Стал ли мир ближе?

Стал ли мир ближе?

«Саммит мира» в Швейцарии завершен. Составлено и подписано итоговое коммюнике — правда, нет ясности, сколько стран из числа участников встречи его действительно поддержали. Тем более что отзыв подписей продолжается. Но насколько этот саммит приблизит мир в Украине?

Впрочем, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться: а что вообще представляла собой встреча в Швейцарии? Мирные переговоры? Отнюдь. Для такого формата требовалось участие России. Да и, начистоту говоря, такой процесс не терпит публичности. Смотр сил коалиции по поддержке Украины? Это уже ближе к истине, но заявлений в поддержку Украины наслушались выше крыши. А конкретную помощь обсуждают в другом формате — «Рамштайн».

Как минимум имеет право на существование версия, что встреча в Швейцарии — это «зеркало» сегодняшней двойственной ситуации в мировой дипломатии, где уже начинают понимать, что мантра «только мирным путём, только за столом переговоров», увы и ах, не работает. Примеров множество — от азербайджанского Карабаха, где конфликт после четверти века бесплодных переговоров был решен военным путём, до Украины, где «Минский процесс», «нормандский формат» и т.д. не только не урегулировали конфликт, но и не стали страховкой от новой войны. Но отказаться от прежних постулатов в стиле «главное — прекратить кровопролитие» и признать приоритет сугубо военных мер политики и дипломаты, особенно из числа переобувающихся на ходу «розовых пони», тоже не могут.

Тем не менее, при всей неоднозначности итогов встречи в Швейцарии, Украине есть что записать себе в актив. Официальный Киев решал — и успешно решил — другую задачу: продемонстрировать широкую международную поддержку своей «формулы мира» без территориальных подарков Москве. Более того, сам факт обсуждения проблем Украины без участия России в Киеве не без оснований считают своим большим дипломатическим успехом. Они даже проводят параллели со встречами в Тегеране, Потсдаме и Ялте.

Другой вопрос, что по крайней мере пока Москва эту формулу мира принимать не желает. В те же дни, когда в Швейцарии работал «саммит мира», Кремль очертил свой мирный план, согласно которому под контролем Кремля остаются не только Крым и Донбасс, но ещё и Херсонская и Запорожская области Украины, включая и их участки, которые сегодня под контролем законных украинских властей. Но мир на таких условиях, которые скорее напоминают капитуляцию, Киев вряд ли примет. Тем более что встреча в Швейцарии решила для Украины ещё одну очень важную задачу: после такого саммита со столь широким участием многим западным лидерам, типа того же Эммануэля Макрона, будет куда труднее выбрасывать инициативы в стиле «дипломатии Даладье» и советовать Украине поделиться территориями ради всеобщего спокойствия.

Но в практическом измерении всё это означает, что в ближайшие недели и месяцы мира в Украине, увы, не наступит. Более того, как бы печально и цинично это ни звучало, условия мира или даже перемирия во многом определят итоги «голосования пулями». То есть итоги реальной войны.

В самом деле, если в феврале 2022 г. многим действительно казалось, что Украина обречена, то теперь нет сомнений: Киев держится. Да, прошлогоднее контрнаступление Украины не достигло ожидаемого успеха, но назвать ошеломляющей победой России бои под Харьковом нынешней весной тоже не получится. Особенно на фоне понимания, что неудачи ВСУ стали результатом задержки западной помощи, но теперь, когда эта помощь подъехала, расклад сил изменился. И самое главное, недавно Украина получила право использовать западное оружие для ударов по целям на территории России. Да, пока речь идёт об ограниченном и точечном использовании. Но это решение президента США Джо Байдена уже назвали историческим. Украинская армия уже наносит удары по скоплениям российских войск, штабам и военным колоннам под Курском и Белгородом.

Более того, не исключено, что «линейка» оружия, из которого Украине будет позволено бить по целям на международно признанной территории России, будет расширена — со всеми вытекающими, а точнее говоря, прилетающими. А значит, под ударом могут оказаться и Новороссийск, куда перебазируют Черноморский флот, и Сочи, если там появятся военные корабли, и Ростов-на-Дону, и российские военные корабли на Каспии — с них уже запускали «Калибры» по украинским городам. Более того, разрешение Вашингтона использовать против целей на территории России американское оружие дополнительно легитимизирует право Украины бить по территории РФ оружием собственного производства. А это не только разгром военной колонны в Курской области при помощи FPV-дронов, но и удары в глубину территории России — по Санкт-Петербургу, по НПЗ в Башкортостане, по загоризонтной радиолокационной станции на Урале.

И самое главное, всё это существенно повышает «цену войны» для российского общества. Где уже меняются настроения. Свою социальную цену имеют и санкции, и милитаризация экономики, и уж тем более «волны» мобилизации — родственники «мобиков» и «чмобиков» уже протестуют перед зданием Минобороны РФ. «Маленькая победоносная война» хороша для рейтинга власти, пока она маленькая и победоносная, но когда она становится тяжёлой, вязкой и далеко не победоносной, всё меняется. Пусть медленно и не очень эффектно, но неотвратимо. Так что HIMARS грозит разрушить на территории России не только РЛС под Белгородом…

Нурани, обозреватель