Компота и варенья не будет: почему в сезон фрукты на внутреннем рынке дорогие?

Компота и варенья не будет: почему в сезон фрукты на внутреннем рынке дорогие?

Лето 2024 года обрушилось на жителей Азербайджана не только в виде высокой температуры воздуха, но ещё и «кусачих» цен на плодоовощную сезонную продукцию. И если от жары можно спастись при помощи кондиционеров и вентиляторов, от второй проблемы уже никуда не денешься.

Аграрный эксперт Мирджавид Гасанов считает, что одной из причин дороговизны на фруктовом рынке является неурожайность, вызванная аномально ветреной и холодной весенней погодой в стране + ударившие в мае заморозки. По его словам, резкие перепады температуры воздуха в значительной степени способствовали плодово-ягодному дефициту.

В свою очередь, депутат Милли Меджлиса Руфат Гулиев заявил Minval.az, что на самом деле, вопрос не столь однозначен. И дело не толmко в погоде, а прежде всего в том, что 85 процентов азербайджанской экономики – рыночные, и в приоритете углубление и развитие этого направления. По словам Р. Гулиева, основные законы рыночной экономики – спрос и предложение, а также незыблемый закон конкуренции в конечном итоге формируют цену товара.

Кроме того, депутат отметил, что его лянкаранские избиратели жаловались на то, что цитрусовые в Азербайджан завозятся из Ирана и Турции, и в итоге они не имеют возможности продавать свой товар подороже.

«Да, конено же, неурожай, связанный с погодными условиями и климатическими изменениями, повлиял на рост цен на фрукты. Ко мне приходили фермеры и жаловались на то, что из-за засухи и заморозков они не могут получить столько продукции, сколько планировалось. Поэтому сельское хозяйство – самый рискованный бизнес», – сказал Р. Гулиев.

По словам депутата, государство создало для предпринимателей много условий, дабы они развивали фермерские хозяйства, создавали кооперативы и объединения.

«На самом деле есть хорошие предложения, просто фермерам нужно больше пользоваться ими, объединяться, участвовать в развитии своего бизнеса. Мы реально хромаем в этой области», – заявил депутат, отметивший, что для фермеров есть мелкие легкодоступные кредиты по 15 тысяч манатов.

Более того, фермерам под 5% выдают кредиты на сумму до 200 тысяч манат и даже выше.

Однако удручённые и разочарованные взгляды покупателей, заходящих в точки сбыта плодоовощной продукции, говорят о дороговизне намного выразительнее, нежели тысячи слов депутатов и экономистов: востребованные летние фрукты и ягоды – черешня, вишня и абрикосы, малина, смородина красующиеся на прилавках, отпугивают ценниками: вишня стоит 4 – 8 манатов, черешня – от 4,5 до 9 манатов, а цена на абрикосы варьирует от 4,5 до 8 манатов.

Домохозяйки сетуют, что с такими дикими ценами ни варенья, ни компотов не заготовишь, а значит, придётся покупать готовое. Но готовое – не своё.

Жительница Ясамальского района Айтен Хагигят кызы рассказала, что варенье влетает в «копеечку», особенно если варить с расчётом на большую семью: «У нас большая семья: четверо детей, муж, золовка, и мои родители, нужно варить как минимум 5-6 килограммов фруктов, для варки требуется  столько же сахара. И если в прошлые годы мы находили возможность покупать дешёвые фрукты, то в этом году даже на самых отдалённых от города рынках цены на фрукты практически те же, что и в городе, ну, может быть, на 50-60 гяпиков ниже, но не более. О чем думают те, кто повышает цены на фрукты? Мы живем в стране, богатой фруктами и овощами, почему так дорого всё? Раньше дети каждый день черешню ели, а сейчас покупаем два раза в неделю, не больше. Друзья мужа, живущие в России, написали ему на днях, что в Москве фрукты в пересчёте на наши манаты стоят дешевле, чем в Баку. А фрукты-то эти из Азербайджана, между прочим, туда везут. А мы, жители Азербайджана, покупаем втридорога свою же продукцию!».

