему разгорелись нешуточные, и издание Minval.az провело свой опрос среди пользователей социальной сети Facebook и выяснить, насколько готовы граждане к этому нововведению. И вот какие ответы мы получили.

Ахмедов Рагим:

— Конечно же, в школах необходимо предоставлять всестороннюю информацию о происхождении и возникновении религий и религиозных течений, основных принципах, их месте в современном мире, географии распространения, главных задачах и так далее.  Гражданин, подросток, обучающийся в школе, приобретает знания о религии. Правда, они и так приобретают определенную информацию об этом в книгах по истории, но в книгах этих всего лишь приводится информация об истории событий.

Земфира Бекирова:

— Если речь идет о том, чтобы религия преподавалась как в медресе – однозначно против. Но если ученики будут получать более солидные энциклопедические знания о религиях мира – то почему бы и нет?

Джахангир Мусаев:

— А что плохого, если у ребенка будет информация об исламе, христианстве, иудаизме. Ребенок будет знать, что верят в Бога ,а не в языческого Деда Мороза. Не вижу ничего плохого. Это же помогает привить духовность!

Неймат Гасаноглу

— Лично я – за. Если человек широко информирован о религии, то он вряд ли окажется под чьим-то влиянием. Знание – лучшее оружие с мракобесием.

С мнением Н. Гасаноглу согласен и теолог Гаджи Шахин Гасанлы:

— В обществе достаточно много сторонников этого мнения. Каждый, понимающий серьёзность угроз,  исходящий от сторонников радикальных течений, является сторонником  преподавания в средних школах религиозных знаний, преподавания уроков религии, чтобы учащиеся имели общее представление о религии. Людей, которые с детства имеют представление о религии, невозможно будет вовлечь в радикальные движения.

Дав молодежи необходимые религиозные знания, мы, таким  образом, убережем их от воздействия примитивных мышлений.

 

ПРОТИВ

З.Карелина:

— Я не хочу, чтобы моему ребенку забивали голову религией – даже если это общая информация, не имеющая ничего общего с уроками медрессе. Общие знания на эту тему ребенок может получить дома. Мы сами расскажем ему о Боге, если посчитаем нужным.

Н. Сеидбеков:

— Я сам решаю, что прививать своему ребенку. И как это подать. Хоть мне в этом плане абсолютно нечего бояться, я то своему сыну с малых лет объяснил что из себя представляют религии, а вера — его личное дело. Кстати, ребенок у меня верит в Бога. Но не в того, которого описывают религии. И мне бы не хотелось, чтобы детские умы с детства засоряли религиозным бредом. Ничего хорошего в этом нет.

Мирали Бехбутов:

Согласно статье 18 Конституции Азербайджана, государственная система образования носит светский характер. Поэтому проведение отдельных уроков по религии в школах я считаю  нецелесообразным.

Вусал Гамзатов:

— Не понимаю ничего. В нашей стране уроки религии? Как по мне, так лучше курсы для атеистов откроют пусть. Это более уместный шаг.

Сабина Аскерова:

— Зачем детям нужно знать тонкости религи? В школах знания прививать, наукам обучать и воспитывать нужно. А религии оставить — церквам, мечетям и мядряся. В лучшем случае, в школах преподавать историю религий, чтоб дети сами могли оценить всю грязь и негатив, которые несут религии, и принять верное решение. Бороться с радикализмом, религиозным терроризмом это долг государства. Нужно лучше контролировать границы, ввоз литературы, проповеди в мечетях и деятельность проповедников, а детям оставить обучение и просвещение.

Рахиля Касумова:

— Однозначно против. Я бы не хотела, чтобы моим детям в школе преподавали основы религии, или как там они это называют. Я сама своим детям объясню, что такое религия. У нас в семье был такой случай. Племянница, когда ей было годика три, стала часто закрываться в своей комнате и украдкой, чтобы мы не видели, становилась на колени и делала движения, вроде молилась. У нас в семье никто намаз не делает. Выяснилось, что это работа няньки. Она возле ребенка молилась и наша стала повторять за ней все ее движения.  Я не хочу, чтобы моему ребенку с детства внушали то же самое.

Большинство опрошенных нами респондентов опасаются того, что отсутствие грамотных педагогов либо все же больше приблизит детей к радикальным течениям, нежели оттолкнет, либо преподавание сведется к изучению норм шариата, что тоже весьма нежелательно.

Почему-то есть уверенность, что данный вопрос снова подняли, чтобы прощупать настроения граждан. В конце концов, Быть или не Быть – извечная тема. Но в данном случае, похоже, что НЕ БЫТЬ – актуальнее.

 

Яна Мадатова

В статье использованы материалы изданий Trend, Зеркало, islam.az