А тем временем продавцы утверждают, что из-за холодной весны урожай был очень низким, и потому цены на фрукты подскочили в два раза (именно такую же цифру назвали и в Госкомстате).
А эксперты и экономисты связывают дефицит фруктов в Азербайджане с увеличением экспорта в Россию. В сообщении Государственного таможенного комитета говорится, что за первые пять месяцев 2024 года Азербайджан экспортировал 230 907 тонн фруктов и овощей на сумму 251,281 млн USD.

Несмотря на сообщения об увеличении производства фруктов на 14,2%, согласно которым к 1 июня 2024 года было собрано 33,6 тыс. тонн, эксперты в области экономики предполагают, что общая инфляция в Азербайджане также оказывает решающее влияние на рост цен.

Отметим, что заместитель министра сельского хозяйства Азербайджана Ильхама Гадимова во время панельной дискуссии «Особый вид продовольственного и сельскохозяйственного сектора» на 29-м заседании высокого уровня «Дорога к COP29 – устойчивое и прочное будущее» призвала к повышению производительности сельского хозяйства, продовольственной безопасности и благосостояния сельских общин. По её словам, для всех фермеров Азербайджана сегодня нужны перемены.

Но какие? Об этом «Минвал» спросил у профессора экономики Эльшада Мамедова, а также задал вопрос о том, почему цены на товары на внутреннем рынке страны крайне высоки при том, что Азербайджан является аграрной страной.

По мнению экономиста, ответ кроется в трёх фундаментальных причинах, которые он последовательно озвучил.

«Несмотря на то, что в стране имеются все соответствующие условия в плане природных ресурсов и климатических условий, возможностей по наращиванию потенциальных инвестиций в развитие сельского хозяйства, все равно в Азербайджане в недостаточном объёме производится сельскохозяйственная продукция, причём как для внутреннего, так и для внешнего рынков. Даже по тем комфортным внешним рыночным сегментам мы всё ещё не можем найти в достаточном объёме свою рыночную нишу. И получается, что наши крупные сельхозпроизводители выходят на внешние рынки, которые для них более приемлемы. Часто мы становимся свидетелями того, что значительная часть местной сельскохозяйственной продукции уходит на экспорт. С одной стороны, это диверсификация экспорта – валютная выручка, но с другой – это сильно влияет на внутренний рынок: товары поступают по завышенной цене, либо не поступают вовсе, замещаясь более низкокачественными продуктами, завозимыми из соседних стран. Всё это, конечно же, наводит на мысль о том, что нам необходимо в значительной степени нарастить внутреннее производство, дабы его хватало и на внутренний, и на внешний рынки», – говорит Э. Мамедов.

По мнению экономиста, другой фундаментальной причиной является тот факт, что наши производители имеют очень ограниченный доступ к финансовым ресурсам, кредитные проценты и ставки крайне высоки, и потому  товары  на внутренний рынок поступают по завышенным ценам. Потому что собственных средств на инвестиции, на оборотные капиталы местные сельхозпроизводители не имеют, а для привлечения заёмных средств нужны по сельскохозяйственному сегменту низкие проценты, чего мы с вами не видим.

Упомянул экономист и о третьей фундаментальной причине : азербайджанский сельхозпроизводитель не имеет эффективных каналов входа на потребительские рынки, и зачастую мы становимся свидетелями того, как они вынужденно продают свою продукцию по ничтожно заниженным ценам.

«В конечном счёте торговые сети получают и продают эти товары по значительно завышенным ценам, торговые наценки запредельно высоки, на мой взгляд, и это касается как тех посредников, покупающих сельхозтовары у непосредственных производителей, аграриев и фермеров, также и торговых сетей, пользующихся своими мощным позициями на внутреннем потребительском рынке, и диктующих свои условия. И в результате проигрывают и потребители, и производители – основные сегменты, которые должны быть бенефициарами производственно-торговых процессов. Но бенефициарами становятся торговые сети, торговые посредники. И все это является крайне негативным фактором», говорит экономист.

Э. Мамедов считает, что все перечисленные фундаментальные причины устранимы, если государство будет больше инвестировать, создавать лучшие условия для льготного кредитования сельхозпроизводителей, и, конечно же, устранит монополистические тенденции, в частности на продовольственном рынке, на потребительском рынке. В противном случае добиться устойчивых и доступных цен на внутреннем рынке будет крайне сложно.

Яна Мадатова